Моя жизнь

Родилась в г.Харькове 5 августа 1960 года. Была гроза).

Школа, детство и отрочество ))

Училась в харьковской средней школе N5 с 1967 по 1977 год. Школой жила, школу любила, в школе боролась за уважение учителей к ученикам, за чувство собственного достоинства. Не боялась учителей, завучей и директоров, срывала уроки в знак протеста, добивалась своего. Вырывала листы из дневников, хорошо училась, любила алгебру и геометрию, историю и литературу, географию и биологию. Не любила физику и учительницу физкультуры. Ходила на кружки и в музыкальную школу по фортепиано, гуляла с собакой (любимая дог Найда), пела, танцевала, прочтением стихов вызывала слезы зрителей во время школьных праздников, играла в баскетбол с пацанами в школе и вне ее, плавала, стреляла, водила машину, была формальным и неформальным лидером, занимала первое место по сбору металлолома и макулатуры, по сбору урожая в колхозе, привела класс к победе в областной «Зарнице»… Побыла неделю секретарем комсомольской организации школы – написала заявление о сложении с себя полномочий сразу же после того, как на всесоюзном съезде лидеров комсомольских организаций один из секретарей райкома полез меня «лапать» прямо на лестнице, в перерыве на комсомольские бутерброды с ситро. С тех пор перестала носить комсомольский значок. Со второго класса ездила в «пионерские лагеря». Влюбилась и поцеловалась «по-французски» впервые в 14 лет, в сверстника Андрея из другой школы, и очень боялась забеременеть от поцелуя…В 15 выщипала себе брови и подкрасила ресницы, за что была раскритикована любимым учителем по искусству…В 16 лет, в 1976 году с подружками закурила первую сигарету в сквере за памятником Ленину) – а в 2014-м мы этого идола, наконец, снесли…
В школе у меня появилась первая настоящая подруга – моя классная руководитель Татьяна Гулак. У нас была разница в возрасте всего 11 лет)). Мой настоящий Учитель и Друг.

Институт

Училась в Харьковском юридическом институте с 1977 по 1982 годы. Первые два года — на вечернем факультете с одновременной работой секретарем-машинисткой на кафедре научного коммунизма), а потом – на дневном. Училась с удовольствием и закончила с красным дипломом. Были блистательные старые преподаватели, юристы от Бога, со знанием 15-ти иностранных языков, почитатели высокой литературы и живописи. Были и совковые «уроды», были и умницы-фронтовики Второй Мировой, были и просто молодые и талантливые преподаватели. Спасибо всем за прекрасную, настоящую Высшую Школу. Читала Ленина в первоисточнике – поэтому возненавидела большевизм… Отказалась вступать в коммунистическую партию. Изучала материалы съездов КПСС – поэтому не приемлю советскую систему. Читала и слушала философов и диссидентов – поэтому знала, что эта Система рухнет неизбежно. Внимательно и глубоко изучала Систему, чтобы ее победить… Параллельно вышла замуж по любви за парня из простой семьи), ушла из родительского дома, занималась театром, родила доцю… Чтобы заработать на жизнь, кроме учебы на повышенную стипендию, печатала диссертации, делала ремонты в квартирах, шила кофточки и платья, вязала свитера, шарфы, шапочки и даже пальто). По окончании Института, отказалась категорически идти работать в «правоохранительную» систему и выбрала профессию защитника. И Слава Богу)) Моя профессия – помогать и защищать.

Первая любовь и семья

В марте 1979 года вышла замуж за Анатолия Вабья, который учился со мной в одной группе на вечернем факультете юридического института. Толя был на 5 лет меня старше, из простой семьи, с большой душевной раной от ранней смерти мамы. Он много читал и знал, отслужил в армии, и у него была потрясающая улыбка)) Женились по любви, прожили в счастливом браке 12 лет. Сразу начали жить самостоятельно. Мои родители разменяли свою большую квартиру на две двухкомнатных, дали нам старую мебель, свекор подарил нам холодильник – и мы пошли… Мне было 18. Вместе становились на ноги, учились, вкалывали, вместе играли в Народном театре чтеца Зары Довжанской, ходили на «подпольные показы» кино, тайно по ночам перепечатывали диссидентскую литературу и «Мастера и Маргариту», постигали жизнь. Всегда полна квартира полуголодных друзей-студентов, ночные споры до хрипоты – о стране, о политике, о войне и мире, о Системе и диссидентах, о деньгах и религии, о кино, театре, литературе… Поездки в плацкарте в Москву на спектакли Эфроса и Любимова, очереди за билетами с 4-х утра до обеда… Потом работа и взрослая жизнь. Потом любовь прошла… Разошлись. Поддерживали прекрасные отношения и после развода…
11.11.2011 года, в 11 часов вечера Анатолий погиб в автомобильной катастрофе. За пару недель до этого он приезжал ко мне в Киев. Короткий разговор о делах перешел в длинный разговор о наших общих друзьях, их судьбах… А через 13 дней его не стало. Горе.

Любимая и единственная Настенька

В ноябре 1980 года родилась доченька Настенька. Наше рыжее солнышко с голубыми глазами и четырьмя веснушками на носу)). Настоящий Стрелец – всегда в поиске, в стремлении к цели, к новому и интересному. Решительная и сильная. Красивая Женщина, совсем другого типа Женщина, чем я. Только вегето-сосудистая дистония одинаковая)). Критический ум, чувство юмора, опасное для окружающих правдолюбие и прямота… Запрос на настоящее, прекрасное чувство стиля, умение дружить. Отличный организатор и менеджер. И прекрасная Мама двух чудесных детей, Саше – 13 лет, Полинке — 7. Она умеет делать деток счастливыми, свободными и воспитанными . Я их обожаю, мою доцю и внуков. Очень интересно наблюдать, как они трое растут и развиваются. Это счастье.

Школа души

Подарок судьбы — участие вместе с мужем Толей в творческом коллективе «Народного театра чтеца» Зары Довжанской. Зара была удивительной и великой женщиной, в молодости она была актрисой театра Кураса, блистательно (по воспоминаниям) играла Мавку, была красавицей. А потом, около 30-ти лет, выходя из «Эрмитажа», попала под машину…. Масса переломов, навсегда — с костылем, потом с палочкой. Но она преодолела трудности, стала великолепным режиссером и подарила счастье творчества тысячам людей. А еще она была Учителем с большой буквы для всех, кто даже случайно встречал ее в жизни. Я играла в литературных спектаклях от студенческой поры до 1986 года, под именем Инна Вабья. Театр Зары был одним из важнейших центров культурной, духовной и диссидентской жизни Харькова. Булгаков, Цветаева, Пастернак, Мандельштам, Вознесенский, Солженицын, Платонов, Бунин, Чехов, Достоевский, Монтень, Шопенгауэр, Соловьев, Бердяев, Ницше, Аурабиндо, Акутагава Рюноске, Пушкин, Шекспир, Сартр, Ибсен, Андерсен, Шукшин, Белый, Волошин, Сковорода, Блаватская, Рерихи, Арсений и Андрей Кончаловские, Окуджава, Стругацкие, Эфрос, Любимов… Это моя школа души.

Адвокатура

Работала адвокатом Харьковской областной коллегии адвокатов с 1982 по 1992 год. Я вела самые тяжелые категории дел – от хозяйственных преступлений – до убийств. Старалась научиться всему. Годы профессионального роста. Не боялась применять самые рискованные и неожиданные методы защиты. Несколько проведенных мною дел преподавались в Харьковском юринституте, как кейсы. Горжусь. Была первым в Украине адвокатом, который ушел из коллегии по собственному желанию. Тогда это было немыслимо)). И даже не было отработанной процедуры такого выхода. Не захотела работать в адвокатуре, которая разваливалась на глазах и становилась конторой по передаче взяток… Спасибо настоящей адвокатуре и моим учителям – настоящим адвокатам, судьям, прокурорам и следователям. Такие были, есть и еще будут в Украине. В адвокатуре год идет за три, так как проживаешь сотни жизней со своими подзащитными и клиентами. Видишь и самые высокие взлеты, и самые глубокие падения человека. В украинской адвокатуре сейчас нужна прогрессивная революция – беспредел надо кончать. Как пример беспредела — это то, что Кернес тоже, оказывается, адвокат! И заправляет сейчас харьковской адвокатурой, как настоящий пахан. Стыдобище!! Адвокатура — моя большая школа жизни, борьбы, компромисса и милосердия.

Консалтинговый бизнес

Работа в адвокатуре дала мне знания и средства для начала частного бизнеса. Основала с партнерами в 1990 году частную юридическую, а потом и аудиторскую компании. В октябре 1993 года рассталась с партнерами и создала собственный бизнес. Я была одной из первых, кто соединил экономику и право, и за счет этого мы несколько лет были эксклюзивными на консалтинговом рынке. Занималась юридической практикой, аудитом и консалтингом с 1990 до 2007 годы (с перерывом на депутатство). Группа компаний «Пруденс» стала крупнейшей консалтинговой группой Украины. Мы брались за самые сложные дела. Не боялись идти против системы. При этом, не участвовали в коррупционных схемах и никогда не платили «откаты». Во многом то, что мы делали, было впервые. Первое закрытое акционерное общество членов трудового коллектива большого завода – было создано нами. Первые труднейшие победы бизнеса над Системой – налоговой, прокуратурой, чиновниками – это и наша работа. Первые годы защиты и продвижения свободного предпринимательства в независимой Украине… К нам обращались тогда, когда теряли веру в возможность отстоять свои права, мы брались за самые сложные дела. Мы тяжело работали и хорошо заработали. Мы стали обеспеченными людьми, мы дружно и весело отдыхали — 270 человек коллектива, все молодые и новые. Все любимые. Всем спасибо. Несмотря ни на что…

Написание первых законов

В 1991 году ко мне обратились хорошие знакомые – депутаты Верховной Рады Украины с просьбой написать проекты законов Украины «О хозяйственных обществах» и «О собственности». Эти законы были написаны на кухне нашей двухкомнатной квартиры в Харькове) И приняты первой Верховной Радой независимой Украины. Работают до сих пор )). Потом были написаны масса законов – в том числе новые Бюджетный, Уголовный, Гражданский, Гражданско-процессуальный кодексы.
Возглавила и фактически построила заново Харьковское областное отделение Союза юристов Украины и была избрана вице-президентом Союза аюристов Украины в 1997 году. Тогда Союз юристов был очень серьезной и влиятельной общественной силой. Надо бы возродить.
Написала Концепцию реформирования системы налогообложения в Украине и представила ее на съезде промышленников и предпринимателей Украины в 1997 году. Многое в ней актуально до сих пор, в том числе бюджетная и налоговая децентрализация)…

