Брегович «срезал» россиян на Евровидении

В пылу еще не остывших эмоций после юбилейного финала международного Песенного конкурса «Евровидение-2005» появляются новые светские подробности. Так, говорят, что одна из российских групп, не надеясь переплюнуть в национальном отборочном туре протеже могущественного Филиппа Киркорова, безуспешно пытала счастье в чужих краях.

Взяв пример со своих европейских коллег, ее музыканты выставили свою кандидатуру на национальный конкурс Сербии и Черногории. Поначалу ребятам даже везло: они вышли во второй тур и мели все шансы дойти до финала, но тут к  жюри обратился балканский композитор Горан Брегович и «сыграл» амбициям россиян похоронный марш.

Культовый музыкант заметил, что представленная ими конкурс композиция подозрительно похожа на его песню «Подполье», написанную специально для одноименного фильма известного югославского кинорежиссера Эмира Кустурицы. Последний в этом году председательствовал в главном жюри Каннского кино-фестиваля. Давление такого авторитета сработало: российская группа признала, что использовала для конкурсного номера старинную югославскую мелодию, а согласно правилам «Евровидения» подобное не допускается: конкурсанты должны представлять совершенно новую оригинальную композицию. Незадачливым авантюристам не оставалось ничего другого, как собрать вещи и вернуться домой. А восстановивший справедливость Брегович собирается в полуторагодовое международное турне. Начнется оно 3 июня в Тайланде, а накануне, 2 июня, буквально перед самым отлетом в Азию композитор и его «Оркестр свадеб и похорон» дадут грандиозный концерт в Киеве на Михайловской площади.

Пятидесяти пяти летний музыкант находится сейчас на пике своей славы. А начиналась его карьера в Сараево в 1966 году. Тогда шестнадцатилетний парнишка с гитарой и его друзья играли для души музыку «Битлз» и подрабатывали в стриптиз-барах. Именно там его сознание и пропиталось чутьем этнической музыки: в стриптиз-баре, где они чаще всего играли был очень популярен казачок. После такой «школы» нет причин удивляться эпатажу, традиционно характерному Горану Бреговичу и проявляющемуся в самых разных вещах. Например, во время концерта солист его  группы мог в первом отделении выступать в образе маршала Тито, а во втором – начальника фашистского концлагеря. Сейчас одно только название его оркестра говорит о многом: «Оркестр свадеб и похорон». Говорят, что даже когда Брегович писал поп-музыку, он все равно умудрялся оставаться в какой-то субкультуре.

Он прошел через разные музыкальные направления, работал в разных странах. Это очень хорошо слышно в его  саундтреках к гениальным фильмам загадочного Эмира Кустурицы. Кстати, после серии художественных фильмов, выделивших среди киноманов чуть ли не отдельный культурный слой: «Сны Аризоны», «Белый кот, черная кошка», «Королева Марго», «Время цыган» и «Подполье», два мэтра поссорились. Как теперь будут звучать фильмы Кустурицы еще трудно судить, но бесспорно одно – без музыки Бреговича они не имели бы того ошеломляющего успеха, который есть сейчас.

Композиции Горана Бреговича – это безумный коктейль, где переплетаются самые разные культуры самые разные направления. На одном концерте у него могут звучать древние кельтские напевы и зажигательные цыганские песни. В его музыке есть тоска и нежность и сбивающий с ног своим драйвом энергичный колорит. Он близок и понятен людям любых социальных слоев  и музыкальных вкусов.

 

Анжелика Леонтьева

“Комсомольская правда”, 27 мая 2005 года