Не делай как все. Поставив цель, для ее достижения двигайтесь в противоположном направлении. И вы достигнете своей цели.

Мы привыкли к стандартам. Правило «не высовываться» заложено у нас на уровне генов. Нам легче всего поступать так, как поступали до нас если не миллионы, то десятки тысяч. Попытка идти наперекор общепринятым нормам большинством воспринимается как ошибка и позерство. Преодоление стереотипов пугает, поскольку решившийся на это должен все делать сам, не надеясь на отработанную модель, подсказку, инструкцию. Однако как только про смельчака напишут в газете — восторгаться его поступком будут все. А он лишь был самим собой.

PR-ход к всеобщему восторгу!
Приезд известного балканского музыканта Горана Бреговича в Киев стал неожиданностью для многих поклонников его творчества. Ведь Киев пока не значится в списках музыкальных столиц мира, да и стандартная цепочка рассуждений любого мало-мальски знакомого с законами шоу-бизнеса приводила к одному и тому же вопросу: «А как на этом можно заработать?». «Никак…» — сам собой возник ответ, когда выяснилось, что концерт пройдет на Михайловской площади для всех желающих. Тем более что афиша не была украшена иконостасом заинтересованных в промоушн торговых марок. А уж когда на пресс-конференции организаторы сообщили, что концерт, мол, и вовсе благотворительный, т. е. маэстро и его знаменитый «Оркестр свадеб и похорон» выступят без гонорара, журналисты просто не поверили. Изломанная, полная просчетов и обмана история отечественной концертно-гастрольной индустрии не давала поверить в чудо. Но факт подтвердил сам Горан Брегович.

Организацией гастролей занимались бизнесвумен, в прошлом народный депутат и глава Госкомитета по вопросам регуляторной политики и предпринимательства Инна Богословская и известный предприниматель Игорь Дидковский. Они не скрывали, что используют визит Бреговича как имиджевую акцию для своих проектов. Однако это мало беспокоило самого маэстро, да и не отразилось на значении события. Для Киева это была новинка. Так просто знаменитостей в столицу еще никто не привозил (ну, разве что концерт саксофониста и по совместительству президента США Билла Клинтона на той же площади в 1999-м). И мимолетно вызывали искреннее восхищение пиарщики, умудрившиеся сделать проект, который нельзя не освещать в прессе, а освещая, невозможно не говорить об организаторах.

Площадь решила все
Как рассказала Инна Богословская в интервью «&», посетить Киев Бреговича уговаривали с апреля. Вероятно, помогли события конца 2004 года, поскольку в одном из интервью музыкант сказал: «Я кое-что знаю об Украине, так как в последнее время ее все время показывают по телевизору». Окончательным аргументом для Горана прилететь в Украину послужил именно формат выступления на площади. Невзирая на то, что гастрольный график музыканта расписан вплоть до 2007 года и просто случайность позволила найти для визита в Киев два дня. Сразу после концерта Брегович с оркестром отправились в Таиланд, откуда стартует его турне по Азии.

Специально для концерта на Михайловской площади выстроили огромную концертную площадку, поставили высококачественную звуковую и световую аппаратуру, обеспечили телетрансляцию для всех зрителей на большой экран. Причем все соорудили таким образом, чтобы фоном для оркестра служил комплекс Михайловского златоверхого собора. Говорят, концертную площадку одобрил сам маэстро — золотые купола стали логичным дополнением к выступлению оркестра, в котором принимал участие православный хор. Концерт продолжался около двух с половиной часов. Музыканты несколько раз выходили на бис, и маэстро был явно доволен выступлением.

Кто-то должен это делать
Концерт Бреговича — логическое продолжение нестандартного проекта, которым вот уже шесть лет занимается Богословская. Совершенно неожиданно для политика и бизнесмена в родном Харькове она вместе с коллегами создала клуб «РодДом». Это единственный в Украине частный концертный зал закрытого типа на 280 человек. В гостевом списке — Эль Ди Меола, Цезария Эвора, Юрий Башмет, Омара Портуондо, Ришар Гальяно и многие другие. Большинство из них впервые приехали в Украину по приглашению «РодДома».

«Брегович — это моя любовь, мой подарок Украине, — говорит Богословская. — Точно так же я шесть лет назад делала клуб «РодДом». Тогда мои друзья крутили пальцем у виска. А мы сделали концерт — синтетический — Юрий Башмет со своим классическим оркестром и джаз-банд Игоря Бутмана играли вместе джазовую сюиту Игоря Райхельсона. Это было четвертое исполнение в мире».