Тяжелая работа, Любовь и творчество

Гармоничный, трудный, полнокровный и восхитительный период жизни, который я прожила в счастливом гражданском браке с Юрием Рынтовтом с 1991 по 2002 годы. Юра — талантливейший дизайнер, красивый Мужчина и очень глубокий человек, сложный, конфликтный, прямой, творчески-эгоистичный, но меченый Богом! Прекрасные, творческие, сумасшедшие, сексуальные, полнокровные, трудные, тяжелые, радостные и счастливые годы. Рабочий день по 16 часов, сон по 4 часа, постоянные командировки, зарабатывание больших денег, реконструкция здания, в котором в будущем возникнет «РодДом», бытовые домашние заботы, воспитание дочки, развитие собственной компании, строительство «Хутора», масса новых культурологических проектов, полный дом друзей, путешествия, события, ночные дебаты с архитекторами, любовь, и еще находили время для клубов и танцев… Мы иногда танцевали медленный танец, даже не прикасаясь друг к другу — такое было взаимочувствование» )) Удивительное понимание «второй половинки» и при этом — два льва в одной клетке в период мощного личностного роста… Мы много создали вместе… Никогда не тратили деньги «на ветер». Все, что зарабатывали, направляли на создание чего-то нового и настоящего для многих, а не для себя. Взяли в аренду, выкупили и за 4 года отреставрировали старый разбитый особняк, 1876 года рождения, сделали из него произведение искусства. Интерьер этого здания стал победителем в международном конкурсе лучших интерьеров общественных зданий. Создали уникальный культурологический проект, клуб «РодДом». Вместе с друзьями стали возвращать жизнь в уникальное место Харьковской области «Коробовы хутора», построили «Пьяную хату» и наш «Хутор». Много сделали, чтобы в Харьков приехал талантливейший украинский театральный режиссер Андрей Жолдак. Вместе «взяли на грудь» и выпустили спектакль «Гамлет», который стал событием не только в Харькове, но и в Европе. Рынтовт создал художественное оформление спектакля, а я его финансировала… После моего избрания в Верховную Раду мы старались научиться жить на два города и в двух реальностях — политического Киева и родного творческого Харькова… Расставание было мучительным. Но мы смогли остаться очень близкими людьми. Связь между нами не прервется даже тогда, когда мы улетим с этой Земли… В 2014 году у Юраси родился сын Гера, который должен был родиться, чтобы Рынтовт постиг весь смысл Жизни) говорит, что стал понимать)) Это — счастье, и я счастлива вместе с ними)). Главное же наше детище, наверное «РодДом». И мы сами, как личности.

РодДом, культурные и просветительские проекты

Когда мы начали разбирать завалы в доме номер 5 по ул. Краснооктябрьской в Харькове, то в зале на 2-ом этаже обнаружили под грудой поломанной мебели и кирпичами рояль 1875 года выпуска. То есть, он родился на год раньше самого особняка). Рояль мы отреставрировали за полтора года… А еще подняли все архивы и обнаружили, что дом был построен семьей Енуровских — харьковских промышленников и меценатов, роль которых для Харькова была такой же, как роль семьи Терещенко для Киева. Узнали, что в зале на втором этаже пел Шаляпин и играл Рахманинов, а во время Второй мировой войны там был военный госпиталь и для раненых пела Клавдия Шульженко. И я твердо решила, что в этом доме, кроме юридического, аудиторского и дизайнерского офисов, будет концертный зал. Все, кто об этом слышал, крутили пальцем у виска, а моя партнер Светлана с тех пор возненавидела эту идею и периодически требовала закрыть на замок зал и проект «РодДом», поскольку он тянул большие деньги.
Но 7 сентября 1999 года мы открыли уникальный культурно-просветительский проект «РодДом». Каждый месяц, кроме июля и августа, в течение 10-ти лет здесь проходили творческие вечера самых выдающихся исполнителей, писателей, поэтов, ученых, просветителей… Мы создали единственный на постсоветском пространстве частный камерный зал на 300 человек, с прекрасным светом и звуком, с уникальным дизайном. Юрий Башмет и Игорь Бутман, Парижский оркестр контрабасов, Кенни Гаррот, Цезария Эвора, Спиваков со своими виртуозами, Польское трио аккордеонов, Киевский театр на Левом берегу, Харьковские «Арабески», Евгений Гришковец, Нино Катамадзе, Михаил Жванецкий, Михаил Казаков, Олег Скрипка, Александр Пономарев, Билли Кобэм, Омара, Аль Ди Меола… невозможно назвать всех, хотя помню каждого… Зал РодДома стал известен в мире. Многие узнали об Украине, благодаря ему. На каждую встречу мы выделяли треть мест тем, кто не мог делать взносы в клуб — просто для того, чтобы радость общения могли разделить и те, кто этого желает по-настоящему. К нам ездили на вечера со всех городов Украины. 10 лет я тратила очень большие деньги для того, чтобы мой город Харьков имел такой центр Культуры, и чтобы его знали, как интеллектуальную столицу Украины.
В РодДоме также проходили многочисленные научные, исследовательские, культурные, просветительские, образовательные, молодежные проекты. Здесь побывали послы многих государств и блестящие иностранные специалисты. Здесь же были созданы и реализованы проекты «Молодежный дом», «Карьер-клуб», «Молодежная школа лидерства», «Архитектурная скорая помощь», «Школа эниологии», » Школа эстетического воспитания детей», «Обучение детей по методикам ноосферного образования», «Новые практики в медицине»… РодДом стал и местом, где 15 февраля 2003 года собрались хорошие люди со всей страны, чтобы послушать мою презентацию проекта «Вече Украины». С тех пор постоянные семинары, конференции, круглые столы и обсуждения перспектив развития Украины стали традицией РодДома. Тысячи разных людей, объединенных стремлением познания и рождения нового… Сейчас этот дом в состоянии комы. Мне пришлось отдать здание банку, поскольку одна «подруга» не вернула мне огромный долг… Это — рана во все сердце. И я постараюсь вернуть Харькову этот удивительный Дом. Надеюсь, Бог поможет, а, может, и кто-то из тех, кто здесь бывал… РодДом — это особая, ни на что не похожая, уникальная среда и атмосфера. Атмосфера Уважения к Человеку, Любви, Единения, Познания и Творчества. Моя атмосфера.

Начало политической работы

По моему глубокому убеждению, Политика — это способность глубоко понять проблемы сегодняшнего дня страны — четко прописать картину будущего — и пройти этот путь с минимальными потерями. До избрания меня депутатом Верховной Рады в 1998 году, у меня за плечами было уже десяток написанных на общественных началах и принятых законов, работа над законопроектами в Государственной Думе при президенте Кравчуке, создание Харьковского Союза юристов, который стал самой большой и реальной организацией в Украине, а потом и вице-президентом Союза юристов Украины, который в 90-х годах был очень влиятельной организацией в стране. Я также еще в 1997 году написала Концепцию налоговой реформы и представила её на Съезде промышленников и предпринимателей Украины. Кроме того, работа юристом, аудитором и консультантом дала мне огромный опыт и четкое понимание проблем в сфере предпринимательства и бизнеса, а также в уголовном и гражданском праве.

Я совсем не понимала, что такое выборы, и поэтому, когда несколько моих друзей стали толкать меня на выборы, я сначала даже думать об этом не хотела. Но потом углубленно изучила ситуацию в стране, активно поинтересовалась избирательным процессом, посмотрела внутрь себя — интересно ли мне круто поменять свою жизнь, — и приняла решение идти. Как обычно у меня бывает в периоды, когда нужно принять трудное решение, я заболела)) За время болезни написала весь план кампании, избирательную программу, созвонилась с теми, кого хотела привлечь для работы в штабе, выделила бюджет — и вышла «на волю», готовая к победе.

Я стала депутатом-мажоритарщиком от 169 -го избирательного округа города Харькова. Я пришла в политику, нацеленной на построение новой Украины, богатой и самодостаточной женщиной, заработавшей большой капитал исключительно интеллектом. С четкой программой налоговой и бюджетной децентрализации, дерегуляции, профессиональной армии, просвещения и культурной политики… До сих пор мою избирательную кампанию, работу в округе и депутатскую деятельность вспоминают много людей в округе, и я тоже — с гордостью и радостью. Это было честно и по-новому.

В парламенте работала в комитете по налогам и финансам, а потом — в бюджетном комитете. Активно участвовала в «бархатной парламентской революции» 2000 года, когда парламент, наконец, сломил коммунистическое большинство, переизбрал руководство Рады и открыл новую, «рыночную» страницу в истории Украины. Тогда в парламент впервые пришло много людей моего поколения. Мы не знали друг друга до избрания, но очень хотели конца «совка». Я до сих пор считаю, что парламент 1998-2002 годов был лучшим из всех парламентов Украины. Это был действительно законодательный орган! В зале законы реально обсуждали, их можно было и принять и «завалить» в зависимости от слушаний. Президент Кучма вынужден был постоянно общаться с парламентом, искать компромиссы, убеждать. Несмотря на всякие «согласования», парламент был живой законодательной институцией. Работая первым замом главы бюджетного комитета, я и в мыслях не имела, что можно получать «откаты» от выделенных бюджетных средств. И, добившись финансирования многих бюджетных программ, получила от этого исключительно удовольствие гражданина страны, который может делать хорошие дела.

Каждую субботу я принимала в Харькове от 40 до 100 человек за прием, у меня постоянно работала депутатская приемная, поэтому я досконально знала проблемы людей и формулировала задачи для работы в Раде. Я ввела за правило ежегодно письменно отчитываться перед избирателями, и на улицах люди встречали меня исключительно доброжелательно, за что я очень благодарна.

