“Эти выборы могут оказаться огромным сюрпризом для всех”, – Инна Богословская

УвеличитьЪ продолжает серию интервью с кандидатами на пост президента. Одна из участниц избирательной гонки, внефракционный депутат ИННА БОГОСЛОВСКАЯ, рассказала корреспонденту Ъ АЛЕКСАНДРУ СВИРИДЕНКО, что у нее есть все шансы стать главой государства, поскольку большинство избирателей пока не определились со своим выбором. Она также сообщила, что в случае избрания на пост президента намерена провести эмиссию гривны для решения социальных вопросов.

– Если верить последним соцопросам, шансов стать президентом у вас немного. Зачем вы продолжаете борьбу?

– А я совсем по-другому оцениваю ситуацию. Каждый день растет число тех, кто не определился со своим выбором. Каждый день все больше людей отворачиваются от своих бывших идолов – от Тимошенко отворачивается Западная Украина, от Януковича – Юго-Восточная Украина. Последние реальные опросы – не те, которые нам втюхивают политтехнологи, а заслуживающие доверия социсследования в регионах – показывают, что около 60% людей, собирающихся голосовать, не определились с кандидатом. Если говорить об исследованиях, проводимых на общенациональном уровне, то социологи сами признают, что из 100 предложенных анкет отвечают только на 35, то есть 65 человек отвечать отказываются. Это значит, что сегодня никакие социологи не могут реально сказать, о чем думают украинцы. Украинцы держат большую фигу в кармане, и эти выборы могут оказаться огромным сюрпризом для всех.

– Ваша программа содержит множество обещаний – от обеспечения теплом всех населенных пунктов до строительства молодежных клубов. Где вы собираетесь брать деньги?

– Можно сколько угодно рассуждать о великих идеях, но когда в стране у абсолютного большинства жителей, прежде всего на юго-востоке, нет воды, тепла, канализации – это означает, что Украина развивается как посттоталитарная страна. Первая и самая главная задача, которая стоит перед Украиной,– обеспечить современные стандарты жизни каждому человеку. Для того и существует Нацбанк, чтобы иметь возможность эмитировать деньги для капитальных вложений, тех же госзаказов для реформы ЖКХ, железных дорог, энергетики. Это те инвестиционные проекты, под которые государство не только может, а обязано печатать деньги, вкладывать их туда. Потом, через 8-18 месяцев, когда эти деньги выйдут в потребительский оборот, грамотный министр финансов всегда сумеет их собрать и вывести из оборота.

– До начала избирательной кампании вас успели обвинить в разжигании сепаратистских настроений. Так были поняты ваши призывы к децентрализации власти. Насколько эта идея востребована в регионах?

– Поддержки идеи сепаратизма в народе нет. Отделения от Украины не хотят даже крымчане, хотя еще пять лет назад 80% жителей полуострова хотели присоединиться к России. Сегодня этот процент очень низкий, и такая ситуация сохранится при одном условии: если мы наполним статус автономии реальным содержанием – дадим им возможность самостоятельно регулировать налогообложение, решать вопросы землепользования… Нынешней Конституции Крыма абсолютно достаточно. Не нужно ничего добавлять. Просто нужно дать людям возможность почувствовать себя хозяевами на своей земле.

– Последнее время вы очень активны в Крыму. Делаете ставку на выборы в Верховный совет АРК?

– Это не главная ставка. Просто так получилось, что в Крыму мы начали избирательную кампанию 18 июля – на два с половиной месяца раньше, чем по стране. В силу этого сейчас в Крыму имеем второй результат – популярнее нас только Партия регионов. А если ПР будет совершать те ошибки, которые совершает каждый день, то вполне возможно, что блок Инны Богословской “Остров Крым” получит большинство мандатов в крымском парламенте, во всех местных советах автономии и Севастополе.

– Со своих плакатов вы обращаетесь к избирателям с вопросом “Хотите еще пять лет такой жизни?”. Почему вы не выбрали более агрессивный лозунг?

– Это “входной” лозунг. Сейчас вы увидите новый: “Стране нужна новая власть и президент-защитник!”

– Вы предлагаете снова избирать народных депутатов и депутатов Верховного совета Крыма по смешанной системе, а депутатов местных советов – по мажоритарной системе. Намерены ли вы вернуться к руководству партией “Вече” или останетесь беспартийной, как сейчас?

– Посмотрим. “Вече” будет принимать активное участие во всех местных выборах. Но я убеждена, что сегодня президентом страны должен стать человек не под партийными флагами.

– Нынешняя кампания – это инвестиция в выборы депутатов местных советов в мае 2010 года?

– Это общая дорога. “Вече” – партия будущего. Когда-то я пошутила, сказав, что хочу, чтобы на моей могиле были венки от партии “Вече”. Уверена, так и будет.

– Вы проводите агитацию только на востоке и юге страны?

– Это не так. Нас мало только в Галичине, и еще мы не заезжали в Ровно. Во всех остальных областях мы есть. Депутаты партии “Вече” представлены от Черновцов до Херсона. Их нет только на Донбассе и в Крыму, поскольку противостояние “оранжевых” и “бело-голубых” в 2006 году сделало невозможным прохождение какой-то третьей силы.