Заставить приехать в абсолютно провинциальный по западноевропейским меркам Харьков известных всему миру музыкантов, не зарабатывая на этом ни копейки, можно по двум причинам: либо для себя, либо для создания собственного имиджа. Однако вряд ли можно предположить, что госпожа Богословская готовится стать лидером концертно-гастрольного рынка в Украине. А вот имидж государству деятельность клуба «РодДом» создает неоценимый. И это подтверждает сама ситуация: «Перед тем как дать нам согласие, Брегович звонил менеджерам Цезарии Эворы, Эль Ди Меолы, Билли Кобема и другим, чтобы проверить нашу репутацию, — говорит г-жа Богословская. — Потому что все эти музыканты были в Украине благодаря клубу «РодДом». На самом деле это Настя (менеджер «РодДома» и дочь Инны Богословской. — Прим. авт.) уговорила менеджеров Бреговича приехать сюда. Они не хотели ехать. Год назад он сказал: «Я никогда не приеду в Украину, потому что там продаются мои пиратские диски». Теперь в предварительных планах — гастроли Бреговича по Украине в следующем году.

Конечно, Богословская и Дидковский — не единственные надежные партнеры для зарубежных исполнителей. И о глубинных мотивах эти персоны до конца никакому журналисту не скажут. Однако очевидно одно: каковы бы ни были их коммерческие, политические или сугубо индивидуальные интересы, эти люди прежде всего вносят свою лепту в изменение стереотипных представлений западных людей об украинских бизнесменах. Благодаря таким активистам о наших деловых людях перестают думать как о неграмотных нуворишах, способных швырять деньги только на материальные удовольствия, об отсутствии в Украине музыкально образованных продюсеров, о приверженности массовой публики к попсе и об отсутствии у нас интереса к нестандартной (равно классической, фольклорной, джазовой и др.) музыке. Более 20 тысяч зрителей, пришедших на Михайловскую площадь, — лучшее тому подтверждение.

Избранное из Бреговича
Горан Брегович пользуется огромной популярностью: это и бесконечные гастроли по всему миру, и миллионные тиражи его альбомов. Причем слава пришла к нему еще в 25-летнем возрасте. Но вся биография и взгляды этого человека противоречат канонам классической музыкальной карьеры. Он не оканчивал консерваторий, не выигрывал конкурсов, не подписывал договоров с известными продюсерами, не учитывал требования моды, не снимал клипов, не устраивал промо-кампаний и не мелькал ради саморекламы на телеэкранах. Его музыка была лучшим PR-менеджером композитора. Короткое интервью, которое маэстро дал специально для «&», говорит о нем больше, чем любые комментарии.

«&»: Вы оставили современный рок ради народной музыки, которую играли еще ваши деды. Во всем мире, и в нашей стране в том числе, растет интерес к этнической музыке, которую теперь так и называют — world music. Почему?

Г. Б.: Я много езжу по миру. После каждого концерта ко мне приходят множество молодых ребят и приносят свои записи. Я вижу, как многие из них обращаются к корням, фолку, исконной музыке. Полагаю, что это реакция на глобализацию, реакция на давление телевидения. Ведь по телевизору мы постоянно имеем одно и то же повидло. Молодые просто не хотят это больше есть. Людям поневоле приходится становиться более самоосознанными, обращаться к собственным традициям. Честно говоря, я ничего не имею против этой адской сексуальной музыки. Ведь если вы голодны, то зайдете и в «Макдональдс». Но если вы дома собираетесь организовать вечеринку, то постараетесь собственноручно приготовить что-нибудь вкусненькое. Как готовила ваша бабушка.

Компромисс — не самый лучший способ, чтобы чего-нибудь добиться


«&»: Почему вы круто изменили свою карьеру в зените славы?
Г. Б.:
Есть такие группы, как «Роллинг стоунз», которые играют уже 30 лет. Но наступает момент, и ты понимаешь, что жизнь — не только припев и первый куплет. Со временем начинаешь писать более сложную музыку. Вопрос еще и в моем возрасте — мне за 50. Когда вы молоды, вам кажется, что у вас миллион возможностей, когда вам 50 и вы удачливы — хорошо бы сделать что-нибудь одно. Но хочу, чтобы вы поняли: даже самая гламурная рутина все равно остается рутиной. Начало — вот что действительно прекрасно.

«&»: Каким должен быть человек, пытающийся идти в работе или по жизни наперекор устоявшимся традициям и привычкам?
Г. Б.:
Все, что я успел понять в жизни, — увы, мы довольно поздно выясняем, что жизнь коротка. Да, это трудно понять, когда вы заняты повседневными делами. Если бы в молодом возрасте мы могли осознать скоротечность жизни, мы бы ее по-другому проводили, делали бы только хорошее. Поэтому, осознавая, что жизнь коротка, не бойтесь рисковать. Делайте то, что считаете нужным. Компромисс — не самый лучший путь, чтобы чего-то добиться.

 

Паспорт музыкального мага
22 марта текущего года композитору Горану Бреговичу исполнилось 55 лет.