Работала в парламенте на совесть, была очень активным депутатом, полностью финансово независимой, прямой и правдивой, хорошо юридически и мировоззренчески подготовленной, и потому быстро стала заметной и узнаваемой фигурой, у меня стали брать интервью, приглашать на конференции и в посольства, за меня стали «бороться» разные фракции, зазывая к себе)). Поскольку я не была в компартии, то я впервые увидела работу партий и фракций изнутри. Все они были похожи или на КПСС, или на клубы по интересам. Активно участвовала в разработке новых бюджетного, гражданского, уголовного, гражданско-процессуального, семейного кодексов… Десятки тысяч людей за 4 года депутатской работы, поездки и бессонные ночи, благотворительность, проекты, пикеты и благодарности… Постоянные перелеты и переезды, сон по 4 часа… Люблю свой округ и свой город, и до сих пор встречаю взаимность моих избирателей. Очень приятно)). Так прошла средняя школа моей реальной политики.

Никто!!! Никто в Харькове, кроме нескольких моих друзей, не верил в победу. Руководители исполкома, Совета и предприятий «свысока» смотрели на красивую барышню, которая «с дуба упала» в своем стремлении победить. А мы провели такую кампанию, что выиграли выборы у 24-х конкурентов с разницей в 13000 голосов)).

Во время кампании мы сами получали удовольствие от общения с людьми, от молодежных конкурсов и тематических дискотек, от передачи на радио, от борьбы с коммуняками и социалистами, которые тогда владели сердцами большинства избирателей. Всю кампанию я призывала ни за что не голосовать за коммунистов). Мне говорили, что так вообще нет шансов выиграть… А нам удалось не только привести на выборы молодежь, но и побудить их привести голосовать за Богословскую и своих пап-мам, и бабушек))).

Команда Озимого Поколения

Так получилось, что в Верховной Раде мы сидели рядом с депутатом Виктором Пинчуком, Валерием Хорошковским, Сергеем Тигипко. Мы оказались единомышленниками во многих вопросах борьбы с совком в Украине, подружились, нас объединяла любовь к высокому искусству и всему новому… И мы не могли спокойно слушать коммунистический бред, который очень часто звучал в Раде от представителей старой «совковой» школы. Однажды, когда с трибуны очередной коммуняка что-то «вещал», мы с Виктором «в один голос» сказали: надо делать новый, современный политический проект! Тогда и было задумано движение, которое потом назвали «Команда Озимого Поколения».

В пользу нового политического движения, я отказалась избираться по своему 169-му округу, хотя там конкурентов у меня не было. Все были в шоке – променять гарантированную победу на округе на почти гарантированно непроходимый политический проект Озимых. Но я уже тогда поняла, что Украине, как воздух, необходим нового типа политический проект.
Создали партию «Команда Озимого Поколения», как протест против «совка» в украинских партиях и стремление к новому типу политики.

Собрались, скинулись деньгами и ресурсами, познакомились с новыми людьми, встали и начали… В это же время Настена ждала ребенка (огромное счастье!), и, беременная, «пахала» в кампании вместе со всеми. Много классных людей перезнакомились и собрались вместе.

Мы провели первый в истории Украины настоящий открытый кадровый конкурс! Абсолютно все, кто вошел в число победителей этого конкурса, сегодня реализовались, как лидеры в своих сферах. Это круто! Песни, которые тогда для «Озимых» написал Кузьма Скрябин, живы до сего дня. А потеря Андрея стала большим горем для всех…

Проехали всю страну. Прошли потрясающие тренинги и обучение. Переругались и помирились десятки раз. Увидели, что такое грязный пиар в исполнении Тимошенко. Испытали на своей шкуре, что такое административный ресурс – несмотря на то, что Виктор Пинчук стал мужем дочери президента Кучмы, Кучма в штыки принимал «Озимых», и нас не пускали ни на предприятия, ни во многие СМИ… Пошли на парламентские выборы 2002 года. Проиграли… Мужики-партнеры под утро улетели за кордон пить горькую, а я осталась в штабе и «приняла на грудь» 40 человек из регионов, которые приехали с вечера в штаб праздновать победу, а пожали горечь поражения…Успокоила, расселили, утром пригласила всех позавтракать в ресторане, поплакали и посмеялись, договорились о жизни дальше… Многие из этих людей – до сих пор очень близкие мне люди. Все «проросли» — кто в бизнесе, кто в политике, кто в местном самоуправлении, кто в общественной деятельности. Часть стала цветами, часть – выродились в сорняк. Часть сдалась конъюнктуре, разбогатела и забыла о тех принципах, которые нас тогда объединили… Как всегда в жизни))).

Горжусь, этим проектом. Он принес в украинскую политику новую, современную эстетику, новый стиль, новое содержание… Первая реальная Программа действий, а не лозунгов, первые публичные обсуждения программы в регионах; первый политический кадровый конкурс – все это КОПы, Озимые люди.

Очень часто мне говорили и говорят, что мы тогда опередили время. Ну и ладно. Я привыкла опережать время. Но жалко, что наше общество так долго проламывает постсоветский железобетон и Озимое поколение никак не прорастет в огромное плодородное политическое украинское поле. Это был мой первый опыт командной публичной политики. Очень трудный, крайне поучительный, эмоционально разрывной, оставивший глубокий след в жизни. Тогда, в 2002 году, в 42 года, я впервые познала, что такое поражение. Но все равно, если бы Озимых не было, их бы надо было придумать. Сейчас те, кто тогда за нас голосовал, скорее всего, уже сами родители детей избирательного возраста. Надо нам всем строить новую, настоящую партию – с идеологией и членскими взносами, с четкой программой и планом реализации… Спасибо всем Озимым и всем, кто нас поддержал!

Министерская должность

Весной 2003 года я была назначена президентом Л.Кучмой главой Госкомитета по предпринимательству и регуляторной политике. Совершенно не хотела идти в исполнительную власть. Но это было третье предложение, и отказываться было уже просто «неприлично»). Параллельно продолжала заниматься «Вече Украины», управление консалтинговой компанией передала партнерам. Договорилась с президентом Л.Кучмой, что премьер В.Янукович даст мне возможность сделать на этом «министерстве» пилотный проект. Моей целью было показать, что можно сделать по-новому в отдельно взятом центральном органе исполнительной власти. Я просила дать полгода, Л.Кучма дал мне 4 месяца для «пилота». То есть в течение этого времени со мой никто не боролся)). Я пришла к В.Януковичу с листом текста, где было написано, что я буду делать – он прочитал, согласился, и я пошла работать.

На 2 недели замкнула на себя всю без исключения входящую и исходящую почту комитета, работала с 8 утра до часа ночи, и за этот срок поняла все: систему работы, кадры, квалификацию, коррупцию, компетенцию ведомства и взаимодействие во власти… Я прошлась по кабинетам и увидела всю прелесть «заплесневелых» компьютеров, пустые глаза чиновников… С первого дня я запретила заходить даже в свою приемную с чем-либо, кроме рабочих документов. За 4 месяца я бесконфликтно сократила персонал на 40 процентов, подняла зарплату оставшимся, ввела жесткий контроль над расходованием бюджета и предупредила, что посажу любого за коррупцию и взятки сразу. Ввела еженедельные совещания руководителей подразделений для постановки задач и контроля исполнения, изменила требования к качеству и результативности работы. Добилась постоянного присутствия и жесткого позиционирования Комитета на заседаниях Кабмина и даже «выбила» отдельное здание, куда перевезли все ранее разрозненные подразделения, расстояния между которыми позволяли персоналу бездельничать и бесконтрольно болтаться по городу… За свои деньги, чтобы не тратить бюджетные), осенью я провела празднование Дня предпринимателя в здании Филармонии и постаралась вдохновить коллектив на осмысленную и эффективную работу…

Мы смогли не допустить принятия массы вредных для бизнеса законов и подзаконных актов (что и является основной задачей этого Комитета), довели до принятия ряд полезных базовых законов. Я лично смогла добиться от МВФ и Мирового банка, чтобы они отказались от требования отмены упрощенной системы налогообложения для малого бизнеса – и эти пункты были вычеркнуты из совместных протоколов и «маяков».

Но через 5 месяцев (на 1 больше, чем договаривались) мой «пилот» закончился – и началась война не на жизнь, а на смерть с Н.Азаровым. Я много видела и против многого выступала на Кабмине, я не подписывала согласований на «азаровские регуляторные шедевры» и на проекты явно коррупционных актов министерств и ведомств, и этим останавливала их принятие, я не давала принять постановление Кабмина, которым Н.Азаров хотел регулировать НДС. И «последний бой» был против Н.Азарова, который решил отменить «упрощенку» законом 4000-1. Последним было декабрьское заседание 3-х «урядовых комитетов», на которых мы с Н.Азаровым уже просто непозволительно кричали друг на друга в присутствии министров, которые вообще не поняли, откуда у меня такое «право» — кричать на самого(!) Азарова. И в итоге мое январское публичное заявление об отставке, в котором родился термин «азаровщина». Я написала его ночью, а утром отдала в прессу и после этого пошла к В.Януковичу. Поскольку уже дважды до этого я предупреждала его, что уйду, он прочитал текст заявления и согласился с моим уходом.

Мое заявление об отставке произвело эффект «удара молнии»… Это было впервые в истории украинского правительства, когда политик с должности главы государственного комитета уходит с таким резким заявлением об отставке)). Закон 4000-1 был остановлен, президент Кучма обиделся и отказался со мной встречаться, истеблишмент был в шоке от моего поступка, масса людей перестали со мной общаться… Пресса вышла с моим портретом и подписью «ИННАКОМЫСЛЯЩАЯ», а рожденный мною термин «АЗАРОВЩИНА» прочно вошел в новый украинский лексикон. Недавно, во время ночной работы с компьютером, я случайно «открыла» мое заявление об отставке и прочитала его, спустя много лет)) и в тишине спящего дома я непроизвольно воскликнула «Ни фига себе!». Имеет смысл его прочитать тем, кто забыл)).

Работа в исполнительной власти мне твердо показала: в отдельно взятом министерстве можно много сделать…Но победить Систему одному человеку или ведомству невозможно. Победить Систему возможно, только раскачав ее изнутри и ударив снаружи.

