В политике правила одинаковые для всех – без скидок на возраст, пол и все такое

На вопросы читателей «Комсомолки» ответила лидер партии «Віче» Инна БОГОСЛОВСКАЯ

Разломанная Украина окажется легкой добычей для глобальных игроков

– Добрый день, Инна Германовна! Вам звонит Евгений Лисюк из Ровно. Вот говорят, что «Вече» популярна в основном  на востоке и юге Украины. Как вы намереваетесь завоевывать избирателя на западе и в центре страны? Что вы думаете по поводу единения Украины – ведь во время выборов многие политики ее просто рвут на части по границе восток – запад?

– Добрый день! Во-первых, у вас неточные данные – и на западе, и в центре «Віче» столь же популярна, как и на востоке. А теперь о причинах и о том, что делать со всеми этими попытками противопоставить Украину самой себе. Все дело в том, что наши идеи, которые мы предлагаем в нашей программе – в Плане развития страны, – объединительные. И в вопросе языка, и в вопросе членства в НАТО-ЕС-ЕЭП-Ташкентском договоре – всякий раз мы предлагаем объединяющий Украину подход. Это и есть причина того, что наши идеи воспринимаются людьми независимо от их места проживания.

Мы понимаем, что страну нужно обустраивать, улучшать. А скажите, много мы «наулучшаем», если порвем ее по Днепру пополам? Да и потом – ослабленная, разломанная Украина окажется легкой добычей для глобальных игроков. Нам это разве нужно? Независимо от того языка, на котором мы привыкли говорить у себя дома.

Поэтому наша цель – «сшить» Украину, помочь ей осознать себя как единое целое, чтобы мы могли достойно конкурировать в мире за место под солнцем.

– Здравствуйте! Сергей Типалов из Днепропетровска беспокоит. Меня вот что интересует: Виктор Пинчук – пожалуй, самый демократичный и цивилизованный олигарх в Украине. Да и самый «оранжевый», наверное… Тогда почему нынешняя власть, вроде бы не замечая этого, больше всего «щемит» именно его? И отчего, на ваш взгляд, «оранжевые» как бы не замечают его сигналов-предложений о сотрудничестве?

– Не знаю, это – против логики. Мне трудно комментировать мотивы. Во времена премьерства Тимошенко основной причиной, скорее всего, была какая-то личная неприязнь. Сейчас – не понимаю, потому что нынешнее правительство -прагматичнее, умнее, интеллигентнее, что ли, предыдущего. И потом, вы не думали, что ответ уже есть в вашем вопросе – вы же сами назвали его самым цивилизованным и демократичным? Между прочим, обратите внимание, что несмотря ни на что Пинчук продолжает продвигать Украину во всяких международных проектах. Вот в январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе именно он устраивал прием для инвесторов – а ведь мог бы закусить губу, обидеться и все такое.

– Вам приходилось защищать промышленные интересы господина Пинчука. Скажите, не было ли у вас мысли пригласить его в свою партию? Вообще, какие у вас с ним отношения, часто ли вы общаетесь?

– Виктор Пинчук никогда не был ни спонсором, ни учредителем, ни создателем движения «Вече Украины», равно как и партии «Віче», которую движение делегировало в Раду.

Я могу назвать учредителей «Вече Украины», тех людей, которые подписали сам учредительный договор. Это было давно, 15 февраля 2003 года. Среди учредителей я, Александр Чалый, Инна Новак, Ирина Горина, Вадим Гуржос, Ильгиз Исхаков, Владимир Горожанкин, Лариса Ившина… Что же касается приглашения в партию – он настолько самостоятельная фигура, что просто ни в чем подобном не нуждается.

Отношения с Виктором – дружеские. Общаемся тогда, когда есть о чем. Кстати, это и было причиной того, что, будучи приглашенной юридически сопровождать его предприятие – Никопольский ферросплавный, денег за это я не брала. И согласилась ему помочь не столько по дружбе, сколько потому, что НЗФ был тем самым волнорезом, о который разбилось возрождение большевизма в Украине. Если бы НЗФ был бы сдан без боя, думаю, что сегодня мы бы с вами жили совсем в другой Украине. И, кстати, не факт, что участвовали бы в первых, хотя и относительно свободных украинских выборах. Авторитаризм в политике всегда заканчивается авторитаризмом в экономике. И наоборот.