– Вы обещаете предоставить официальный статус русскому языку. В этом вас поддерживает кто-либо со стороны российских партий, политиков?

– Что за некорректный вопрос?

– Например, лидера Компартии Петра Симоненко, который также обещает сделать русский язык вторым государственным, поддерживает лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов. Виктор Янукович гордится дружбой с лидерами партии “Единая Россия”, возглавляемой Владимиром Путиным…

– Это украинский комплекс неполноценности: мы тысячелетиями искали силу, к которой надо примкнуть. Хватит к кому-то примыкать! Сейчас русский язык признан обязательным для изучения на всем постсоветском пространстве, кроме Украины, а также в Китае, Индии, Бразилии. С 1 сентября этого года в штате Нью Йорк (США) русский язык признан обязательным для изучения. На этом языке будет разговаривать 3 млрд людей. Мы должны понимать, что наше природное двуязычие – преимущество. А то, что сейчас происходит с языком,– безумие. Требование подавать заявки на изобретение, объем которых может составлять 10 томов, только на украинском языке, привело к тому, что Украина потеряла практически все изобретения. У нас нет современного технического украинского словаря, терминологии, переводчиков.

– Ваш неожиданный разрыв с фракцией Партии регионов (ПР) многие восприняли как договорную игру. Вас пытались остановить? Вы обсуждали свое решение с Виктором Януковичем?

– Напомню, что Виктор Янукович пригласил меня лично войти в первую пятерку избирательного списка Партии регионов на досрочных парламентских выборах 2007 года. Тогда была очень сложная ситуация, и Партии регионов нужно было усиливать команду. Для моей родной партии “Вече” было очень важно получить представительство в парламенте, а для Партии регионов – свежую кровь. После того, как мы выиграли и одновременно проиграли выборы, Партия регионов находилась в бесконечных переговорах – то с Ющенко, то с Тимошенко. Партия так и не стала оппозицией, и по этому поводу у меня с коллегами были постоянные конфликты. За полтора года, которые я была с ПР в парламенте, я дважды заявляла о том, что кладу партбилет. Очень сильный конфликт у меня возник из-за законопроекта о госзакупках. Тогда я сказала Виктору Януковичу: если этот закон будет поддержан, я сдаю партбилет и начинаю публичную оппозиционную борьбу со всем этим коррупционным беспределом. Затем я делала все возможное, чтобы не допустить сговора ПР и БЮТ по разделу страны. А когда в мае я узнала, что через неделю Янукович и Тимошенко подпишут текст новой, совершенно жуткой Конституции, и будет заключен большой договор о разделе Украины, условно говоря, на пять семей, я поняла, что мой единственный выход – сделать эту информацию публичной. Одновременно с заявлением для СМИ я отправила Януковичу личное письмо, в котором изложила свою позицию. Тогда же я заявила, что буду бороться за пост президента. По результатам выборов мы посмотрим, чья политика была правильной.

– Как вы собираетесь строить свои отношения с Партией регионов после выборов президента?

– Сегодня украинская власть настолько прогнила, что нет никаких шансов договориться с БЮТ или ПР о совместной реализации программ. Переплетение этих политических монстров очень плотное. К примеру, Лозинский (бывший народный депутат Виктор Лозинский, подозреваемый в убийстве.–Ъ) был доверенным лицом Януковича, затем стал доверенным лицом Тимошенко. И таких людей масса – тех, кто служил одному богу, затем другому…

– Так, может, они и есть настоящие политики? Они, по крайней мере, умеют договариваться.

– Договариваться и находить решения – разные вещи. Я сторонник находить решения и большой в этом специалист. Но украинская политика сегодня превратилась в политику подковерных тусовок, дешевую попсу. Политики как таковой сегодня вообще нет.

– Вы упомянули о блоке “Остров Крым”…

– Поговорим о нем, когда блок будет создан. Сейчас действует общественное движение. На этих выборах мы проверим, кто умеет держать слово, работать, не бояться трудностей.

– Каким вы видите Севастополь после 2017 года?

– Лучше говорить о том, каким он должен стать до 2017 года. Украине нужно получить статус нейтрального государства, а при наличии военно-морской базы России нам это будет сделать практически невозможно. Именно поэтому я предлагала на время действия договора по ЧФ РФ перевести Севастополь под двойное управление России и Украины. А что касается флота вообще, я продолжаю утверждать: если в Севастополе не будет российского флота, и к тому времени не будет создан украинский флот, там обязательно будет флот другого иностранного государства. Только наивные люди могут говорить о том, что Севастополь должен стать туристическим центром. Севастополь – это военный форпост, который обеспечивает баланс сил в Черноморском регионе. Я убеждена, что Севастополь, пока мир будет в таком состоянии, как сейчас, должен быть военно-морской базой. Я была бы рада если бы это была военно-морская база Украины с сильным флотом. Но я продолжаю утверждать, что категорически против того, чтобы там оказался флот другого государства.

– Кто финансирует вашу кампанию?

– У меня огромное количество партнеров, тех, кто пойдет на парламентские и местные выборы. Мы работаем в складчину. Если вы ищите среди нас олигархов, то их нет.

– Сколько денег вы тратите на кампанию ежемесячно?

– Я не хочу на эту тему говорить. У меня есть финансовый департамент, они этим занимаются.

Коммерсант