Революция 2004 года

«Оранжевая революция» была для меня «глотком воздуха», и естественным продолжением процесса распада «совка». Но никаких иллюзий у меня не было. Поддерживая сами революционные изменения, я никак не могла разделить всеобщий восторг по поводу Ющенко и Тимошенко. 30 января я улетела в Лондон на встречу с ведущими политиками и аналитиками Европы и США, которые обсуждали Майдан в Украине и будущее страны. В то время всеобщий восторг зашкаливал. И я в этом высокоинтеллектуальном собрании была единственной, кто дал иное видение. 3 февраля 2005 года я сказала в Лондоне, что если Ющенко предложит премьера Тимошенко, и если за Тимошенко проголосует фракция Медведчука СДПУо, то это будет означать сговор и контрреволюцию. Так оно и вышло…

С Ющенко мы были неплохо знакомы лично. Осенью 2001 года он даже предлагал мне возглавить его избирательный штаб. Мы с ним с утра «наворачивали круги» вокруг Софийского Собора, разговаривая о том, что он хочет сделать в стране, а в это время возле входа в его «офис» собирались люди его команды. Я слишком хорошо знала их и прямо сказала Виктору Андреевичу, что с этой командой достичь поставленных им целей невозможно. И отказалась возглавить избирательный штаб будущего президента Украины, предпочтя создание нового – Команды Озимого Поколения. А с Тимошенко мы никогда лично не общались. Но я знала о ней и ее деятельности еще с тех времен, когда Тимошенко с Лазаренко «хозяйничали» в Украине, захватив газовый рынок, уничтожая людей и бизнесы, захватывая под свой контроль предприятия и целые регионы, вывозя из страны миллиарды долларов и делая нищими миллионы наших сограждан.

Тимошенко у меня никогда не ассоциировалась ни с чем, кроме коррупции, вранья и безудержного стремления к абсолютной власти, любой ценой. А Медведчук – человек абсолютно пророссийски и имеприалистически настроенный политик. Украину он вообще страной не считает.

Именно поэтому я поддержала саму буржуазно-демократическую революцию, но не поддержала «идолов», созданных народом. Сразу же, как только ЦВК цинично объявила о результатах выборов, я пошла на 5-й канал и призвала гражданское общество выходить на площади… Весь мой киевский офис консалтинговой компании вышел на Майдан и поставил палатки. А харьковский – разделился и дал «трещину» по идеологическим причинам…

Я тогда быстро рассмотрела основную опасность – разделение Украины, и без устали призывала к «сшиванию страны». Кстати, этот термин мы впервые употребили в «Вече Украины» и потом в Плане Развития Страны. Я призывала голосовать за Ющенко только для того, чтобы не допустить тогда к власти клан донецких. Они в тот период были совсем необузданной «сицилийской» мафией беспредельщиков.
И в 2004, и в 2014 годах я призывала, заклинала — не разделять украинцев на «наших» и «чужих», не «раскачивать» языковые, религиозные, культурные или региональные противостояния… Очень жаль, что в украинской политике слишком много самоуверенных, глухих и не знающих теорию и историю государства и права…

Период контрреволюции

Революция 2004 года закончилась контрреволюцией. Я публично заявила об этом сразу после того, как произошел сговор Тимошенко с Медведчуком. Анализируя события, могу твердо сказать — Медведчук стал связующим звеном между Тимошенко и Путиным. Фракция СДПУо не только проголосовала за избрание Тимошенко премьером, но и организовала ее системную поддержку. Хорошо зная, что Тимошенко «на крючке» у Кремля (В то время она была в розыске Интерпола за дачу взяток руководству Министерства обороны России), а также прекрасно понимая ее президентские амбиции, ею стали «играть», подогревая с первых дней ее борьбу против Ющенко. За несколько недель были прекращены все уголовные дела Тимошенко и ее «команды», похитивших у украинцев миллиарды долларов… Были фактически расторгнуты договоры о покупке газа у России и Туркменистана по цене 50 долларов. Начался шабаш «реприватизации», которая на самом деле являлась грубым перераспределением собственности в свою пользу. Расцвела «большевистская» практика вызова граждан на допросы по телевизору. Одновременно уволили по партийной принадлежности около 18 тыс. государственных служащих, чем породили «бумеранг». Премьер Тимошенко потребовала от судов не удовлетворять иски предпринимателей к налоговой, а СБУ под руководством Турчинова сжигала документы. Ющенко обозвал журналистов хамами — за хамство и преступные действия собственного сына. «Суд Портнова» запретил критиковать правительство…

Расцвел циничный популизм, «большевистская» экономика, правовой беспредел, взятки и воровство, только в другом исполнении… У лидеров Майдана был уровень доверия выше 80%! А они вместо того, чтобы выполнять требования народа, начали борьбу за деньги и власть…

Медведчук стал посредником между Тимошенко и Кремлем и подогревал ее войну с Ющенко в угоду Путину, который ненавидел Ющенко и Майдан…Тогда я была практически единственным общественным деятелем, который публично предупреждал о наступлении контрреволюции и ее опасности для страны… Я заявляла об этом открыто, пытаясь достучаться до власти и народа, чтобы остановить этот процесс, но это был голос вопиющего в пустыне. Ющенко болел и решил «передохнуть», Тимошенко начала борьбу за будущее президентство, а народ решил, что он свою работу уже сделал, и пошел пить чай на кухне и по телевизору наблюдать, как будут сами собой происходить революционные перемены…Популизм расцвел пышным цветом, экономика рухнула… Результат известен.

Борьба против большевизма и рейдерства

События 30 августа – 2 сентября 2005 года. Я категорически выступила против так называемой «массовой реприватизации». Потому что никакой «реприватизации», то есть возвращения предприятий в собственность государства, никто и не собирался делать. Началась борьба за перераспределение собственности постмайданной властью в свою пользу. Первым заводом, который Тимошенко вместе с Коломойским решили «рейдернуть», был Никопольский ферросплавный завод. Мажоритарным акционером которого был Виктор Пинчук.

Этот рейдерский захват был организован лично премьером Тимошенко, с явным злоупотреблением служебным положением, с использованием судов, милиции и бандитов Коломойского. Премьер официально подписала распоряжение, содержащее четкие указания судам, министерству юстиции, регистраторам, силовым ведомствам – как провести рейдерскую атаку завода. Это было только началом массового перераспределения собственности в пользу лояльных премьеру олигархов. Согласно плану, в течение недели должны были быть отобраны и переданы новым владельцам (а не государству), 7 базовых предприятий. А потом – от 3 до 30 тысяч. Я считала и считаю такие действия преступлением. В свете этого, для меня не было неожиданностью всплывшее в СМИ в 2015 году соглашение между Тимошенко и Коломойским о рейдерском захвате «Укрнефти»…

…Поздно ночью мне позвонил Виктор Пинчук, с которым мы дружили со времени знакомства в парламенте в 1998 году, и сказал: «Знаешь, у меня завтра заберут завод. Попробуем защититься. Может, полетишь со мной?». Я сразу согласилась, потому что, во-первых, Виктор — друг, а во-вторых, я считала беспределом это рейдерство под большевистскими лозунгами. Мы стали на защиту не одного предприятия, а принципа защиты института частной собственности. Мы знали, что если сдадим рейдерам Никопольский ферросплавный, то завтра процесс отъема собственности станет «снежным комом» и приведет к краху экономики. Поэтому я стала на защиту предприятия, заявила о коррупции премьера Тимошенко и потребовала ее отстранения от должности.

4 дня продолжалась защита завода. 4 дня я стояла на скамейке с мегафоном, посреди тысяч людей, не пускавших бандитов и продажную милицию на территорию завода. Юристы Коломойского приводили «судебных исполнителей» с купленными решениями судов какого-то неведомого района Одесской области, звонили министры и бандиты, билась в истерике Тимошенко. Бритоголовые бандиты Коломойского руководили на месте атаками милиции…

Меня могли арестовать в любую минуту. У меня не было депутатской неприкосновенности, я не была депутатом. Было очень трудно, несколько раз начинались атаки. В какие-то моменты казалось, что сейчас начнется кровавый штурм, и мы не удержимся. Но произошло событие, которое дало мне уверенность, что мы победим: Виктор Пинчук стал в живой стене перед заводом, взявшись за руки с рабочими, и вдруг я увидела лица еще и других собственников заводов Днепропетровской области, которые приехали защищать НФЗ и стали рука об руку с рабочими. Одного из них я спросила: «Сережа, а вы почему здесь?!» А он мне ответил, что если не защитить «ферросплавный», то завтра придут отбирать у всех и страна свалится в большевизм. Это было очень важно! И я тогда поняла, что мы победим бандитов Тимошенко и Коломойского.

Мы защищали не только завод – мы защищали сам институт частной собственности. И поэтому правда была на нашей стороне. И этими баррикадами мы защитили страну от разрушительного большевизма. Весь мир 4 дня смотрел в прямом эфире по телевизору на эту борьбу в Украине. Борьбу за принцип неприкосновенности частной собственности, на котором зиждется демократия, как таковая. Если бы мы тогда проиграли, от нас бы отвернулись и Америка, и Европа. Они не имеют дела с большевиками… Этот провалившийся рейдерский захват стал «последней каплей», после которой Тимошенко была отправлена в отставку с должности премьер-министра. Так называемая «реприватизация» была остановлена. Мы это сделали. В такую возможность никто не верил…

Защита НФЗ привела к потере мною части симпатиков. Когда я вернулась, многие мне писали и говорили, опустив глаза: «Как Вы, Инна, могли так грубо себя вести, как Вы могли практически материться (так было воспринято тогда слово «суки»)!»… И очень по-интеллигентному отвернулись от меня. Ну что тут скажешь! Надо было, наверное, бандитам Коломойского, ласково говорить: «Молодые люди, не бейте, пожалуйста, рабочих!» или «Господа купленные милиционеры и судебные исполнители, пожалуйста, пойдите сами в прокуратуру и сдайтесь!»…Как очень часто в моей жизни, я пошла против системы, когда все этого испугались. Как часто, – раньше других разобралась в сущности процессов, несущих огромную опасность для общества – и остановила их. И как часто в моей жизни – большинство ничего не поняло, что и зачем я делаю. Поняли много лет спустя…

Март 2006 года. Партия ВЕЧЕ, выборы

Я совсем не хотела идти на эти парламентские выборы. Но масса людей, задействованных в «Вече Украины» за 3 года и те, кто остался рядом после «Озимых», настаивали, что эти выборы нельзя пропускать.

