Все роли Инны Богословской

Если к мудрости добавить женственность, образованность, неуёмную энергию, обаяние, то получится Инна Богословская. Политик, бизнес-леди, меценат и просто женщина, со своими проблемами, увлечениями и интересами.

– Инна Германовна, расскажите, как вы начинали свою профессиональную деятельность? С какими трудностями вам пришлось столкнуться, делая карьеру?

– Окончив школу в 17 лет, я решила идти в юридический институт, а тогда в юридический можно было поступить только при наличии двухгодичного рабочего   стажа. Поэтому, поступив на вечернее отделение Харьковского юридического института, я сразу пошла работать секретарем-машинисткой на кафедру научного  коммунизма.  Естественно,  после школы я не умела печатать, но за две недели научилась и сейчас даже печатаю быстрее всех своих помощниц и секретарей-референтов.

Учитывая то, что я вышла первый раз замуж в 18 лет, то совсем не помню такого периода, как студенчество. В 20 уже родила дочку Настю, учась на стационаре. Когда Насте было 8 месяцев, я пошла на стажировку в прокуратуру и в суд. И хотя у нас с мужем не было ничего, я отказалась от помощи своей семьи. В то время я всем своим подругам за какие-то (конечно, символические) деньги вязала свитера, платья, кофты, делала ремонты, печатала диссертации – ведь надо было выживать.

Я думаю, внутренний выбор после окончания школы – решение жить самостоятельно – и стал началом трудовой деятельности.

– От чего, на ваш взгляд, зависит успех?

– Думаю, когда идешь по жизни, работая, тогда, наверное, за тобой рано или поздно признают законное право быть успешным.

– Сейчас – эпоха эмансипации. Через призму своего опыта, скажите, женщина-политик должна стать правилом или все-таки остаться приятным исключением в политике?

– Нужно уходить от атавизмов, что какие-то профессии сугубо мужские и сугубо женские. Это должно уйти в небытие. Все в жизни состоит из гармонии «инь» и «ян» – женского и мужского начала. И только вместе они составляют ту силу, которая пронизывает пространство. Когда я работала в адвокатуре, не знала, что такое неравенство в профессии. Но когда я пришла в парламент в 1998 году – это был орган власти, в котором ярко выражено, что политика – мужская профессия, а женщины здесь случайно. Наверное, поэтому женщинам надо быть очень сильными, чтобы доказывать право быть в политике на равных. Я убеждена, что если в политике будет равное представительство мужчин и женщин, то она будет победной, гармоничной и более результативной.

– Правда ли, что женщине гораздо сложнее реализовать себя в «мире мужчин»?

– Смотря где. Если мы говорим о бизнесе, женщине в нем проще. Во всех серьезных бизнесах, как правило, при первом лидере мужчине второй является женщина. Мужчины креативнее, у них это начало – изобретение – более развито, чем у женщин. А женщина является более сильным реализатором.

Если убрать бытовой фактор — то одинаково. По традиции женщина, особенно на территории Украины, — это берегиня. На ней основная забота — дом. Женщине сложнее, потому что всегда какой-то этап жизни она обязана уделить семье — фактически уйти из активного бизнес-времени. Почему у нас сейчас многие женщины рожают первого ребенка в возрасте 37-38 лет? Потому что боятся выйти из бизнес-пространства и уделяют все время делу, бизнесу и, уже добившись там реализации, позволяют себе роскошь иметь семью. Как только у нас будет организована культура быта образца XXI века — мы забудем вообще о том, что такое особенности работ женщин и мужчин.

– Что повлияло на решение начать политическую карьеру?

– Совершенно   естественное решение  для  юриста.   Политика является высшим этапом реализации юридической профессии. В 98 году я почувствовала, что еще два года — и завершится цикл, когда мне  интересно  быть  в  бизнесе.

Решила войти в сферу моделирования правил на национальном уровне, потому что стало очевидно, что общество, люди, экономика нуждаются в новой системе координат.

