И.Богословская: «Если свести Ющенко и Тимошенко – это национал-социализм»

О расколе в Партии регионов, последствиях для Украины кредита МВФ и о многом другом в эксклюзивном интервью From-UA рассказала…

… народный депутат Украины, член фракции «регионалов» Инна Богословская.

From-UA: – Инна Германовна, как вы думаете, не вызовет ли кредит МВФ, полученный Украиной для выхода из кризиса, другие, более серьезные проблемы?

И.Богословская: – МВФ и Мировой банк были созданы для расширения влияния доллара в мировой экономике как единственной резервной валюты Об этом договорились сразу после Второй мировой войны в рамках нового мирового порядка. В сфере мировых финансов был создан монополист — один-единственный эмиссионный центр — США. При том доллар не перестал быть и национальной валютой США. Если в Евросоюзе евро – это валюта, которая не является национальной валютой ни для одного государства, а является валютой, обслуживающей консорциум государств, то доллар остался валютой, которая находится в полном распоряжении национального правительства США, но при этом обслуживает всю мировую экономику.

Этот единственный центр сегодня рухнул. В последние годы МВФ и видно не было, потому что всякая его «работа» заканчивалась крахом для государств, получавших финансовую помощь. Делались такие вливания только для того, чтобы поддержать доллар как господствующую валюту. Фактически мы сегодня имеем то же самое. Кредит МВФ – это временная мера по укреплению долларизации украинской экономики. Никакой системной пользы для Украины это не принесет. Это как временный передых, как капельница. Но это не лекарство. Капельница с физраствором – промыть немножко организм и дать немножко подышать. Конечно, никаких системных проблем это не решит. Но между тем мы сейчас фактически удвоили внешний долг.

Другое дело, что у этого бездарного правительства сегодня другого выхода не было. Потому что оно угробило национальную экономику. У нас сначала буйно расцвел национальный кризис и страна была доведена до температуры 39. А затем этого больного накрыл еще импортированный вирус – и стало 42. Поэтому тему внешнего заимствования от внутреннего кризиса отрывать ни в коем случае нельзя. И нужно понимать, что это комплексная болезнь, которую придется лечить не этой власти.

From-UA: – Как вы оцениваете, сможет ли действующая власть эффективно справиться и с политическим, и с финансово-экономическим кризисом?

И.Богословская: – Чтобы ответить на этот вопрос, нужно проанализировать три этапа прихода дуэта Ющенко – Тимошенко во власть. Первый – это когда Ющенко стал премьер-министром. Чем закончился тот этап? Самой высокой инфляцией за время стабилизации — 25%. Было сворачивание национального производства, увеличение импорта, создание новых монопольных схем на нефтегазовом рынке. Все потому, что Тимошенко сидела тогда на ТЭКе. Но тогда это можно было счесть эпизодом, ведь вся система была другой. Эти «инородные» для той системы «тела» не смогли справиться с проблемой, и их сняли, потому что была раскручена инфляция, реальная экономика стала разваливаться. Именно по этой, а не какой другой причине сняли Ющенко. Тогда впервые в Украину «зашли» невероятно циничные американские политтехнологии.

Второй этап: Ющенко – Президент, Тимошенко – премьер-министр. Сразу после прихода Тимошенко на должность был ликвидирован Совет экспортеров при Кабинете министров и создан Совет импортеров. Тогда на это почти никто не обратил внимание. Но такая трансформация продемонстрировала концептуально другой подход к экономике. Сейчас уже не происходит таких смен советов при Кабмине, но идеология та же: задавливается национальный производитель (и делается это совершенно умышленно). Взамен представляются максимальные преференции для импорта. Во время их второго визита во власть внешнеторговое сальдо почти выровнялось — за 8 месяцев безумной политики у нас осталось где-то около 2 млрд. положительного сальдо.

Финансисты никогда не бывают патриотами. Деньги – это материя, не привязанная ни к чему – ни к территории, ни к нации. Кроме того, Тимошенко как политик-экстремист не заинтересована в наличии сильного национального капитала, потому что он всегда способен оказать власти сопротивление внутри страны. Поэтому любая экстремистская политическая сила всегда делает национальный частный капитал государственным. Как у большевиков: „Сделаем всю собственность государственной, а государство своей собственностью”. Итак, второй приход ознаменовался: реприватизацией, политикой импорта вместо политики экспорта, искусственной ревальвацией гривны и популистскими лозунгами, которые точно невозможно выполнить. Все мы помним рассказы о профессиональной армии за 4 месяца и выплате 132 млрд. долга Сбербанка за 2 года. Если провести аналогию с большевиками, что мы увидим? Умение неистово пообещать то, что априори невыполнимо. Таким образом идеология Тимошенко – это необольшевизм. Мы, к сожалению, повторяем с тупостью непросвещенных людей одни и те же исторические модели.