Мы пошли с четкой программой – Планом Развития Страны, с лозунгом «Новый тип политиков и новый тип политики!»…Нам снова, как и в 2002-м Команде Озимого Поколения, избиратели говорили: «Какие вы классные!! Так хотелось бы за вас проголосовать… Но вы же понимаете, что сейчас главная борьба – между Тимошенко и Януковичем! Они точно пройдут! А за вас мы в следующий раз»…

Я это называю шизофренией общественного сознания: требуют перемен – но не голосуют за новых; стонут от беспредельной коррупции и воровства – но голосуют за воров и коррупционеров. И это не закончилось до сих пор! Массовое безумие?!… Но ведь в 2014 погибли тысячи людей, чтобы все поменялось! И кого опять выбрали в парламент на выборах 2014 года?!…(Это было лирическое отступление).

Выборы «ВЕЧЕ» дали большой опыт командной работы. Участники списка сложились деньгами, моя семья бросила на эти выборы все капиталы, которые у нас были. Мои друзья очень нам помогли с финансами и ресурсами – спасибо им за это большое. Визуальная кампания ВЕЧЕ была признана лучшей всеми специалистами. Было проведено тысячи встреч с избирателями…Мы выложились по-полной. Но не все…

ВЕЧЕ стало испытанием для моих новых партнеров, которые решили, что партнерство в бизнесе само собой предполагает и «прогулку» в политику. А я политику воспринимаю, как максимально ответственную и осознанную работу, а не «политическую тусовку» — потому мы разошлись. Так же, как при расставании с первым партнером, я рассчиталась и с новыми партнерами, но это было намного болезненней. Во-первых, это происходило в разгар избирательной кампании, во-вторых, бывшие партнеры «порвали» мой бизнес наживо, уведя с собой большую часть людей и заказов. В-третьих, они сделали все, чтобы использовать власть премьера Тимошенко – и перекрыли у оставшейся у меня части моей компании практически все заказы. Это – подлость. Ее пока не могу простить… Но очень стараюсь )).

В ходе самой избирательной кампании «ВЕЧЕ» в связи с безответственной самоуверенностью одного из лидеров, у нас образовалась «дыра» в размере нескольких миллионов долларов. Мне пришлось взять в банке большой кредит, заложив здание «РодДома». По долгам мы рассчитались, но у меня лично начал «щелкать счетчик процентов»…Я его гасила, сколько могла. Кто брал кредиты в валюте – меня понимает… В итоге, в 2007 году одна из участниц ВЕЧЕ, взяла на себя обязательства погасить долг, но до сих пор даже не начала этого делать. Из-за человеческой жадности и подлости этой барышни, мне пришлось отдать здание «РодДома» банку, чтобы погасить кредит. Я вырвала кусок собственного сердца. Харьков тоже потерял место пульсации Жизни… Жадность и подлость прощать нельзя – я это точно знаю. Потому точно добьюсь возврата этого долга – и направлю деньги на правильные и полезные общественно-политические проекты))…

Общество сходило с ума по кумирам Тимошенко и Януковичу. И ВЕЧЕ проиграло. Мы готовы были принять поражение. Но когда сравнили результаты протоколов избирательных комиссий, которые были у нас на руках, и протоколы в ЦВК, мы были потрясены: почти ни один протокол не совпадал!! И я решила доказать, что результаты выборов сфальсифицированы.

О фальсификациях на выборах 2006 года

Я приняла решение идти с иском в Высший административный суд. Часть «вечников» считали, что это лишняя трата сил и денег. Но мы четко видели, что состоялась масштабная фальсификация, причем в пользу сразу двух «фаворитов» — БЮТ и ПР! Вызов ситуации был в том, что это происходило всего через год с небольшим после победы «Оранжевой революции»!

Большинством голосов политсовета партии ВЕЧЕ, мы приняли решение идти в суд. Нами была проделана огромная работа с представителями других партий, которые тоже имели на руках протоколы, данные в которых были сфальсифицированы. Мы смогли составить сводную таблицу, в которой наглядно свели данные всех протоколов 4-х различных партий – все данные не совпадали!

В первые недели суда мы смогли добиться пересчета голосов в ряде окружных и территориальных комиссий. Несколько примеров: в ОИК N100 на Кировоградщине, где главой комиссии был «бютовец», при вскрытии мешков, в них были обнаружены не бюллетени, а мусор из мусорных корзин – и это было показано по новостям центральными СМИ. Протоколы были, а бюллетеней – нет. Глава этой комиссии сбежал, бегал несколько недель, потом БЮТ добился отмены решения суда о пересчете – и потом уже Высший административный суд признал эти протоколы достоверными! Во Львовской области при пересчете было установлено, что бюллетени, отмеченные избирателями за Нашу Украину, Социалистическую партию и все «маленькие» партии – были посчитаны в пользу БЮТ. И тоже – все было зафиксировано и показано центральными каналами…А при пересчете голосов на участках в Днепропетровской области бюллетени, отмеченные избирателями за ВЕЧЕ, Нашу Украину, Народную партию и все другие «маленькие партии», были посчитаны в пользу Партии Регионов…

Таким образом, уже в 2006 году ПР и БЮТ вступили в сговор о фальсификации выборов, каждый в свою пользу на «своей половине Украины», против партии Ющенко «Наша Украина». Здесь уместно дополнить, что осенью 2005 года, после того, как Ющенко отправил Тимошенко в отставку с поста премьера, она тайно слетала в Москву, будучи в розыске Интерпола по делу о даче взяток офицерам Министерства обороны РФ. Там она встретилась ночью с Путиным, а наутро ее допросил представитель Генерального прокурора России по этому уголовному делу. Тимошенко дала согласие на прекращение в отношении нее уголовного дела о даче взяток по нереабилитирующим основаниям, то есть фактически признала себя виновной. Вскоре после этого Россия отозвала свое требование о задержании Тимошенко из Интерпола. Путин ненавидел Ющенко и умело стал использовать ее, как торпеду против Ющенко.

Мы добились, что впервые в Украине Высший административный суд исследовал фальсификации на выборах целый месяц! Он истребовал все протоколы окружных избирательных комиссий. Только 2 из них были достоверны, а остальные — подделаны!! Причем, фальсификация была проведена «зеркальным образом» — в половине округов – в пользу БЮТ, в половине округов – в пользу ПР. Я пыталась передать президенту Ющенко лично и обращалась публично, чтобы он не допустил такой фальсификации выборов. Ведь и сама президентская «Наша Украина» была обкрадена по договоренности между БЮТ и ПР. Но Ющенко, как всегда, реальную демократию отдал в жертву политической конъюнктуре – ведь он гарантировал Западу, что выборы 2006 года будут самыми демократическими и честными…Когда Суд ушел в совещательную комнату, еще теплилась надежда, что страна изменилась…Суд долго совещался… Но потом под дверь совещательной комнаты просунули диск с текстом решения. Когда председательствующий оглашал, что все протоколы достоверны и результаты ЦВК правильные, большинство судей боялись смотреть нам в глаза…
Для меня стало понятно, что буржуазно-демократическая «Оранжевая революция» завершилась поражением.

Осень 2006 года. Приглашение Януковича к работе в комитете реформ

После Высшего административного суда мы, «вечники», зализав раны, стали думать – что делать дальше. В стране был «бардак», оранжевые распри достигли апогея, был подписан «универсал», Янукович стал премьером… У нас на руках была книга «План Развития Страны», в которую мы вложили целый кусок жизни, кучу денег, и в которой были уверены. Мы собрались на политсовет и приняли решение направить книгу с письмом о сотрудничестве в реализации реформ всем ведущим политикам Украины. Осенью 2006 года ПРС получили: Ющенко, Тимошенко, Литвин, Мороз, Янукович, Ехануров….

Отозвался единственный человек – Янукович. На следующий день, как книга была ему передана, мне позвонил Сергей Левочкин, сказал, что они создают Комитет по реформам и что завтра меня приглашают к премьеру Януковичу на встречу. Я сразу снова собрала политсовет, чтобы мы посоветовались. Было немного «стремно» — ведь почти три года назад был огромный скандал с моим заявлением об отставке и «азаровщине». Мы решили, что я должна пойти и послушать, что скажет Янукович…

Наша встреча с премьером Януковичем продолжалась полтора часа. Он сказал, что помнит, как эффективно я умею работать ( в Госпредпринимательстве) , что прочитал ПРС (?!), практически со всем согласен, и что приглашает меня войти в комитет по реформам, который он будет создавать, и мою команду просит подключить к этой работе. Но главное – он с горящими глазами, вставая и садясь, рассказывал, что он всю жизнь мечтал, чтобы Украина стала восточноевропейским экономическим «тигром», что знает, как это сделать, и готов бороться за реализацию этой мечты. Он сказал, что Ющенко дал ему карт-бланш на реформы, что уже ведутся переговоры о привлечении ведущих консультантов мира, с которыми эта работа будет делаться совместно с украинской командой. Честно говоря, я была приятно удивлена и даже ошарашена. Это был другой Янукович, по сравнению с Януковичем-премьером при президенте Кучме. Тогда он был хорошим организатором и «терпилой». А во время этого разговора – он «летел к своей мечте». Это было совсем неожиданно и даже наивно. Но обнадеживало.

Вопреки бытующему тогда мнению, что «широкая коалиция» Ющенко с Януковичем была чуть ли не национальным предательством, я придерживаюсь иного мнения. Это был верный путь. И если бы не стремление Тимошенко к власти любыми средствами, если бы не самолюбование Клюева, заявившего о трехстах голосах в парламенте, и малодушие Ющенко, — то такая широкая коалиция могла действительно реализовать большой объем реформ, сшить Восток и Запад страны. Демократизм, украинский патриотизм Ющенко и организаторский талант Януковича, в соединении, могли дать хороший результат… Надеюсь, сегодня, спустя много лет, умные люди это поняли…

Началась работа в Комитете реформ при премьер-министре Украины Януковиче прекрасно. Я была назначена руководителем сектора «Корпоративное законодательство» и, со свойственным напором, начала работать. Я привлекала и своих прекрасных специалистов из «Пруденса», и «вечников», и получала огромную пользу от общения с ведущими иностранными консультантами и политиками. Поскольку я работала в Комитете, как глава всеукраинского общественного движения «Вече Украины», государственного финансирования моей работы не было. Я сама не только работала бесплатно, но и финансировала работу всех привлеченных мною лиц из своих ресурсов. Как всегда . Потом Сергей Левочкин сообщил мне, что нужно идти на государственную службу, поскольку я не могу быть в Комитете единственным человеком без госдолжности… Меня пригласил Янукович и сказал: ты не можешь дальше работать в Комитете, как представитель общественности, иди замом министра юстиции, будешь от министерства работать в Комитете по реформам. Я согласилась, премьер перезвонил Лавриновичу, тот команду принял… И воспринял меня, как конкурента и, следовательно, по его мнению, врага. С тех пор он так и не смог преодолеть ко мне неприязнь и даже не научился смотреть мне в глаза)) Ну и Бог с ним…

Этот короткий этап творческой и продуктивной работы в Комитете реформ породил Закон об акционерных обществах (который, правда, очень обкромсали потом в парламенте люди Ахметова), массу изменений в налоговое и регуляторное законодательство… И совсем небольшой период работы в министерстве юстиции.