Политика настоящая — что это такое?  Это  умение  предложить новые стандарты, когда в этом есть необходимость. Проанализировать все проблемы, понять, куда нам нужно прийти и разработать систему мер, чтобы прийти от уровня понимания проблемы до уровня реализации   задач.   Это   то,   что нужно делать и в политике, и бизнесе. Радикальное отличие политики от бизнеса в следующем: если в бизнесе монополия на идеи является главным способом достижения успеха, то в политике, если ты держишь монополию на идею — ты проигрываешь. Политик выигрывает тогда, когда его идея становится идеей большинства. Именно поэтому, «План Развития Страны», разработанный «Вече», был напечатан миллионным тиражом и размещен в Интернете. По бизнес-логике нам следовало все закрыть — тогда бы мы имели успех. В логике политической нам нужно этим было поделиться. В результате сегодня все программы партий в той или иной степени содержат постулаты, заложенные нами, а значит, эти идеи распространяются — это хорошо.

Ваши политические взгляды широко  известны.  А какая  вы дома: вы — мама-авторитарная, мама-демократ или мама-подруга?

– У меня это все перемешано, как и в политике. Я в политике либерал, но при этом сторонник жесткого порядка. Казалось бы, разные вещи, но на самом деле – это стороны одной медали. Так же и в семье: я достаточно требовательна, властна (я лидер, куда денешься). Но при этом мы с дочкой как лучшие подружки и как сестры.

Точно так же, как для своих любимых мужчин мне удавалось всегда быть и мадонной, и любовницей и женой, и сестрой, и матерью. Кстати, как писал Достоевский, только славянская женщина способна одновременно выполнять все эти роли.

– Как расслабляетесь, отдыхаете от политики? Часто принимаете гостей?

– Мне очень повезло. Дочь подарила мне внука и внучку, которых я воспитываю как своих сына и дочку. Внуку Саше сейчас 6 лет, он пошел в школу. А Полине – 5 месяцев.

Когда я была первый раз замужем, у нас постоянно было множество людей в доме. Потом наступил период в жизни, когда я жила в Киеве одна, семья осталась в Харькове. И это тоже был продуктивный период, но он был совсем другой. Сейчас наступило время, когда мы практически съехались все вместе в большой дом. И это дает мне большой объем положительных эмоций. Знаете, такой себе шумный итальянский дом – с детьми, мужьями, собаками, попугаями. Это – самый лучший стимул, отдых и энерджайзер для меня.

У нас практически не проходит ни дня без гостей. Не могу жить без общения с умными людьми, а еще не обхожусь в свободное время без хорошей музыки и хорошей книги.

– Одно время была мода на короткие стрижки, но Вы не поддались веяниям моды и сохранили роскошные волосы. Сколько времени уходит на них?

– Нисколько. Вы знаете, короткие волосы требуют значительно больше ухода, чем длинные. Здоровые волосы, если тебя наградила ими природа, красивы уже сами по себе. Иногда, правда, если испытала стресс и вижу, что они становятся ломкими, могу поговорить с ними. Знаете, женщины разговаривают с цветами: родненькие, чего вам еще не хватает? (Смеется).

– Обычный день Инны Богословской начинается в …?

– Сейчас в 6:30 утра – это очень для меня рано. Вспоминаю то время, когда Настя пошла в школу, и я тоже просыпалась в 6 утра. В связи с тем, что мы теперь живем все вместе, в это время просыпается Саша, которому нужно идти в школу. Потом семейный завтрак, проводы ребенка в школу.

Оделась, прыгнула в машину и на работу. Потом – встречи, робота с аналитической службой, с информацией. Если парламентская неделя – то парламент, интервью, опять встречи, подготовка законопроектов и по-хорошему – в 21-00, но чаще всего – в 22, в 22-30 – домой.

– Изменили бы вы что-нибудь в своей жизни, если бы можно было все начать сначала?

– Раньше я бы однозначно ответила – нет. Но сейчас наступил такой этап в моей жизни, что у меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Я сейчас  пересматриваю один из этапов своей жизни и не нахожу ответа на вопрос, могла ли бы я обойтись без него, если бы можно было начать сначала.

 

«Время Регионов»

№4, сентябрь 2008