Ни о какой должности в правительстве я не думаю

 – Добрый день, Инна! Хотелось бы узнать, с какой политической силой в будущем парламенте вы бы стали сотрудничать? А с кем из политических сил вы никогда бы не стали сотрудничать?

– Сотрудничать готовы со всеми, кто разделяет наши ценности, кто готов содействовать достижению целей, которые мы ставим в Плане развития страны. Мы вряд ли сможем найти точки соприкосновения с БЮТ – там у лидеров слишком явно выраженное большевистское, авторитарное отношение и к экономике, и к политике, и к договоренностям. С коммунистами и блоком Витренко – тоже вряд ли. Потому что их идеология идет вразрез со здравым смыслом. Мы очень надеемся, что нашим предложением объединить усилия вокруг таких идей, как активный нейтралитет и национальный экономический эгоизм, мы сможем примирить «Регионы» и «Нашу Украину». Вот они клянутся в любви к украинскому народу – пусть покажут, как они готовы защищать его экономические интересы и право на внеблоковый статус. Мы готовы сотрудничать с блоком Литвина и социалистами – опять же если это сотрудничество будет способствовать реализации Плана развития страны. Я знаю, их лидеры План развития страны читали и не раз цитировали (пусть и без ссылок на авторов!) в своих выступлениях. Значит, есть предмет для договоренностей.

Но тут есть и другой вопрос – сейчас зреют предпосылки для серьезного политического кризиса, который может разразиться уже после выборов. Дело в том, что мы все являемся свидетелями того, как реализуется некий неявный сговор между «старыми» политическими силами. Им крайне выгодно убедить общество, избирателей в том, что никто, кроме них, в Раду не попадет. Я не исключаю, что будет использован для этой цели тот самый административный ресурс – причем и «оранжевой», и «бело-голубой» частями политического спектра. А пока мы видим, как в дело идет все – вплоть до заказных социологических рейтингов, в которых «старые» партии и блоки пририсовывают себе проценты за счет тех новых сил, что дышат им в затылок. И если им удастся не пустить в Раду новые силы, то они либо разорвут парламент, либо сговорятся за спиной избирателей.

– Скажите, какой пост вы хотели бы получить в будущем правительстве? Не могу поверить, что такой энергичный человек, как вы, не мечтает о министерском портфеле.

– Нет, ни о какой должности в правительстве я не думаю. Для реализации Плана развития страны необходимы законы – значит, в Раде быть нужнее. Правда, ради премьерских полномочий (смеется) я бы в исполнительную власть пошла.

– Добрый день! Дмитрий Гвоздецкий из Киева звонит. По какому принципу отбираются кандидаты в «Віче»?

– Очень просто – это все состоявшиеся в своей сфере интересов люди, которым стало тесно в рамках профессии или в рамках их бизнеса. Каждый из них своим путем пришел к пониманию того, что страну надо как-то ремонтировать, что ли. Они сперва принимали участие в движении «Вече Украины», теперь идут во власть по спискам партии «Віче». Мы три года общались с неравнодушными людьми по всей стране – обсуждали План развития страны еще тогда, когда он только готовился. Это они на самом деле его составили. Лидеры движения скорее уже сводили все воедино. За эти три года мы познакомились с колоссальным количеством людей, которые сегодня чем могут помогают партии привести средний класс во власть – личным участием, деньгами, идеями…

– Добрый день! В недавних теледебатах на «5 канале» вы упомянули о том, что в Украине множество правоохранительных институций имеют право подслушивать и подглядывать за гражданами. А вам тоже приходилось становиться жертвой этой порочной системы?

 – Нет, жертвой не была. Наверное, потому что знаю об этой свинской практике. Юрист же все-таКи! Хотя точно знаю, что меня слушали. Вообще надо менять это все. Надо сделать более прозрачной и жесткой процедуру доступа к личной информации, в том числе – прослушивание. Сейчас чуть ли не оперуполномоченный райотдела внутренних дел имеет право запросить информацию о звонках с того или иного телефона, хорошо хоть не об их содержании. Нужно до минимума сократить перечень структур, которые имеют право перехватывать телефонные переговоры, факсы, электронную почту.