Третий приход ознаменовался наглостьюкоторая вызвала страх и в Европе, и внутри страны. Вы помните эту царственность? Тимошенко не хватало только горностаевой шубы. Помните, объявление, что будет проведен аукцион ее платьев… Это проблема нашей страны: как только приходит кто-то из псевдодемократов к власти, мы тут же получаем нового царя и царицу.

Назовите хоть одного человека с Майдана, который был приведен к власти в результате так называемой „помаранчевой” революции? Это была не революция, это был дворцовый переворот, в ходе которого использовали миллионы людей, желавших действительно смены элит. Но Майдан привнес только другую политическую эстетику: шарики, флаги, палатки, барабаны.

Помните у Жванецкого: «Женщина должна: раз – возбуждать, два – успокаивать». Вот и политика должна: раз – возбуждать, два – успокаивать. А этого не было. Активизация масс обернулась трагедией для тех же самых масс. Если мы сейчас не отправим на пенсию этих псевдодемократов оранжевых, то будущее у нас будет такое же, как было у большевизма.

From-UA: – Если отвлечься от критики Тимошенко и Ющенко, то какое лекарство от кризиса вы бы посоветовали для Украины?

И.Богословская: – Такие лекарства есть. В народе они непопулярны. Для того, чтобы бороться с инфляцией, есть всего два выхода. Либо увеличить импорт, дешевый и некачественный. Либо – стимулировать национальное производство. Если мы увеличиваем импорт, то мы уменьшаем инфляцию, но всю добавленную стоимость вывозим из страны. Если мы инвестируем в национальное производство в виде льгот, прямых государственных инвестиций, кредитов и так далее, то инфляция продлевается на длительный срок, потому что это длительные циклы.

Когда-то мне рассказывал один человек, который работал министром финансов в первый приход Тимошенко к власти, о стиле работы того Кабмина. Тимошенко его пригласила и спросила, что нужно делать для страны. Он ей написал очень серьезный документ. Когда она увидела, что для реализации программы понадобится от 3 до 5 лет, сказала: «Это мне не подходит». Вот это подход популистов, который их сильно отличает от реальных государственников. Если мы сейчас говорим о государственном подходе, нам необходимо понять: сегодня гривна уже не стоит столько, сколько ей нарисовали. Реально она должна стоить значительно меньше, ее пнужно девальвировать. Если помните, когда Ющенко пришел к власти, то он сразу обвалил гривну в 2 раза, потому что иного пути для выхода из дефолта не было. Сейчас нам надо делать то же самое. Но если Ющенко обвалил гривну и завалил страну импортом, то сейчас надо реально инвестировать в национального производителя.

До тех пор, пока где-то что-то производится — растет надстройка над реальным производством в виде ценных бумаг, расписок, деривативов. Если производство прекращается, то оказывается, что вся эта пирамида – колосс на глиняных ногах. И это требует пересмотра всех финансово-производственных моделей в мире. Поэтому 15 ноября в США на саммите «G20» начался достаточно длительный процесс смены финансовой модели мира.

From-UA: – Как именно она изменится?

И.Богословская: – Есть три столпа, на которых стоит мировая экономика после Второй мировой войны: доллар как единственная резервная валюта; принципы ООН о суверенности границ, суверенитете и праве на самоопределение; Хельсинские соглашения, связанные с разоружением.

Все эти три кита сегодня находятся в коме. С валютой понятно. На Косово закончилась незыблемость принципов ООН, поскольку был грубо нарушен устав организации. А Хельсинские соглашения, с помощью которых была фактически остановлена гонка вооружений, сегодня нарушены США и теми ядерными странами, которые отказались стать членами ядерного клуба. Cегодня в мире сложилась ситуация, когда ядерных стран, входящих в соглашение по нераспространению меньше, чем ядерных стран, не входящих в этот клуб. Мир сегодня стоит на пороге либо добровольного пересмотра всех основ, либо масштабной мировой катастрофы. Популизму места не останется, потому что он ялвяется признаком балансирования на грани войны и мира. В этом смысле победа Обамы в США означает, что и мир, и население этой огромной страны, которая долгое время была центром всего, осознали необходимость системных изменений.

