Финансовый кризис – сигнал к глобальной переделке мира

Пять лет назад, 23 ноября 2003 года, в Грузии произошла «революция роз», а почти ровно через год – 22 ноября 2004 года – «оранжевая революция» потрясла Украину. Каких событий стоит ожидать в будущем?

УвеличитьОб истоках и последствиях «цветных революций» в эксклюзивном интервью AIF.RU рассказала народный депутат Верховной рады Украины Инна Богословская:

– Мы должны признать, что сегодня политика во многом восприняла эстетику шоу. Те, кто этого не понимает – а это почти все консерваторы в мире, – начинают проигрывать. Вдумайтесь, что принесла «оранжевая революция» в эстетику Украины. Это совершенно другая политическая эстетика, очень похожая на театрализованное представление. Это сцены, это песни, это слоганы, ленточки, звук, цвет, темпоритм…

– А что осталось «за кадром», о чем не говорила официальная пресса?

– У нас во время оранжевой революции ездили машины по городам, и если они бибикали три раза, это означало «Ю-щен-ко», а если они бибикали четыре раза, это означало «Я-ну-ко-вич».

Это тоже эстетика оранжевых революций. Мы должны признать, что, очевидно, перелом произошёл уже надолго, и все политические силы, даже консервативные, даже привыкшие к очень серьёзному подходу, к серьёзным государственническим позициям, должны следовать этой эстетике. Они должны понять, что политическая мода диктует уже свою эстетику: это правильные слоганы, правильные названия: сравните: «оранжевая революция» и «Великая Октябрьская социалистическая революция», и сразу поймёте разницу между «серьёзным» отношением к политике, и «театральным».

– С чем связаны эти перемены в подходе к политике?


– Это правило, которое диктуется сегодняшними людьми, это правило, которое диктуется виртуальным пространством, в том числе, интернетом, более быстрыми способами коммуникаций, к огромному сожалению, более попсовыми, то есть менее содержательными, более популярными.

Кстати, на самом деле революции ни в Грузии, ни на Украине, не произошло, потому что первый и главный признак любой революции – это смена политических элит. И в Грузии, и на Украине произошли дворцовые перевороты: просто одна власть насильственно сменила другую власть, воспользовавшись в своих интересах доверием и огромным желанием перемен у людей. Качественных изменений они не принесли, но привели к огромным противостояниям внутри самих стран.

– Что значит оранжевый цвет для Украины, почему именно он был выбран идеологами переворота?

– Оранжевый цвет по своему определению вызывает возбуждение. Все психологи знают, что это самый возбуждающий к активному, агрессивному действию цвет. Сочетание черного с жёлтым – это самые возбуждающие цветовые мотивы. Это совершенно естественный психологический ход, потому что нужно было возбудить толпу и поддержать возбуждённость толпы. Практически во всех странах, где прошла цветная революция, оранжевый цвет присутствовал так или иначе.

– Кто продумывал атрибутику и план проведения революции?


– Сегодня никто уже не может вспомнить, кто был автором. Очень точные лозунги придумывали, в частности, американские технологи, которые в огромном числе участвовали в проекте протяжении многих лет. Они работали над схемой переворота практически с момента прихода администрации Буша.

–  С ноября 2000 года?

–  Совершенно верно, и уже в декабре 2001 мы получили образование движения «Украина против Кучмы». Уже в марте 2001 мы получили первые уличные акции, палатки, и на самом деле, посольство США очень участливо относилось к этим событиям. Конечно же, «оранжевая революция» началась не осенью 2004 года. Она началась зимой 2001-го. И это было начало экспорта идеологии псевдодемократии администрации Буша, который завершился «оранжевой революцией».

– Будет ли её годовщина отмечать на Украине?

– День свободы, – так назвал 22 ноября президент Ющенко и издал указ о государственном празднике. Но уже ко второй годовщине «оранжевой революции» праздника уже никакого не было. Выходной был, но уже на майдане никого не было, потому что «оранжевая» команда друг друга перегрызла, началась эта жуткая война за полномочия внутри одного электорального поля, двух бывших лидеров переворота.

УвеличитьКстати в Грузии та же самая дуальность «мужчина – женщина»: в Тбилиси «Саакашвили – Бурджанадзе», у нас – «Ющенко – Тимошенко». Только на самом деле психологическими двойниками они являются крест-накрест. Эти дуальные пары и там, и там, стали врагами не на жизнь, а на смерть, и продолжают воевать за электоральное поле.

– Почему это происходит?

– Потому что любой экспорт, любая искусственно внедрённая идеология, которая самим обществом ещё не прожита, не востребована. Это – идеология, под которую специально ищутся по принципу того же центрального действа персонажи – красивые, понятные, харизматические – и искусственно подгоняются под ту роль, которая для них готовится.

Потом они не справляются с этой ролью. Как Саакашвили не справился с ролью президента. Сейчас мы видим, что его действия похожи на истерию человека, который не справляется с тем объёмом полномочий, которые у него есть. Так же и у нас: ни Ющенко, ни Тимошенко не справляются с властью, за которую они так воевали.

– Какие прогнозы есть у вас по будущим выборам? Кто останется у власти?

– Сегодня Ющенко спустился до очень низкого рейтинга, а Тимошенко на сегодняшний день, кстати, боится идти на выборы, потому что её рейтинг тоже обвалился очень сильно по базовым центральным регионам.

Ещё раз повторю: всё искусственное рано или поздно приводит к краху. Будем считать, что у нас сегодня этот процесс. Это очень показательно, это одна из частей глобального кризиса идеологии в мире. Тот кризис, который мы уже сейчас ощутили на себе, – (финансовый кризис – Прим. ред.), является только одним из сегментов глобального цивилизационного кризиса, который имеет столетний цикл.

– Что вы имеете в виду, говоря о «столетнем цикле»?

– Если мы с вами на сто лет назад открутим историю, это Первая мировая война, Октябрьский переворот, большевизм, тирания, потом Вторая мировая война.

Если мы ещё на сто лет вернёмся, это наполеоновские войны, которые привели к гибели четырёх империй, краху шести монархий. Это была полная реконструкция, то есть перемоделирование мира.

Если мы вернёмся ещё на сто лет назад, это петровские реформы, которые тоже практически поменяли глобальные устои взаимоотношений, по крайней мере, на нашей земле, на нашей территории.

Поэтому мы должны понимать, что эта попытка глобального экспорта идеологий – тоже часть всемирного кризиса.

– Почему Ющенко совместил в этом году День Голодомора и годовщину «оранжевой революции»?


–  Это – ещё одно подтверждение того, что «оранжевая» идеология на сегодняшний день исчерпана. Это как раз и есть «начало конца» «оранжевой» идеологии. То, что в этом году одна из самых трагичных историй народа – Голодомор – превращается опять в фарс, к огромному сожалению, вместо глубокого осмысления этой интернациональной трагедии… С попытками разогнать антироссийские настроения путём «празднования Голодомора» – это очень грустно… Более того: само словосочетание «празднование Голодомора» – звучит страшно…

Тамара Миодушевская

“Аргументы и факты”
21 ноября 2008