Но никакие реформы в стране никому серьезно начать не удалось. В стремлении стать следующим президентом, Тимошенко раскачала ситуацию до абсурда, снова сделали всех врагами, был фактически уничтожен Конституционный Суд, незаконно распущен Парламент…После парламентских выборов, во взаимной ненависти, Ющенко и Тимошенко снова «порвали» власть между президентом и премьером. Начался период популизма «тимошенничества», который не мог привести ни к какому иному результату, кроме экономического краха, разочарования и грядущей победы «регионов»…

Период «свой среди чужих, чужой среди своих»

Тимошенко начала очередной этап борьбы за абсолютную власть в Украине. Создав культ личности, получив огромный финансовый инструмент, как премьер-министр, в руки которого, по украинской традиции, всегда сходятся коррупционные потоки от всех госорганов, она стала крайне опасной. Снова активизировался Медведчук и стал одним из главных советников Тимошенко, продолжил посредничество между нею и Путиным. Олигархи, с которыми она продолжила делить промышленность и перераспределять собственность, накачивали ее ресурсами. Я четко поняла: в 2010 году на президентских выборах сражаться будут Янукович и Тимошенко. А значит, крайне велика смертельная опасность для моей страны. Нужно было что-то делать, чтобы не допустить такого сценария.

Я до сих пор считаю, что Тимошенко была намного опаснее Януковича. Она умела создавать культ личности и обожание себя избирателями, у нее был магический голос. Мужчины пасовали перед ней. Ее постоянное вранье она тщательно «паковала» в красивые слова. Потому было понятно, что победить ее может только женщина с такой же сильной энергетикой, за которой будет стоять мощная организационная машина. Я стала думать, как не допустить прихода Тимошенко к абсолютной власти, которая создаст в Украине путинскую модель управления.

«Политика – искусство возможного» — это аксиома. Бог послал возможность, которую я должна была использовать. Янукович сделал мне предложение стать 4-м номером списка ПР на выборах 2007 года. Он понимал, что ему нужен политик, способный противостоять Тимошенко, а я понимала, что за мной станет мощная организационная сила, способная противостоять премьеру Тимошенко на пути к абсолютной власти.

С августа 2007 начался период моего сотрудничества с Партией Регионов, который я называю «Свой среди чужих, чужой среди своих».
За период сотрудничества с ПР, я дважды выходила из партии и фракции с протестами и публичными заявлениями. Многие до сих пор спрашивают – как я осталась жива? Да так и осталась… Значит, еще должна что-то сделать очень важное)).

Принять такое предложение Януковича я могла только по решению съезда партии «ВЕЧЕ». И моя партия «ВЕЧЕ» такое решение приняла.
Прошел год после парламентских выборов 2006 года. В стране продолжалось «сумасшествие» вокруг ПР и БЮТ. Люди смотрели этот «бразильский сериал», а ситуация была очень опасной. Уже тогда нам, «вечникам», стало понятно, что Тимошенко начала «крестовый поход» за президентской властью с абсолютными полномочиями. Было известно, что ее партия не голосовала в 2004 году за Конституцию и что она хотела отменить эту конституцию, как только победит на президентских выборах. Портнов разработал для нее сценарий такого возврата к Конституции 1996 года, который потом предоставил и реализовал для Януковича. Она была уверена, что, получив во второй раз кресло премьера, она до конца уничтожит Ющенко, ликвидирует как таковой бизнес своих политических оппонентов, проведет «реприватизацию» и получит, наконец, вожделенную ею неограниченную власть. Нам было также известно, что в 2005 году, после снятия ее с должности премьера, она имела тайные переговоры с Путиным, в ходе которых они договорились о совместной борьбе против Ющенко. В результате, в России в отношении Тимошенко было прекращено уголовное дело по взяткам офицерам Минобороны России и снят розыск Интерпола. Посредником между Путиным и Тимошенко уже тогда окончательно стал Медведчук. Опасность того, что Тимошенко получит абсолютную власть в Украине и установит тоталитарный «большевистский» режим, для нас стала очевидной.

Янукович и Тимошенко, по своей сути, были очень похожи. Оба – «постсовки», оба – диктаторы, оба – с харизмой и претензией на манипуляцию массами. Но только Янукович шел к абсолютной власти «через желудок», а Тимошенко – «через сердце» избирателей. Поэтому она была опаснее. И остановить ее могла только женская энергия, за которой стояла бы крупная политическая сила.

Кроме того, опыт работы в Комитете экономических реформ был очень позитивным, и мы имели надежду, что ПР действительно будет провайдером крупных экономических рыночных реформ. Регионалы умели работать и строить – этого у них не отнять.

Поскольку «ВЕЧЕ» реально стоит на демократических принципах работы, мы — единомышленники, то предложение войти в первую «пятерку» ПР было вынесено сначала на рассмотрение политсовета партии, а потом – и съезда партии «ВЕЧЕ». В ходе переговоров с Януковичем мне удалось достичь немыслимых, с точки зрения ПР, результатов: во-первых, я добилась, что для ВЕЧЕ делается исключение из «принципов» ПР, и партия «ВЕЧЕ» не ликвидируется (как это заставили ранее сделать Кушнарева или Тигипко-потом); во-вторых, кроме меня, Янукович согласился включить в список второго представителя ВЕЧЕ. Таким образом, я шла в список не одна, а с единомышленником. Политсовет и съезд приняли решение делегировать в список ПР меня и И.Горину. К сожалению, Ирина Горина не выдержала никакого испытания – ни на совесть, ни на принципы, ни на выполнение взятых обязательств. Еще одна боль и предательство в моей жизни.

О «ВЕЧЕ»
Много раз я задумывалась и меня спрашивали: почему я не инициирую ликвидацию партии «ВЕЧЕ», почему, не будучи уже богатым человеком, я все равно ежемесячно финансирую партию, почему постоянно ищу глазами в сети и прессе любое упоминание о «вечниках» и их деятельности?

ЕвроМайдан ответил ))) Когда собрания граждан стали называть, как в древности, «ВЕЧЕ», когда скандировали «Україна – це я!», когда требовали перезагрузки страны, новой политики и новых политиков, когда стали требовать плана развития страны… Мы все это подготовили… 10 лет назад. Ну да, слишком рано)) Но, главное – не поздно! Впереди, уже в этом году, точно будут формироваться новые политические силы. Не политические проекты, а настоящие политические движения и политические партии – под четкие политические программы и задачи. ВЕЧЕ – готово к труду и обороне))).

Период в ПР с ноября 2007 г. по январь 2009 года.

ПР была в оппозиции. Меня сразу избрали членом президиума партии и членом теневого правительства. Готовила реформы, старалась привить членам фракции культуру публичного обсуждения проблем и задач )). Боролась за демократические процедуры в ПР, говорила правду в глаза на заседаниях президиума и политсовета, писала закрытые письма Януковичу и членам президиума с призывом начать реформирование и демократизацию ПР… Одновременно общалась с «вечниками», содержала партию, выплачивала ее долги…

В марте 2008 года Настенька подарила нам наше чудо – Полинку. Огромное счастье!)))

Накануне экономического кризиса 2008 года, мне удалось ранее других увидеть его предвестники и подготовить аналитическую записку для Януковича и членов теневого правительства. Многие назвали мое выступление на заседании теневого правительства «эмоциональными предположениями», состоялось горячее обсуждение и осуждение меня)). Но когда через 3 месяца все начало происходить так, как я описала, профессиональное уважение ко мне членов теневого правительства кратно выросло. Однако, обида тех, кто отзывался пренебрежительно о моем анализе, глубоко затаилась…

Тихую ненависть ко мне всегда испытывал Андрей Клюев. Продолжалось открытое принципиальное противостояние с Азаровым и его «группой» по вопросам налогового и бюджетного законодательства, закона о госзакупках и т.п…Отношения с Борисом Колесниковым и его группой менялись «от лета к зиме и обратно» в зависимости от позиций по тем или иным проблемам)). В том составе фракции ПР либеральное крыло практически отсутствовало, и мне было очень трудно.

Отдельной историей стала моя совместная борьба с предпринимателями Киева против Черновецкого.
В 2009 года ко мне обратились предприниматели г.Киева с просьбой помочь им в борьбе с мэром Черновецким и его «молодой командой». Когда я прочитала документы, посетила несколько заседаний Киеврады, пообщалась с активистами и депутатами «Удара», повстречалась с неадекватным Черновецким, я «взялась за дело».

В результате совместных действий, мы организовали несколько массовых акций протеста, заблокировали десятки незаконных решений и, наконец, провели «темную сессию» в Киевсовете, которая стала началом конца Черновецкого. Несмотря на то, что администрация выключила в помещении электричество, голосование было проведено и отменены десятки незаконных решений.

Моя активная поддержка предпринимателей в движении против Черновецкого привела к серьезному конфликту с Януковичем. Он дважды вызывал меня к себе и требовал, чтобы я отошла от этого процесса и «не лезла». Я настаивала, что Черновецкого надо гнать «грязной метлой», и что, поддерживая его, ПР потеряет остатки избирателей в Киеве. Каждый остался при своем мнении. Особо остро стал вопрос, когда на день важного заседания Киеврады, на котором я принципиально должна была присутствовать, назначили выездное заседание «теневого правительства» в Крыму. Мне тридцать два раза напомнили, что я должна улететь из Киева. Я не полетела. Это было равносильно открытому вызову Януковичу. Он меня еще раз вызвал, и мы с ним сильно поругались.

Но правда оказалась на моей стороне – поддержка «регионами» Черновецкого еще больше обвалила рейтинг ПР в Киеве, а желательных голосов «бабушек» так и не дала.