В Европе сейчас мы также видим вытеснение популистов. Приходят жесткие прагматики, преимущественно правые. Меркель, Саркози… В Великобритании придут тори к власти – это тоже правые. Сейчас очень важно, чтобы мы сделали правильный вывод. У нас сейчас во власти национал-популизм. А у нас слишком жива память, как платит нация за национал-популизм. Четыре года – это пока еще очень мало. Если мы будем разумны, то сможем эту дьявольщину остановить. Если мы этого не сделаем, у нас будет реально кровавое будущее. Те, кто говорят, что такое невозможно в 21 веке – это люди, которые просто не понимают, как это происходило раньше.

From-UA: – Теперь, если позволите, поговорим о Партии регионов и тех процессах, которые в ней происходят? Можно ли это назвать расколом?

И.Богословская: – В каждой политической силе всегда есть три крыла: больше левое, больше правое и центристы. Не бывает монолита. Даже если это тоталитарная группа.

В Партии регионов есть группа, которая считает, что союз должен быть обязательно с Тимошенко – тогда у нас будет 300 голосов, тогда мы все «порешаем», конституционную реформу проведем, и никто тогда вообще головы не поднимет, потому что у нас будет конституционное большинство, и всех, кто не с нами, «закатаем под асфальт». Таких людей немного. Я с самого начала была против. Но фактически вся фракция была готова к союзу с Тимошенко. Мол, ясно, что коррупционеры до мозга костей, но давайте на какое-то время создадим коалицию, поменяем Конституцию, будем считать, что это плата за то, что нужно провести конституционную реформу. Но когда начались переговоры с БЮТ, стало очевидно, что с ними вообще дела иметь нельзя. Они стали предлагать законы, в которых было, например, по 10 «тендерных палат». Мы увидели истинное лицо БЮТ, их намерения. А смысл этих намерений оказался только в том, чтобы создать абсолютно тоталитарную схему власти в стране и раздать мальчикам и девочкам, которые там столуются, огромные шматы государственных бюджетов. Чтобы они за счет этого хорошо жили. Понятно, что такие люди не могут быть партнерами.

Есть группа, которая ориентирована на Банковую. Они пытаются донести правильную идею, которую я высказала еще в 2006 году, что Украину спасет только широкая коалиция западных и восточных политических сил. Потому что в таком расколе мы ничего реально не произведем. Но сегодня и это уже стало невозможным в силу того, что Ющенко стал проводить жестко националистическую политику, которая неприемлема для страны.

Если Тимошенко имеет своей целью получить абсолютную экономическую монополию на сердца, то Ющенко – монополию на мозги. Он пытается из нации вытянуть содержание мозгов и вставить туда свое видение истории, будущего, настоящего.

А вот под всеми последними экономическими высказываниям Ющенко в принципе можно подписаться. Он наконец-то вернулся к своей грамотной экономической модели и стал говорить: никакой приватизации, развивать национальное производство, вернуть стране статус экспортера и так далее. Под всем этим можно подписаться, но куда при этом деть насильственное втягивание в НАТО, переписанные учебники, принудительную украинизацию? Это вещи из средневековья. Он предлагает стране другое содержание. Например, русский язык. Сегодня Индия и Китай ввели обязательное изучение русского языка, поскольку понимают: это язык, который будет языком экономического общения приблизительно для 3 млрд. человек, проживающих в евразийской зоне. Сейчас во всех европейских странах спецкурсы русского языка стали наиболее популярными. Для Украины знание русского языка уже является конкурентным преимуществом, которого наш Президент хочет нас лишить.

Нацию заставляют учить украинский язык, на котором кроме нас никто не говорит. Зона его употребления все время уменьшается, он вообще не конкурентен. Когда сейчас говорят, что надо Интернет сделать полностью украиноязычным, я спрашиваю: а зачем? Если Интернет – это средство общения, то с кем мы будем общаться? Друг с другом? Так давайте тогда построим новую китайскую стену – украинскую – вокруг всей страны и начнем глэчики делать. Национальная идеология, которую предлагает Ющенко, вредит экономической, информационной интеграции страны со всем миром. Нужно ли изучать украинский язык? Обязательно, потому что это часть национальной самоидентификации. Но почему голландцы имеют три обязательных к изучению языка? Потому что они понимают, что голландский – это их национальная самоидентификация.

