Украина и Европа – в поисках честных ответов. Часть 2.

УвеличитьЕсли мы говорим о реальном партнерстве, а не виртуальном (по поводу которого умеют красиво рассуждать как украинские, так и еврочиновники), придется говорить о реальных проблемах такого партнерства.

Многократно, с самых высоких политических трибун, было озвучено, что Европа искренне заинтересована в стабильной и процветающей Украине. Это – хорошие, правильные слова.

Конечно, повторюсь, если бы Украина получила перспективу членства в Евросоюзе, мы были бы намного более уверены в правдивости таких слов. Ведь никто не хочет получить в соседи по общему дому больного или неадекватного человека.

Но пока Европа отгораживается от нас если не железным занавесом, то толстой бумажной ширмой. И у многих людей в нашей стране создается впечатление, что, в общем-то, мы, с нашими проблемами, Европе безразличны.

Мне доводилось не раз слышать такую точку зрения от избирателей, и на Востоке Украины, и в Центре, и на Западе. Иногда люди высказываются хуже и резче. Особенно те, кто сталкивался с неуважением при получении виз в посольствах европейских стран.

Для очень многих украинцев, украинских политиков, нашего бизнеса Европа хотя и желает нам добра, но как-то абстрактно и “издалека”. Когда же речь заходит о более предметных разговорах, наши партнеры ограничиваются расплывчатыми декларациями, за которые от нас требуют конкретных уступок в торговых или политических вопросах.

В кулуарных беседах украинские политики и эксперты периодически сетуют, что Европа сегодня разговаривает с Киевом в том же тоне “старшего брата”, в каком в советские времена разговаривала Москва. Многих не покидает ощущение, что нас пытаютсяпревратить в буфер и санитарный кордон за очень большим и вечнозеленым забором.

Ведь иначе Европа намного больше склонна была бы позитивно оценивать достигнутое Украиной за 20 посттоталитарных лет, помнила бы, что и сама пришла к нынешним решениям не за год и не за двадцать.

О ценностях, интересах и избирательном непреследовании коррупционеров

Реальная политика строится на ценностях и интересах. Одним из главных недостатков украинской политики является то, что она очень сильно ориентирована на интересы и слабо ориентирована на ценности. В отдельных, хотя более редких случаях, тем же грешит европейская политика.

К торжеству ценностей над интересами Европа шла долго и болезненно. Чтобы не уходить в “седую давность”, позволю себе сказать лишь об относительно недавних двух мировых войнах, ставших порождением нездоровых амбиций ряда европейских (хотя и не только европейских) лидеров.

Позволю себе вспомнить и чудовищные газовые камеры, и военные диктаторские режимы, и печальный опыт гражданских войн, и войны с террористами в ряде регионов нынешнего Евросоюза.

То же касается и США, где через 20 лет после создания страны еще расправлялись с индейцами, отбирая у них земли и свободу. Где через 80 лет еще процветало рабовладение (у нас принято больше вспоминать о крепостном праве на территории нынешней Украины, отмененном тогда же) и прошла тяжелейшая гражданская война. И где на то, чтобы разобраться с расовой дискриминацией ушло 200 лет.

Как сказано в Евангелии от Матфея: “Что ж ты смотришь на сучок в глазу ближнего твоего, а в своем глазу бревна не замечаешь?”

Мне не хотелось бы употреблять аргументы, любимые пропагандистами в советские времена. Но на самом деле риторика Запада с тех пор не очень поменялась. И методы работы за рубежом мало поменялись.

А кроме того, любому украинцу обидно, когда на нас смотрят из высоких зарубежных кабинетов свысока – как в микроскоп на одноклеточных.

Даже очень молодая независимая Украина смогла избежать всего перечисленного негативного опыта – войн, гражданских войн, диктатуры и терроризма. Не говоря уже о том, что мы осознанно отказались от ядерного оружия и объявили нейтралитет. Всего,чего не смогла избежать Европа после тысяч лет развития европейской цивилизации. И чего не смогли избежать США, выросшие из той же цивилизации. Уже за одно это мы вправе уважать себя и требовать уважать наш опыт.

Но мы действительно не смогли решить все проблемы. Потому что у исторических процессов есть реальный темп, определенные этапы и условия развития.

Да, мы хотим жить лучше, и будем жить лучше. Мы хотим достичь западных стандартов во всех сферах жизни, где эти стандарты позитивны. И мы придем к ним во много раз быстрее, если нам будут помогать, а не мешать.

Если бы хотя бы минимально хотели понять, нам бы не говорили зарубежные коллеги: “Преодолевайте коррупцию!” И одновременно: “Только не сажайте представителей оппозиции, потому что это – избирательное правосудие!” Избирательное правосудие как раз в том и состоит, что кого-то не разрешают сажать.