Сейчас просто «зеркально» обстоят дела с мэром Харькова Кернесом. Власть пытается его поддерживать, а в итоге эта поддержка снижает уровень поддержки самой власти. И снова не хотят меня слышать. И снова все будет так.

Работа в первой следственной комиссии по газу

В январе 2009 года, во время «газовой войны», я, вопреки воле фракции, которая опасалась идти в открытую конфронтацию с Тимошенко и русскими, зарегистрировала Постановление о создании Временной следственной комиссии парламента, для выяснения причин отключения газа и состояния газотранспортной системы страны. Сначала на меня «накинулись» все члены президиума ПР, требуя отозвать постановление. Но я смогла убедить Януковича, что оппозиция не имеет права оставаться в стороне от вопроса, из-за которого мерзнет и Украина, и Европа, что мы обязаны создать ВСК. В итоге, фракция меня поддержала, и ВСК была проголосована.

С этого момента началась глухая вражда с Клюевым и его «группой влияния». Клюев был постоянным посредником от ПР в коммуникации с Тимошенко и Медведчуком, а потому был крайне недоволен, что я начала расследование газовой войны, а потом – и газовых контрактов. Опыт работы «первой газовой ТСК» был для меня легким «шоком», поскольку тогда, впервые в политической истории Украины, премьер-министр Тимошенко дала прямое указание членам правительства и всем руководителям нефтегазового комплекса страны не выдавать ни одного документа на официальные запросы парламентской следственной комиссии. Мне пришлось приложить невероятные усилия, чтобы убедить председателя «Нефтегаза», «Укртрансгаза» и других руководителей прийти на заседания ТСК и дать пояснения, а также представить хотя бы какие-то документы. Но, во многом, это и спасло их от уголовной ответственности впоследствии.
Это была тяжелая и крайне неблагодарная работа.

Мне приходилось преодолевать сопротивление не только Тимошенко и всей исполнительной ветви власти, но и большинства фракции ПР, которое тогда так боялось Тимошенко и Путина, что готово было сожрать меня живьем. Вдобавок, на заседании Совета национальной безопасности и обороны я прямо уличила премьер-министра Тимошенко во вранье и назвала воровкой. Это полностью «порвало» тех регионалов, которые привыкли к чинопочитанию. И меня стали избегать, бояться, ненавидеть… Мы добыли уже тогда информацию, что Тимошенко совершила преступление при заключении газовых контрактов. Но премьер-министр Тимошенко, манипулируя парламентским большинством, не допустила оглашения в парламенте итогов работы этой первой «газовой» ВСК…

Выступление против узурпации власти ПРиБЮТ, выход из ПР

Весной 2009 года до меня стала доходить информация, что на самом высоком уровне ведутся переговоры о создании коалиции между ПР и БЮТ, с тайным договором об узурпации и взаимной передаче власти друг другу на десятки лет вперед. Также была подготовлена новая Конституция, в которой фактически сворачивались все демократические институты.

Эту информацию тщательно скрывали, владели ею только непосредственные участники переговоров. Периодически «прорывались» некоторые законопроекты, которыми готовили почву для этого переворота, и у меня по их поводу возникали постоянные конфликты на фракции. Чувствовалось, что абсолютное большинство фракции поддерживает идею ПРиБЮТ, многие пытались меня убедить, что вопрос уже окончательно решен.

Я убеждала Януковича, что этого делать нельзя, поскольку будет народное восстание. А Тимошенко все равно обманет. Только Сергей Левочкин говорил мне, что решение еще окончательно не принято, и что у Януковича сработает политическое чутье, и он ни за что не пойдет на эту сделку. Но, в итоге, один из моих приятелей сообщил мне, что в конкретный вторник в парламенте будет проголосована коалиция ПРиБЮТ, и что уже разделены все должности в исполнительной власти, в том числе и ему определено конкретное место министра. Почти в это же время Юлия Мостовая опубликовала текст «конституции ПРиБЮТ», — и стало очевидно, что «медведчуковско-клюевская свора» побеждает. Опасность была огромной.

Так совпало, что на текущую пятницу был запланирован очередной, обычный прямой эфир на «Интере», куда была приглашена и я, среди прочих политиков. Но за несколько часов до эфира мне позвонил редактор и сказал, что все политики по каким-то причинам отказались от эфира, редакция, спасая ситуацию, пригласила вместо них журналистов, и мне предлагают не ехать. Я поняла, что политики испугались и смирились. Разные «регионалы» несколько раз позвонили мне и рассказали, что меня ждет, если я поеду на эфир, и как будет выглядеть мой труп в моем обгоревшем автомобиле…

Но я знала, что если такой сговор состоится, то Украина станет «второй Россией», тоталитарной страной, с передачей власти типа «путин-медведев». И я не испугалась. Поехала на эфир и там публично заявила о готовящемся государственном перевороте, антидемократической конституции и призвала Януковича не подписывать это соглашение. Я знала, что он смотрит этот эфир, и знала его фобии. Я должна была это сделать, использовать последний шанс, чтобы расшатать этот антиукраинский заговор. В итоге, я оказалась единственным публичным политиком, который пошел против сговора двух крупнейших политических сил. Тот государственный переворот мог надолго лишить Украину демократических перспектив.

Янукович, на Троицу, заявил, что коалиции с БЮТ не будет. А у Тимошенко вырвалось историческое «Все пропало!».

В знак протеста против антигосударственного сговора, я публично вышла из фракции и партии регионов и стала внефракционным депутатом.

В это же время в моей жизни появился Мужчина, который стал моей поддержкой и опорой на этом тяжелейшем этапе моей жизни)).

Участие в президентской кампании 2010 года

Итак, с мая 2009 года я вышла из ПР и к президентской кампании 2010 года подошла, как беспартийный депутат, который был ни с властью (Тимошенко), ни с оппозицией (Янукович). Стала вырисовываться конструкция президентских выборов, в которых маленькие, но реальные шансы на победу имел «новый» кандидат. Я считала главной целью для страны и для меня – чтобы избиратели не голосовали ни за Януковича, ни за Тимошенко и выбрали нового политика. Я пошла в кампанию и зарегистрировалась кандидатом в президенты. В ходе предвыборной гонки мною были проведены переговоры с Яценюком и Гриценко, и наметились первые проблески возможного достижения согласия о выдвижении единого «нового» кандидата… Но Тигипко «соскочил» с переговоров и отверг такую перспективу…

И снова, как в 2002 году во времена «Команды озимого поколения», и в 2006-м с «ВЕЧЕ», украинские избиратели, проклинающие свою жизнь и коррумпированную власть, снова проголосовали именно за такую власть! Несмотря на то, что выбор-то был! Снова раздвоение сознания у неповзрослевшего общества. Когда в ночь выборов, после объявления предварительных результатов, во время «марафона», журналист «Интера» спросил меня, что я думаю о выборах, я сказала, глядя в объектив, а значит, в глаза избирателям: «Если потом Вы будете возмущаться властью – посмотрите в зеркало и вините только себя»…

Некоторые «любители острых ощущений» говорят, что было бы лучше, если бы в 2010 году президентом стала Тимошенко. Я скажу очень кратко: в таком случае сейчас в Украине был бы режим, средний между лукашенковским и путинским, с культом личности, запретом на свободу СМИ, исправительно-трудовыми лагерями для противников и необольшевизм в расцвете…

После победы Януковича в январе 2010 года, я до сентября 2010 года была внефракционным депутатом.

Работа во второй следственной комиссии по газу

Осенью 2010 года в парламенте был поднят вопрос о том, что газовые контракты 2009 года являются актом государственной измены. Было принято решение снова создать Временную следственную комиссию по газовым контрактам 2009 года. Мне предложили продолжить работу, прерванную в 2009 году. Мне это было очень интересно и важно и с профессиональной точки зрения, как юриста и аудитора, так и с политической. Но условием такого избрания было мое возвращение в ПР. Я приняла приглашение вернуться в ПР и возглавить комиссию.

Мы продолжили работу, которую нам не дали завершить в 2009 году. Имея точное представление об обстоятельствах подписания контрактов в 2009 году, я смогла организовать работу ВСК так, что мы имели твердые документальные доказательства того, что премьер Тимошенко подделала директивы правительства и умышленного заключила заведомо кабальные для Украины контракты.

Нам удалось также добиться документального подтверждения личной зависимости украинского премьера от России. Компания Тимошенко ЕЭСУ имела непогашенный долг перед Россией в сумме 400 млн долларов. Также ФСБ и прокуратура России имеют уголовное дело по обвинению Тимошенко в даче взяток работникам министерства обороны РФ. Мы смогли представить украинскому обществу документальные доказательства преступной деятельности Тимошенко. В то же время, когда дело поступило в суд, непрофессиональное ведение судебного следствия привело к тому, что «грязная» процедура суда поставила под сомнение абсолютно правильное и законное обвинение. Как часто бывает, форма «угробила» содержание. Но главное все же произошло: зло было наказано, а с глаз большинства избирателей спала пелена, и они увидели реальное лицо своего бывшего кумира Тимошенко. Несмотря на грязную травлю меня и реальные угрозы, я смогла довести объективное парламентское расследование до конца.

На парламентских выборах 2012 года я принимала сложное решение. С одной стороны, отношения во фракции были очень напряженными, ситуация «свой среди чужих, чужой среди своих» обострилась до крайности. С другой, после победы Януковича на выборах 2010 года, было реально сделано очень много и в плане капитального строительства, и с ЕВРО-2012, и по социальным программам… Но главное – Янукович назвал задачей заключение Украиной Договора об Ассоциации с ЕС. Я считала, что организовать принятие всего необходимого законодательства может только такая «машина», как ПР. И что цель Ассоциации с ЕС оправдывает почти любые компромиссы. Я хотела ускорить этот процесс. Да и муж решил баллотироваться в парламент по своему мажоритарному округу, поскольку к тому времени уже прошел все уровни депутатства – он был депутатом районного, городского и областного совета. Жизненные обстоятельства складывались именно так. Поэтому когда мне передали от Януковича предложение идти по списку ПР, я согласилась. Вокруг моего места в списке развернулась «возня». Технологи и часть высшего звена «регионалов» настаивали на моем включении в «пятерку», а Клюев с компанией делали все, чтобы меня вообще в списках не было.

