Шашку из ножен я вынимать не собираюсь

Инна Богословская (42), председатель Госкомпредпринимательства, — о взаимоотношениях с подчиненными.

26 мая Инна Богословская была назначена на должность председателя Государственного комитета Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства. Госпожа Богословская еще не вошла в курс дел Комитета, но она уже знает, с чего будет начинать работу на новом посту.

— Недавно вы совершили продолжительную поездку по регионам Украины. Меняется ли предпринимательский климат в стране?

—Все украинские бизнесмены — это поколение дилетантов. Они учились на марше. Поездка по стране убедила меня в том, что сообщество предпринимателей уже сформировалось. Это самый главный результат 12-летнего развития страны. Проблемы бизнеса в общих чертах тоже ясны. Необходимы, прежде всего, дерегуляция, налаживание работы судебной системы, рост покупательной способности населения. Пока еще существует необходимость объединения людей в едином информационном пространстве. Украинский бизнес развивался дискретно. Каждый строил счастье в отдельно взятом дворе, ларьке, базаре. Мы очень много говорим о евроинтеграции и выходе на внешние рынки. А нам нужно развивать и межрегиональный бизнес.

— Вы говорили о том, что украинский бизнес развивается. В чем это проявляется?

— По истечении 12 лет любительства появились профессионалы. Образовались стабильные бизнес-структуры. Предприниматели почувствовали необходимость самообразования, самообучения. Пошел нормальный эволюционный процесс.
Бизнесмены научились защищаться в условиях жесткого отношения со стороны власти, а иногда и порочной судебной системы. Я думаю, что в течение 2-4 лет старые организации предпринимателей отомрут. Появятся новые, дееспособные.
Есть в развитии и плохое. Многие научились пользоваться изъянами законодательства и грамотно уходить в тень.

— Вы хотели занять должность председателя Госкомпредпринимательства?

— Думаю, на государственную службу нужно идти таким людям, как я. Нас все больше и больше во власти. Мы идем на госслужбу самореализовываться, а не зарабатывать деньги. У таких, как я, за спиной собственный бизнес, который позволяет чувствовать себя свободно. Бюрократ высшего звена должен иметь возможность в любой момент развернуться и уйти, не цепляясь за должность из-за каких-то преференций. Моя заработная плата в Комитете, к примеру, будет составлять чуть более 300 грн. Слава Богу, закон позволяет мне, не занимаясь предпринимательской деятельностью, все же оставаться учредителем компании и получать дивиденды. На это время они и станут основным источником моего существования.

— Какой вы видите стратегию Госкомпредпринимательства?

— Комитет много сделал для малого бизнеса. Фактически с его подачи появилось само понятие «малый бизнес». Упрощенная система налогообложения, безусловно, — тоже большое достижение Комитета.
Но и ошибок допущено много. Мне кажется, что прошло то время, когда делается ставка только на развитие малого бизнеса. Предпринимательство — это огромный пласт.

— Что вы намерены делать в первую очередь?

— На первом месте вопрос механизмов вступления в ВТО. Речь идет не о таможенных пошлинах, а, скорее, о регулировании минимальных цен на импорт. Нужно провести скрупулезный анализ протоколов, которые собирается подписать Украина. Они должны соответствовать интересам национального бизнеса. Это задача не только Минэкономики или Минфина, но и наша. Нельзя позволить, чтобы товары с демпинговыми ценами заполнили украинский рынок, и мы потеряли собственного товаропроизводителя.

— Как вы оцениваете президентскую идею форсирования вступления Украины в ВТО?

— Уверена, что Президент вдумчиво относится к этому вопросу. Думаю, работа всех министерств и ведомств, которые причастны к вступлению, активизируется. Если к концу года исследования, о которых я говорила, будут проведены, Украина вступит в ВТО. Если нет, то вряд ли кто-нибудь возьмет на себя такую политическую ответственность. Может быть, в 2003 году мы и не успеем, но в 2004-м эта задача должна быть выполнена профессионально.
Следующая задача Комитета — разработка прозрачных механизмов работы Украинского фонда поддержки предпринимательства. Фонд не получал денег с 1999 года. Во многом потому, что большинство кредитов, выданных на протяжении первых лет работы, не были возвращены. В 2003 году бюджет Фонда — более 50 млн грн. Бюджет Украинского центра реструктуризации предприятий составляет несколько десятков миллионов долларов. О нем тоже мало кто знает.
Я сделаю все, чтобы все заинтересованные бизнесмены получили информацию о деятельности этих организаций и имели возможность участвовать в тендере на получение этих денег.

— Комитет будет участвовать в реформе налогового законодательства?