Сегодня нас убеждают соблюдать законы. В то же время заявляют, что “преследование таких-то персоналий политически мотивировано”. Но при этом сами даже не пытаются вникать в юридическую сторону вопроса! То есть мотивируют свои заявления именно политически.

Франция почему-то может преследовать своих высокопоставленных чиновников, США могут судить нашего экс-премьера и посадить. Украине все это запрещено. И это тоже – избирательное правосудие.

Как вы нам прикажете преодолеть коррупцию, если чиновнику, сколько бы он ни украл, достаточно перебежать в оппозицию, чтобы уйти от ответственности? С точки зрения права – это полный абсурд!

Не преодолев коррупцию, Украина никогда не станет комфортной страной. Потому что можно жить либо по здравому смыслу, либо по понятиям коррупционеров.

Какую оппозицию не нужно поддерживать

Я на сто процентов убеждена, что реальное желание видеть нас в Европе подразумевало бы гораздо лучшее понимание того, чего нам – при нашей переходной экономике и наших социальных проблемах (что в Европе пособие по безработице или пенсия, то в Украине, при нынешних, уже мировых ценах – голодная смерть), стоила газовое предательство Тимошенко перед Россией.

Будь мы внутри Евросоюза, Еврокомиссии наверняка захотелось бы понять, как и почему чиновник, имеющий по сути личный долг перед другой страной – вопреки позиции президента страны, правительства, оценкам экспертов, заключает с ней мегадоговор с мегацифрами, который ставит на колени его собственную страну.

Причем эти цифры абсолютно не соответствуют ни географической близости страны с Россией, ни роли этой страны как крупнейшего импортера и транспортера российского газа.

Если бы на нас, самими европейцами, распространялся внутриевропейский стандарт, никто бы не защищал какую-угодно оппозицию, а только некоррумпированную и цивилизованную.

На проблему некачественной оппозиции Запад уже с разбега наткнулся в арабском мире. И не только в арабском мире. Совсем недавно в одной из более близких к экватору стран один влиятельный европейский игрок силой оружия продавил смену власти. Сторонники победившей стороны, по данным Красного Креста, за сутки, лишь в одном населенном пункте, вырезали от 800 до тысячи лиц гражданского населения!

К слову, свободные западные СМИ об этом факте сообщили, но потом стыдливо замолчали. Для западного общества это мгновенно стало всего лишь “вчерашней новостью”, как в фильме “Чикаго”. Своим “сукиным детям” можно все.

Я не могу понять позиции некоторых коллег из Европарламента или из некоторых стран Евросоюза, например, Германии. Политик, сделавший для единства Европы в тысячу раз больше, чем Тимошенко – Гельмут Коль фактически лишился политической карьеры из-за скандала, связанного всего с несколькими миллионами марок.

Это после 16-ти лет канцлерства и решения вопроса с объединением Германии! Таковы критерии отбора политиков в Германии. Почему нам не предлагают здесь придерживаться столь высокого европейского стандарта? Почему в Украине политик, поставившая страну на колени в угоду собственным политическим и бизнес-интересам, не должна ответить по закону?

Абсурдно думать, что без Тимошенко в Украине не будет оппозиции. Будет. Потому что есть оппозиционный электорат. Но эта оппозиция не будет связана с сомнительными решениями и не будет иметь сомнительных долгов в сотни миллионов долларов перед структурами соседних стран.

А может быть удобно иметь дело с такими “карманными” политиками? Ведь раньше Тимошенко имела огромный финансовый долг перед Россией, а теперь имеет еще и безграничный политический долг перед Западом!

Какими следующими уступками национальных интересов он будет оплачен (в каких масштабах мы уже поняли по договору с Россией)?

Нам рассказывают о моральности и аморальности, забывая посчитать аморальной заботу о стабильно пыхтящих комфорках Евросоюза при полном безразличии по поводу того, что многим украинцам нечем за свою комфорку заплатить и нечего на нее поставить.

Может быть мы дискутируем с очень умными и доброжелательными, но 100%-ми прагматиками и эгоистами? Тогда не пора ли и нам – абсолютно в рамках “европейского стандарта”, стать такими же прагматиками и эгоистами?

Не пора ли нам так же отбросить комплекс неполноценности перед Европой, как мы его уже практически отбросили перед Россией?

Примите нас в Евросоюз и мы с радостью делегируем европейским структурам массу полномочий. Мы будем понимать, что все решения действительно принимаются в наших интересах.
 И мы станем всецело доверять таким решениям.

Но не надо за нас решать, ничего не давая взамен и оставляя нас за дверью. Украинцы – не лакеи.

 

Инна Богословская

Продолжение следует…