После избрания в парламент под номером 60 в ПР, меня, без моего согласия, «определили» на должность первого заместителя главы комитета по культуре и духовности. Мне пришлось потрудиться, чтобы перейти в комитет по Евроинтеграции на должность заместителя главы комитета. Благодаря моему вхождению в этот комитет, его работа была разблокирована, и мы приняли много необходимых решений для выполнения обязательств перед ЕС.

Когда в январе 2013 года стало понятно, что Янукович пытается поставить «семью» на все ключевые должности в стране, я отказалась в этом участвовать. Мы с мужем специально уехали за границу, чтобы не участвовать в голосовании за «Кабмин семьи». Я много раз предупреждала «регионалов», что узурпация власти плохо кончится. Но была главная цель, ради которой стоило идти на компромиссы – подписание договора об Ассоциации с ЕС. Я всегда была и есть сторонником евроинтеграционного курса Украины (при этом я до сих пор не уверена в необходимости нашего членства в ЕС). Поэтому делала все, чтобы в ПР не победили сторонники Таможенного союза с Россией, которых была половина.

Когда в ноябре 2013 года я узнала от Клюева о возможности срыва подписания договора в Вильнюсе, я «рванула» к Януковичу, но добиться встречи с ним оказалось просто невозможным – уже тогда он крайне ограничил круг своего общения. Тогда я переговорила с «верхушкой» ПР и предупредила, что авантюра со срывом «Вильнюса» закончится народным восстанием. Бунтом, который сметет регионалов уже навсегда… Я написала в УП блог «Не верю!» с последней надеждой, что Янукович прочитает и отреагирует. После этого блога несколько «регионалов» трусливо попугали меня исключением из фракции и другими проблемами. Среди этих «регионалов» был и Царев…

Майдан. 2013-2014

29 ноября 2013 года был день рождения моей дочери Насти, и я должна была ехать в Харьков. Естественно, весь вечер накануне и всю ночь мы ждали Вильнюса. Еще под утро 29 ноября Левочкин из Вильнюса мне написал, что Янукович продолжает «маневрировать и выторговывать лучшие условия для Украины»… мы до последней минуты надеялись, что он все же подпишет. Когда стало официально известно об отказе от подписания, я поняла, что начнется буря, и осталась в Киеве, не поехав на день рождения дочери.

Днем стало понятно, что готовится зачистка Майдана. Всеми доступными мне способами, я стучала во все двери и звонила по всем телефонам, чтобы не допустили разгона людей… Сергей Левочкин ответил мне, что Клюева предупредил, что если будет разгон, всем будет конец, и тот дал слово, что разгона не будет… Потом была бессмысленно жестокая «зачистка». В эту же ночь мы с мужем написали заявления о выходе из ПР. В воскресенье мы приняли участие в «Марше миллионов», и с этого времени постоянно помогали Майдану.

В понедельник, 2 декабря, я опубликовала план парламентского, малокровного выхода из кризиса: переформатирование большинства под евроинтеграцию, возврат к Конституции 2004 года, проведение досрочных президентских выборов осенью 2014 года. Я делала все, чтобы «регионалы» и члены «большинства» перешли на сторону народа, поддержали евроинтеграцию, подписали Акт о возвращении к легитимной Конституции 2004 года. Убеждена, что если бы «регионалы» сделали это вовремя, жертвы и потери были бы совсем не такими ужасными…

В ночь с 10 на 11 декабря 2013 года, когда была сделана попытка силовой зачистки Майдана, мы с мужем приехали на Майдан и стали рядом с людьми, когда на площади было всего около тысячи протестующих против нескольких тысяч милиции. Мы «брали за грудки» силовиков, погнали Царева, который ходил «гоголем» и пытался руководить зачисткой… Я выходила на сцену, чтоб поддержать людей и укрепить их веру в победу…

С первых дней Майдана и до победы я старалась предотвратить «националистические перегибы», которые пугали русскоязычное население и жителей юго-востока. Я просила выступать на Майдане не только на украинском, но и на русском языке, не создавать культ Бандеры, поскольку его фигура резко конфронтационная… Я старалась помочь политикам и протестующим найти общий язык… Я сделала все от меня зависящее, чтобы Майдан победил, но без губительных для страны последствий. Ясно были видны все грубые ошибки. Мне было очевидно, какие испытания предстоят впереди…

Задолго до начала гражданского противостояния и путинской агрессии, я написала, что основная цель Путина – разжечь в Украине гражданскую войну и жесткое противостояние, чтобы перекроить наши границы. Тогда, к сожалению, большинство посчитали это «пиаром»…. Как трудно иметь стратегическое видение и постоянно опережать время в своей собственной стране! И какого числа трагедий можно было бы избежать, если бы в Украине было больше стратегически мыслящих политиков…

После Майдана. 2014-2015

Несмотря на то, сколько было сделано мною во время революции, я не вошла в парламентскую коалицию после Майдана. Принципиально я не могла участвовать в том «шабаше» по захвату власти, который устроили «бютовцы» и «свободовцы» вместе с рядом депутатов из ПР, с которыми они много лет сотрудничали…

Я слишком хорошо знаю тех, кто узурпировал власть после Майдана Достоинства. И Яценюка, и Турчинова, и Тягнибока, и Пашинского, и Авакова… Они – точно не отвечают критериям и требованиям, которые выдвинуло гражданское общество к власти на Майдане. Это была, и продолжается, контрреволюция. Проданный Крым и война на Донбассе еще более обострили это понимание. И я убеждена – сговор по сдаче интересов Украины в Крыму и на Донбассе должен быть расследован и осужден… Так же, как должны быть осуждены все, кто имел отношение к смертям на Майдане.

Никогда и никто не заставит меня смириться, после стольких жертв и перед глазами стольких миллионов украинцев, которые не утратили еще веры в Свою Украину, — с продолжающейся коррупцией, воровством, переделом собственности, хамством власти…

В 2014 году я призывала проголосовать за Порошенко на президентских выборах и выбрать его «в один тур», поскольку у нас не было другого выхода – путин собирался сорвать выборы в целом и оставить Украину без легитимной власти, чтобы забрать страну без особых усилий. Так что не стоит жалеть о том голосовании. Но я н и к о г д а не смирюсь с Иловайском, Дебальцево, Аэродромом, Широкино… Я никогда не прощу президенту после революции и войны банального вранья, работающей в раше кондитерской фабрики, за налоги которой рашистские солдаты получают оружие и убивают моих сограждан… И я н и к о г д а не допущу узурпации власти и создания новых криминальных схем бизнесменом, который стал президентом моей страны на крови героев…

Несмотря на то, что мною была проведена очень большая работа, чтобы было принято решение о проведении досрочных парламентских выборов осенью 2014 года, я принципиально отказалась идти в этот парламент. Потому что не участвую в фарсе «договорняков на костях». Так же я не буду участвовать в местных выборах осени 2015 года, поскольку сначала властьпридержащие приняли закон о местных выборах, который уничтожает саму базу местного самоуправления, а сейчас уже расписали все округа, «как пулю». Фарс, подлость, предательство собственного народа… Не участвую! И точно знаю, что этот беспредел – уже агония постсоветских «комсомольцев» и «коммунистов». Мы скоро поставим точку в истории постсовковой Украины и начнем писать историю новой, свободной, независимой и демократической страны.

Во время и после Майдана я постоянно работаю с гражданским обществом. Оно – родилось, наконец. И я делаю все, чтобы помочь гражданскому обществу окрепнуть, набраться опыта, научиться контролировать власть и формулировать свои требования. И не думайте, дорогой читатель, что все уже «сдулись». Да – уже нет денег у большинства волонтеров, да – масса вранья власти породила разочарование и неверие… Но – Дух уже не загнать в бутылку, как джина. Дух Украинцев и Украинства победит. И сегодня гордо называют себя украинцами, гражданами Украины, и русские, и евреи, и молдаване, и грузины, и венгры, и белорусы, и поляки… — и представители всех 135 наций и народностей, которые живут в моей родной стране…

28 сентября 2014 года в моем родном Харькове нам с товарищами и губернатором Балутой удалось организовать Марш Единства, который стал переломным моментом для моего города и для всей Харьковской области. Нам удалось правильно распространить призыв и информацию, организовать взаимодействие активистов с областной властью – и 10 000 свободных человек прошли по центральной улице и площадям Харькова в Марше за единство Украины. В этот же день был снесен идол – памятник Ленину. И это было правильно, и с исторической, и с морально-этической точки зрения. Я никогда не была членом коммунистической партии и всегда считала коммунистическую идеологию враждебной Человеку. И я думаю, что постсоветское государство в Украине в ближайшее время будет разрушено окончательно.

Война на Донбассе для меня – совершенно конкретные военные и добровольцы, волонтеры и активисты, убитые и раненные, генералы и комбаты, жены и невесты, дети и родители, на передовой и в тылу. С апреля 2014 года все члены нашей семьи занимаются волонтерством. С мая по ноябрь я постоянно ездила на передовую – без прессы и публикаций, только для того, чтоб иметь точную и правдивую информацию о состоянии дел и людей. Без этого заниматься реальной политикой для меня невозможно. Сделаю все, чтобы мы победили в войне – и за территорию, и, главное – в борьбе за человеческие сердца.

В апреле 2015 года я переехала из Киева в мой родной Харьков. Потому сейчас борьба за украинский Харьков – это большая политика. В январе 2014 года я сказала, что будет гражданская война, инспирированная путинным, что будет захват наших территорий рашистами, и что Харьков станет «сталинградом» в этой войне… Если мы потеряем Харьков – мы потеряем Украину! Поэтому я здесь – и никому не дам устроить новый донбасс в моем родном городе… Потому что Харьков нужно освобождать от криминальной монополии Гепы-Допы. Потому что имею программу создания в Харькове Города Мира на Юго-Востоке Украины. Красивого и мирного украинского города-миллионника, интегрированного во весь Мир.

Сейчас я занимаюсь тем, что умею делать очень хорошо: юридическим и экономическим анализом Харькова, как объекта эффективного управления. Без коррупции и воровства из городского бюджета. И мы заставим любую власть это сделать.

Я продолжаю работать, чтобы в Украине прошли реальные, коренные изменения и была построена совсем другая, новая и комфортная для людей страна. Вижу, что постепенно создается критическая масса людей, имеющих такую же цель… Очень хочу увидеть реализацию Плана Развития Страны. И надеюсь, что об этом и будет продолжение моей автобиографии)).

Моя профессия – помогать, защищать и создавать))). Будьмо!