Крым: перезагрузка

11 июля, отвечая на вопрос крымского журналиста “как решить проблему крымских татар и в целом населения Крыма”, я сказала: нужно приостановить на некоторое время процесс возвращения крымских татар на полуостров, чтобы обустроить быт ранее прибывших переселенцев и решить существующие проблемы с водой, дорогами, газом в Крыму.

Моя позиция вызвала серьезный резонанс в обществе. Это можно было ощутить по реакции людей. После заявления мне звонили и писали смс многие – кто-то поддерживал, кто-то, наоборот, критиковал, но равнодушных осталось мало.

Я рада, что наше общество откликнулось и теперь рассчитываю, что мы сможем реализовать решение, которые бы устроило всех – украинцев, русских, крымских татар, ведь другого выхода у нас нет.

Крымские татары – не игрушка в руках политиков

Почему я считаю, что сегодня никто не имеет права использовать репатриантов только как инструмент в собственных политических и корыстных целях? Особенно это касается тех, кто, называя себя лидерами крымско-татарского народа, забывают о главной своей задаче – обустраивать дома и жизнь приехавших в Украину крымских татар.

Ответ очевиден: З00 тысяч человек живут в условиях, которые нельзя назвать человеческими.

Нам предлагают дать возможность приехать еще 150 тысячам крымским татарам, которые так же станут обездоленными. Нам предлагают увеличивать число бедных, недовольных и озлобленных людей вместо того, чтобы помочь стать обеспеченными и счастливыми тем, кто уже вернулся.

Поэтому долг ответственной власти – навести порядок в доме и только после этого продолжить прием тех, кто выбирает своей родиной Украину.

А для тех, кто из властьимущих забыл, я еще раз напомню: всего из АР Крым было выселено приблизительно 183 тысяч крымских татар.

По оперативным данным МВД в Украину на постоянное место проживания вернулись 265 тысяч человек, депортированных по национальному признаку: это не только крымские татары, но и армяне, болгары, греки, немцы. Из них в АРК проживает 253 тысяч человек, в Севастополе – 5,7 тысяч, в Херсонской области – 5,5 тысяч человек.

По другим расчетам, вернулись приблизительно 300 тысяч крымских татар. И если ранее говорилось, что процесс переселения практически завершен, то потом стали называть еще 50 тысяч, позже – 100 тысяч, а сейчас говорят уже о не менее 150 000 желающих приехать в Крым.

Всего же в АР Крым сформировались 300 массивов компактного проживания депортированных лиц, в том числе шесть армянских, грецких, болгарских и немецких поселков.

Сколько государство тратит на репатриантов

Созданные репатриантами поселки и места компактного проживания – это клубок нерешенных экономических и социальных проблем.

В этом нет ничего удивительного, если разобраться, какие “крохи” государство выделяет на репатриантов. При формировании государственного бюджета на 2009 год власть проигнорировала все международные обязательства в сфере обеспечения прав национальных меньшинств, к которым присоединилась Украина.

Вдумайтесь: расходы по бюджетным программам “Мероприятия по восстановлению культур национальных меньшинств и финансовая поддержка газет языками национальных меньшинств” и “Мероприятия по реализации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств” в 2009 году сокращены в 10 раз (!) по сравнению с предыдущими годами и составляют соответственно 1, 3 миллиона гривен и 96 тысяч гривен.

Что это значит в реальной жизни, можно понять из слов самих крымских татар.

По данным выступавшего на конгрессе председателя постоянной комиссии Верховной Рады АР Крым по межнациональным отношениям делегата Ремзи Ильясова, обеспечены электричеством пока только 98% этих поселков, водопроводом – 75%, газифицировано – 15%, имеют дороги с твердым покрытием 12%, а “о канализации и говорить не приходится”.

На Южном берегу Крыма смогли обустроиться только 5% переселившихся, хотя до выселения в этом регионе Крыма жили 25% депортированных. Ремзи Ильясов считает, что в Крыму должно быть создано еще примерно 200 поселков компактного расселения вновь прибывших.

И хотя украинское правительство по государственной программе обустройства потратило на эти цели примерно 1,2 миллиарда гривен, по расчетам Киевского института “Гипроград”, для решения экономических вопросов обустройства необходимо еще примерно 2,5 миллиарда долларов.

Чей Крым?

Проблему крымских татар делают острой не только экономические, но и политические вопросы. А именно: открытые притязания татар на создание собственного национального государства.

24 июля в прямом эфире на радиостанции “Транс-М-радио” я спросила у председателя “Всемирного конгресса крымских татар” Рефата Чубарова: если лидеры Меджлиса говорят о необходимости создания крымско-татарской национальной автономии, то какой должна быть территория этой автономии – размером в район, например Бахчисарайский, или размером в Крым? Ответа на свой прямой вопрос я не услышала…

Между тем, хочу обратить внимание на пункт 2.1. положения о Меджлисе крымско-татарского народа, который гласит: основной целью Меджлиса является восстановление национальных и политических прав крымскотатарского народа и реализация его права на свободное национально-государственное самоопределение на своей национальной территории.

Что это, если не создание крымско-татарского государства в Крыму? И разве Украина может делать вид, что проблемы нет?

И здесь основной вопрос – согласны ли 87% нетатарского населения Крыма и украинское государство утратить Крым как свою родную территорию и превратить его в суверенное крымско-татарское государство?

Украина уже потеряла часть территории – шельф Черного моря возле острова Змеиный. Мы трижды слышали заявление президента Румынии о том, что Румыния не признает границ в рамках Пакта Молотова-Риббентропа – а это значительная часть территории Украины.

Неужели мы не понимаем, что мы, украинское общество и граждане получаем самые серьезные вызовы относительно нашей цельности и нашего будущего? В то время, когда президенты России и Украины пикируются между собой, представителями славян, другие претендуют на нашу землю по кускам. Это ли не вызов для нас?!

Из личного опыта

Я хорошо знаю, что такое репатриация – моих родных-немцев выселяли с европейской территории Российской империи во время 1-ой мировой войны. Родная сестра моей бабушки в начале Великой отечественной войны с младенцем была отправлена в контрацентационный лагерь только потому, что она немка.

Мои родственники-поляки до сих пор могут претендовать на 4 дома в центральной части Варшавы – это была собственность семьи моих дедов, которые были вынуждены бежать из страны.

Моя бабушка-украинка во время Великой Отечественной войны с тремя детьми жила в хлеву и ела из собачьих мисок, когда дом был занят немецкими офицерами, а потом многие годы, когда смотрела бокс между советскими и немецкими боксерами, приговаривала перед телевизором: бей их, бей их, фашистов.

И по иронии судьбы, ее любимый зять, муж ее дочери и мой отец оказался на половину немцем… Все это моя и наша история. И я знаю, что нет ни одной семьи, где не было бы таких жизненных историй.

Но настоящим человеком является только тот, кто умеет прощать и любит людей, независимо от расы, национальности и тяжелых историй в прошлом.

Вот почему я всегда говорю, что в прошлом искать понимания невозможно – там слишком много боли. Образ будущего нас может объединить.

Так давайте строить наше общее будущее – нейтральное, многонациональное государство. А для этого политикам нужно решать реальные проблемы людей, то, что мешает им полноценно жить – ремонтировать дороги, газицифицировать села и удерживать цены на газ на приемлемом уровне, создавать условия для предпринимателей, поднимать национальное производство! Тогда исчезнет искушение спекулировать на чьих-то бедах.

 

Инна Богословская, для УП