— Мы будем лоббировать скорейшее принятие нового Налогового кодекса. Через народных депутатов внесем свои предложения. У нас есть с кем работать в парламенте. Приоритетом нашей работы станет продвижение идеи введения единого социального налога. Бизнесмены готовы платить до 10% подоходного налога и до 20-25% социальных начислений. Я думаю, 30% социального налога, который ввела у себя Россия, — максимум, который может быть у нас. Это справедливое налогообложение.
Кроме того, считаю необходимым еще раз обсудить возможность отмены НДС и введения налога с оборота с дифференцированной ставкой.

— Будете ли вы добиваться расширения полномочий Комитета?

— Посмотрев Положение о Комитете, я поняла, что в рамках действующего законодательства еще есть огромный неиспользованный резерв для расширения сферы нашей деятельности. До сих пор Комитет работал хорошо, но только в определенном сегменте. Закон и Положение позволяют значительно больше. Я не вижу необходимости в каких-либо дополнительных полномочиях.

— Как вы собираетесь строить кадровую политику в Комитете?

— Я впервые иду на госслужбу, если не считать депутатства. И прекрасно понимаю, что мне нужно будет пройти новую школу. Естественно, испытываю огромное напряжение и осознаю ответственность за принятие решений, в том числе кадровых. Я узнала много интересного о работе структуры. Мне нужно проявить волю, понимание и гибкость, чтобы не наломать дров.
Шашку из ножен я вынимать не собираюсь. Главным критерием моей оценки подчиненных будет профессионализм. Первое, что я сделаю, приступив к работе, — запрошу личные дела руководителей всех уровней. Безответственных решений принимать не буду.

— Будет ли у вас прямой выход на Президента?

— Надеюсь, да. Но я не собираюсь злоупотреблять этим.

— Насколько причастен к вашему назначению Виктор Пинчук?

— Пинчук вообще не причастен к моему назначению. С Виктором Михайловичем, в силу безумной занятости нас обоих, мы виделись месяца два с половиной или три назад. И после этого даже не разговаривали по телефону, хотя обычно мы часто общаемся. У меня не было времени. Виктор тоже сейчас очень занят. К тому же я знаю, кто причастен… На самом деле это предложение Президента.

— Поговаривают, что после выборов команда «Озимого поколения» разругалась, а ваши отношения с Хорошковским испортились. А ведь председатель Госкомпредпринимательства должен тесно взаимодействовать с Минэкономики…

— После выборов была небольшая пауза, когда нам всем необходимо было прийти в себя. Если говорить о человеческих отношениях, то с Валерием они у нас еще лучше, нежели были до избирательной кампании. В профессиональном плане, я думаю, мы будем во многом солидарны.

— В одном из интервью вы говорили об иерархической мужской и семейной женской манерах управления. Какой из них вы намерены придерживаться?

— Я думаю, что являюсь переходным звеном. После меня Комитет будет возглавлять мужчина. В моей манере управления равноправно переплелись мужской и женский стили. На мой взгляд, более удачным будет мужской стиль. По такому принципу построена система. Комитет — уникальный орган, имеющий специальный статус. Он не входит в Кабмин, но вместе с тем председатель Комитета участвует в заседаниях правительства и является членом нескольких правительственных комитетов. С одной стороны, Комитет занимается регуляторной политикой, а с другой — лоббирует интересы предпринимателей. Там, где появляются функции защиты и опеки, женский стиль более продуктивен.

— Как сказал Достоевский, легко любить человечество, но тяжело любить отдельного человека. Будет ли открыт доступ в Комитет предпринимателям с их конкретными проблемами?

— Рудимент личного визита остался со времен царского режима и советской власти. Если дело доходит до личного приема, значит, не работает система. Она должна функционировать так, чтобы человек, отправивший жалобу, получил на нее ответ, содержащий решение проблемы. Для этого не нужно ехать за тридевять земель.

— Конфликтуете ли вы с кем-нибудь из чиновников, с которыми вам придется работать?

— У меня нет никаких проблем. Если уж я пошла в исполнительную власть, то должна соотносить свои действия с общекомандной идеологией. Будет смешно, если Комитет начнет воевать со всеми. Во всем нужно искать компромисс. Время столкновения лбами прошло. Ни один лоб не крепок настолько, чтобы выдержать массу ударов. Но Комитет все равно будет «вредным».

— Однако в одном из интервью вы говорили, что ваши враги рискуют «получить по зубам»…

— Когда-то я была очень категоричной. И этот способ я считала едва ли не лучшим для разрешения вопросов. Проходит время, и приходит опыт. Я попытаюсь не схлестываться ни с кем, если хватит терпения. Не хочу вести разговор на дилетантском уровне и давить собеседника эмоциями. Я стараюсь владеть вопросом и слышать мнения всех. Это путь к результату. Но если у кого-то появится желание на меня напасть, он очень быстро получит по зубам.

Добавить комментарий