Я ценю право оппонента на его точку зрения

– У вас есть враги или хотя бы идейные противники в политике? Ведь говорят: если у политика нет противников, значит, его политика никого не трогает. Или вы с этим не согласны?

– Вот я много лет работала юристом, наверное, поэтому так высоко ценю умение договариваться. Я ценю право оппонента на его точку зрения. Поэтому даже в прежние времена я была категорическим противником авторитарного стиля в политике. Знаете, чем страшен авторитаризм? После него выжженная земля остается и пустые глаза у людей. Вот по этому водоразделу и проходит линия фронта, если хотите. Если меня спросят, нравится ли мне, к примеру, Янукович в качестве премьера, отвечу «нет». На вопрос о том, устраивает ли меня он в качестве одного из лидеров оппозиции, отвечу «да». То же самое могу сказать о Тимошенко.

Вот с кем у меня точно были идейные противоречия – это Азаров и Тимошенко. И что самое интересное – примерно по одной и той же причине: и Николай Янович, и Юлия Владимировна исповедуют приблизительно одни и те же экономические идеи. И зря стесняются признаться в этом. Тимошенко продолжила дело Азарова, когда разрушала систему упрощенного налогообложения для малого и среднего бизнеса. Они оба – сторонники глубокого и грубого вмешательства государства в экономику. Но мы же понимаем, кто от такого вмешательства получает пряники: это выгодно бюрократии и приближенному к власти бизнесу.

А теперь по поводу того, что наличие противников равнозначно наличию у политиков явно выраженной политики. Боюсь, для Украины такая зависимость еще преждевременна. У нас тут все еще охотно конфликтуют не оттого, что идейно не сошлись, а оттого, что кресла не поделили. К сожалению.

– Вы как-то говорили, что в новом парламенте «Biчe» хотела бы стать мостиком между «Нашей Украиной» и регионалами. А общались ли вы на эту тему с этими политсилами или ваше намерение им не известно? Давно ли вы общались с Ющенко? А с Януковичем?

– С Януковичем последний раз разговаривала, когда уходила из правительства. С Ющенко – на балу у Александра Пономарева. Чтобы в политике строить мосты, разговор с первыми лицами может быть завершающим большого политического дела.

– Какие у вас отношения с другими женщинами – лидерами партий? В частности, с Витренко, Тимошенко? Вообще, «женская» политика отличается от «мужской» или в ней те же правила?

– Вот эти все разговоры о какой-то «женской» политике – это дань непонятно чему, традициям, наверное. Может быть, тем временам, когда женщины избирательного права не имели.

Реально в политике правила одинаковые для всех – без скидок на возраст, пол и все такое. Понятно, что личность политика окрашивает его действия в какие-то особенные цвета. Понятно, что женщина общается и держит себя несколько иначе, чем мужчина. Но опять-таки – окончательное решение принимает избиратель. Так что назвался политиком – забудь о том, что можешь рассчитывать на какое-то особенное отношение со стороны конкурентов-мужчин. Более того – в середине 90-х, когда я только начинала заниматься политикой, в ней был силен мужской шовинизм. И при этом было совершенно бессмысленно впадать по такому поводу в истерику. Что сейчас? Не знаю о какой-то особенной «женской» политике. Вот разве что во время кризиса женщина-политик может тарелку грохнуть об пол, а мужчина – стакан коньяку хватить  (смеется).  Наверное, вот и вся разница.

Как я отношусь к Витренко и Тимошенко? К ним лично или к их политической позиции? Если к их идеям – я к ним отношусь крайне отрицательно. Не признаю большевизма – вне зависимости от окраски. Не понимаю, когда современный политик в ответ на прямой вопрос прячет глаза. Вы посмотрите на их выступления – все поймете сами. Вот именно не слушая, посмотрите.

Средний класс – это больше половины украинцев

– Ваша партия называет себя партией среднего класса. А что вы вкладываете в это понятие – «средний класс»? Какой уровень дохода должен быть у его представителя, чем этот человек должен заниматься? Или речь идет только о бизнесменах?