Теперь давайте посмотрим: если бы Ющенко с этим пакетом предложений вышел на президентские выборы в 2004 году (НАТО, перевод всех СМИ на украинский) он бы стал Президентом? Никогда в жизни! Если бы Тимошенко вышла на Майдан с лозунгами реприватизации, ослабления национального производителя, расширения импорта, НАТО, под которым она тайно подписалась – Майдан бы выбрал этих людей? Нет. Вот это двойные стандарты и сплошной обман. Они шли под одними лозунгами, говорили о том, чего заведомо не собирались делать.


From-UA: – Многие избиратели, голосовавшие за Партию регионов, считают, что она не выполняет своих обязательств перед ними.

И.Богословская: – Выполнить сейчас мы их не можем, потому, что мы в оппозиции, нам не хватило 170 голосов, чтобы сформировать большинство в парламенте.

Кстати, о третьей части в Партии регионов, к которой принадлежу и я. Это большинство наших депутатов. Это те люди, которые считают, что ПР должна иметь свою собственную позицию, полностью соответствующую программе и идеологии. И на следующих выборах мы должны получить максимальное число голосов – 226.

Наша идеология укладывается в три вещи: нейтральное внеблоковое государство; развитие национального производства, усиление экспорта; децентрализация власти, развитие местного самоуправления, и возможная в течение 20-30 лет федерализация. По большому счету, эти позиции разделяет большинство людей в стране.

From-UA: – Рассматривает ли в принципе ваша партия вопрос о создании коалиции и с кем?

И.Богословская: – После победы на выборах – да. Наша задача сейчас – 226 голосов. Нужно получить максимальную поддержку людей. Это тяжелейшая задача. Уровень разочарования огромен в силу ухудшения жизни большинства людей. В 2007 году мы плясали перед избирателями, предлагая им выбрать предвыборный пакет послаще. Тренды были отличные, экономика развивалась, за границу стало ездить 1,5 млн человек. В принципе, не было проблем, как стол накрыть, стали говорить о том, как жилищную программу развернуть и так далее. Сегодня о чем говорим? О том, как сохранить работу, как сохранить свой кошелек, потому что есть нечего стало в огромном количестве семей, и как мы зиму переживем, если действительно ударят морозы. То есть повестка дня сейчас полностью поменялась. Кто еще готов дальше слушать сказки? Поэтому нужна смена власти.

From-UA: – Один из политиков недавно сказал, что Ющенко и Тимошенко можно сравнить со свинкой и корью, которыми должна переболеть Украина. Вы согласны с этим?

И.Богословская: – Во взрослом состоянии эти заболевания могут быть даже смертельными. Почему Тимошенко боится Ющенко, все время с ним воюет? Потому что она чувствует: он такой же «беспредельщик», как и она. Два человека, не признающие ни право, ни законы. Два человека, внутренне ненавидящие людей. Они к людям относятся как к материалу для решения собственных задач. Единственное, у Ющенко есть свои принципы, хотя с ними можно и не соглашаться. А Тимошенко абсолютно аморальна там нет вообще никаких принципов.

Феномен то, что оба харизматики. А Тимошенко еще и популист. Это очень страшный феномен, и недооценивать его нельзя. Так же, как немцы недосмотрели Гитлера. Так же, как пропустили большевистский переворот. До середины 1918 года интеллигенция, дворянство, капиталисты говорили каждый день: да они не продержатся и два дня, у них нет денег, кадров, они популисты, а у нас Колчак, такие генералы, белая кость! Проспали приход тирании. Гитлером просто «игрался» крупный капитал Германии, ставил на него в надежде, что получит преференции. Но что они и получили в результате? Осталось из тех, кто «игрался» лишь три компании. А остальных по миру пустили, поубивали, посадили, выгнали из страны. Рекомендую прочитать работы о приходе фашизма, о том, как ровно 100 лет назад зарождался национал-социализм. И Ющенко с Тимошенко вместе – это национал-социализм. Это очень опасная тенденция.

Надежда Бабенко