Инна Богословская: “Страну спасет нейтралитет”

Пока Верховная Рада отдыхает, политический кризис в стране продолжается” О причинах, особенностях и вариантах развития сложившейся ситуации “АиФ” беседует с лидером партии “ВІЧЕ” Инной БОГОСЛОВСКОЙ.

Параллельные вертикали

– ИННА ГЕРМАНОВНА, не успела политреформа вступить в силу, как тут же возник конфликт между ветвями власти. Чем была плоха прежняя система власти?

– Тем, что по Конституции, президент не являлся главой исполнительной власти, но при этом он имел право формировать правительство. То есть никакой ответственности за деятельность правительства он не нес, но назначал и снимал министров. Соответственно, каждый министр Кабмина полностью зависел от расположения президента. А правительство не имело никакой властной вертикали – все его органы находились в пределах столицы.
В то же время у администрации президента, не имевшей никаких полномочий исполнительной власти, такая вертикаль была – районные и областные госадминистрации. Она пронизывала страну “сверху донизу”.
То есть в стране существовали две параллельные структуры исполнительной власти. Президент, который имел всю полноту власти и властную вертикаль, но не нес никакой ответственности. И Кабинет министров, который по закону нес ответственность, но не имел ни вертикали, ни инструментов. Абсолютно советская система. Эта модель соответствовала переходу общества от тоталитарной системы власти к демократической. Сегодня этот этап завершен и так или иначе, но политреформа должна произойти. Виктор Ющенко явно на это указал в своем обращении к украинскому народу по поводу годовщины инаугурации, напомнив, что с 1 января в Украине действует новая система власти.

– Почему же продолжаются споры о целесообразности политреформы?

– Политреформа должна была перенести ответственность за работу структур исполнительной власти на парламент, когда парламент формирует правительство, оно – исполнительную вертикаль, а парламент отвечает за правительство. Причем речь идет о структурной политической ответственности, потому что формируют Кабмин политические силы и отмежеваться от него парламент не может.
“Корявость” нынешней политреформы в том, что вопреки принятому мнению, президент сохранил много полномочий. В этом и опасность. Потому что избранный на прямых выборах президент и парламент могут быть “разноокрашенными”. И эта ситуация неминуемо ведет к идеологическому конфликту между президентом и правительством.
Спасает то, что общество еще политически не структурировано – у него нет выраженной идеологии. С другой стороны, концентрация власти в руках одного человека всегда предполагает авторитаризм. Отсюда и распространенное мнение, что если не провести политреформу, каждый новый украинский президент все равно станет Кучмой. При отсутствии ответственности иначе с таким объемом полномочий совладать нельзя.
Думаю, нужно успокоиться по поводу политреформы и смириться с ее законной силой. А после парламентских выборов создать конституционную комиссию и в течение года отшлифовать политреформу образца 2006 года. Мы пошли по правильному пути. Отказ от него приведет к восстановлению тоталитарного строя и авторитарного способа управления.

Ющенко – не Ельцин

– ВЫ допускаете возможность развития “горячего” сценария, как в России 1993 года, когда президент отдал приказ стрелять по не желающему распускаться парламенту?

– При Ющенко – нет. Это человек не ельцинского склада. Он не сторонник насилия и не пытается “построить” силовиков под себя, чтобы сделать их инструментом личной власти. Я очень надеюсь, что Ющенко сможет стать демократическим президентом и сумеет провести процесс демократизации.

– А возможен ли противоположный вариант – импичмент президента?

– Очень возможен. Думаю, что Ющенко нужно обратить внимание на один важный момент. Сегодня ведутся переговоры о приобретении Украиной статуса ассоциированного члена НАТО. Подписание протокола запланировано на май. Если оно состоится, то импичмент Ющенко будет неотвратим. Потому что страна не восприняла, не признала этого решения, которое принималось в узком кругу украинских политиков и может привести к глобальным изменениям внешней и внутренней политики Украины.

– НАТО – нет, коллективная безопасность вместе с РФ – сомнительна. Что же остается Украине?

– Нейтралитет. Он станет достойным ответом на обострение внешних вызовов и внутреннего разрыва.

– А нейтралитет вообще возможен?

– Возможен. Более того, это единственный способ выбрать нормальный внешнеполитический статус, единственная идея, которая может сегодня объединить целую страну. Нейтралитет может стать компромиссом между крайними точками зрения. Между европеизацией, невозможной в течение ближайших 20 лет, и стремительным сближением с Россией, которую отвергает большая половина населения. Нейтралитет, объявленный на обозримую перспективу, минимум на 20 лет позволит избежать разрыва общества и страны.

– Как вы думаете, какая коалиция наиболее вероятна в новой Верховной Раде?

– Конфигурации большинства в будущем парламенте возможны две. Первая: “Наша Украина”, “ВІЧЕ”, “Регионы Украины” и еще одна-две небольшие нынешние парламентские партии или новые, которые пройдут. Вторая, менее вероятная: одна из этих больших партий и много, 4-6 мелких. Все будет зависеть от того, насколько качественно люди сориентируются с выбором. Сегодня около 40% активного населения не приняли решения, поэтому многое будет зависеть от избирательных кампаний партий. Думаю, что о конфигурации парламента можно будет говорить в последние недели кампании. Вот тогда и начнутся серьезные переговоры о коалиции и кандидатуре премьера.

– Допускаете возможность появления премьера-новичка?

– Скорее всего, так и будет. Вряд ли кто-то из прежних премьеров сможет занять этот пост. Но реальные шансы есть у бывших вице-премьеров. Впрочем, возможны исключения. У Юрия Еханурова, например, есть серьезные шансы. Но для их закрепления ему необходимо сейчас проделать несколько блистательных качественных шагов. Хотя бы пару.

 

Ольга Перова

“Аргументы и факты в Украине”, 31.01.2006