– Социологи после опросов пришли к выводу – около 60% населения Украины относят себя к среднему классу. Вроде бы многовато для такой страны, как наша? Но тут нужно понимать, что не одним уровнем доходов все определяется. Давайте посмотрим, что люди говорят. Они говорят, что раз мы не бедные, то, значит, средний класс. Они считают, что раз у них есть машина, жилье собственное, дача – это тоже признаки среднего класса. Есть масса косвенных признаков, которые свидетельствуют о том, что средним классом себя осознает очень большая часть украинцев. Посмотрите, как рвануло кредитование на покупку жилья, автомобилей, мебели, бытовой техники, под оплату образования в вузах. Это все – дело представителей среднего класса. Те, кто планирует свою жизнь, вкладывает в образование детей, строит жизненные планы – это все средний класс. Если по доходам – ну, наверное, в нынешних условиях доход на работающего должен составлять от полутора тысяч гривен. Но опять-таки не в сумме дело, а в том, к чему человек стремится. Деньги, рост доходов – это всегда реализация стремлений. Кто в профессиональном смысле? Начиная от квалифицированных рабочих, специалистов и чиновников, а заканчивая руководителями крупных компаний, собственниками средних бизнесов. Это могут в равной мере быть учителя, врачи и военнослужащие, и мелкие, средние бизнесмены, журналисты – не вижу каких-либо профессиональных границ. В конечном итоге дело именно в том,   кем   себя   человек  сам осознает.

– Инна Германовна! Александр Обозский из Киева вам звонит. Ответьте, пожалуйста, на мой вопрос. Частные предприниматели – это средний класс?

– Да, разумеется. А как же иначе? Все признаки налицо – стремятся к лучшему, планируют будущее, не считают себя бедными. Безусловно, средний класс. Вот по этой причине у нас в Плане развития страны столько уделено внимания условиям существования малого и среднего бизнеса. Да и в движении очень много предпринимателей, которые задумались над тем, а куда дальше в этой стране идти?

– По поводу того, над чем вы будете работать в Верховной Раде (если пройдете туда), все ясно. Ваш План развития страны, без преувеличения, уже известен всей Украине. Ну а если вы с коллегами все-таки не пройдете в парламент – чем займетесь тогда?

– Во-первых, пройдем – об этом говорят все опросы, заслуживающие доверия. Об этом говорят люди, с которыми мы встречаемся. За последнюю неделю мы приведем окончательные аргументы в пользу себя всем тем, кто еще окончательно не решил, за кого ему голосовать. А таких много – около 20%.

Во-вторых, что очень важно понять – для меня депутатское кресло не является самоцелью, это инструмент, который нужен для превращения Украины в страну, удобную для жизни ее граждан. Откровенно, руку на сердце положа – вы часто такое слышите от политиков? Что вне зависимости от должностей и званий они станут заниматься достижением одной и той же цели? Причем я уже доказала, что у меня именно такое отношение к власти – в 2004 году, когда встала из кресла главы Госкомпредпринимательства и вышла вон из госаппарата. Вышла потому, что была категорически против действий тогдашнего первого вице-премьера Николая Азарова, который начал такие законы проталкивать, что это закончилось бы удушением малого и среднего бизнеса.

Вот и в Раде я намереваюсь заниматься делом моей жизни – реализацией Плана развития страны. Еще буду развивать структуры гражданского общества в Украине, буду участвовать в движении «Вече Украины» – все это для реализации идей, заложенных в Плане развития страны.

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

– Почему у вас такая «церковная» фамилия? Вы знаете ее происхождение?

– По семейной легенде, прадеда моего дедушки нашли в лесу в горах на Среднем Кавказе. С трехлетнего возраста его воспитывали в монастыре. Так он и стал богословом. Отсюда и фамилия.

– Поделитесь секретом, что вам подарили на 8 Марта?

– Кучу цветов, конфет, маленьких симпатичных приятностей и духи, которые хорошо совпали с моим нынешним настроением. Называются «Интуиция» – это то, что сейчас нужно.

 

 

«Комсомольская правда» 17-23 марта 2006