Он родился в Сараево, по национальности — полусерб-полухорват, женат на мусульманке. Когда в Югославии началась война, уехал в Париж, где и живет сейчас с семьей: женой и тремя дочерьми.

Играть рок-н-ролл Брега (как называют его на родине) начал в 1966 г. А в 1970-80-е стал настоящей рок-звездой, лидируя в одной из самых популярных в Югославии рок-групп Bielo dugme («Белая пуговица»).

Общемировая известность пришла к нему после сорока, когда  фильм его земляка «цыганского Феллини» Эмира Кустурицы «Время цыган», музыку к которому он написал, получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах.
С тех пор сочетание «Кустурица—Брегович» стало культурным фразеологизмом. Хотя не Кустурица ввел Бреговича в мир кино. Все началось с комедии Здравко Рандича «Облако бабочек» (1977), потом был документальный фильм… и перерыв на 12 лет. За это время Брега успел выпустить еще восемь альбомов и распустить группу. В 1989 г. боснийский режиссер Адемир Кенович пригласил его для записи музыки к фильму «Кудуз» — о судьбе югослава-мусульманина. Саундтреки к этому фильму и «Времени цыган» объединила на одном диске компания PolyGram. В рейтингах жанра world music альбом сразу занял высокие позиции и прорвался за пределы Югославии. Брегович создал успешный рецепт, сплавив воедино цыганский мелос, напевы балканских славян и рок-ритмику.

В начале 1994 г. появился новый фильм Кустурицы «Сны Аризоны» с музыкой Бреговича. Таким образом он добавил в свой рецепт еще одну составляющую — приглашенную звезду: знаменитую In A Death Car исполнил «крестный отец панк-рока» Игги Поп, а в «Королеве Марго» ею стала израильская йеменка Офра Хаза. За музыку к «Королеве Марго» Брегович получил Золотую пальмовую ветвь на Каннском кинофестивале-94. На следующий год Кустурица снова пригласил Горана в новый проект — фильм «Была когда-то одна страна» (известный как Underground, или «Подполье»). За музыку к «Подполью» композитор во второй раз удостоился Золотой пальмовой ветви. Но этот же фильм стал и последним в десятилетнем сотрудничестве Брегович—Кустурица. Эмир сделал публичное заявление о том, что вообще не будет больше снимать кино; Горан, наоборот, работал в кино все больше и больше. Вне кино, кроме нескольких собственных дисков, выпустил три совместных диска — с греком Джорджем Даларасом, турчанкой Сезен Аксу и польской певицей Кайей. Создал новую версию оперы «Кармен». Сейчас Брегович продолжает мировые гастроли со своим «Оркестром свадеб и похорон».

Последний диск — «Музыка для похорон и свадеб» (Tales and Songs from Weddings and Funerals) — он также
называет своеобразным саундтреком: «Только фильма к нему нет, фильм существует только в моей голове, его никто еще не снял». И это не шутка. В планах музыканта на следующий год — сделать ряд театральных постановок в Европе и снять свое кино. А также сыграть несколько концертов в 2-3 городах Украины.

 

CV Маэстро
«Я, наверное, не совсем типичный в этой жизни человек. Начал играть в стриптиз-баре, когда мне было 16 лет. И к двадцати годам повидал больше голых женщин, чем все молодые парни в моей стране. К двадцати годам я покончил с наркотиками и остановился. После этого поступил в университет, четыре года изучал философию и все это время совсем ничего не играл. Я должен был стать доктором марксизма и еще до окончания университета преподавал в средней школе. Мне оставалось всего шесть месяцев до окончания учебы, когда я выпустил свою первую пластинку. Все произошло мгновенно — пластинка стала рок-«бестселлером» и прекрасно продавалась, а мы — самыми большими рок-звездами в Югославии. Так продолжалось 15 лет. Я прожил в Югославии историю рок-звезды со всем типичным рок-н-ролльным д…..м.

Я везучий. У меня был шанс, который выпадал немногим людям, — мне удалось дважды начать с нуля — именно поэтому я считаю себя счастливым. В разгар славы уехал во Францию. Там я был абсолютно никем. Мне пришлось снова начинать работать. Во Франции я никого не знал, у меня не было ни копейки в кармане, мне нужно было начинать заново. Конечно, некомфортно, когда нет денег, — ведь я привык жить в стране, где почти все тебе дается «на шару». Мне пришлось начать с рекламных роликов. Паблисити для маргарина, духов и так далее. Потом от маргарина мне удалось перейти к рекламе Пако Раббана.

Я балканский композитор, и еще 10 лет назад моя музыка была бы адресована только жителям Балкан. Если угодно, мне в какой-то мере повезло, и 10 лет назад моя жизнь изменилась. Моя музыка привлекла к себе любопытство самых разных людей. Это музыка пограничья, а Балканы — пограничный регион, и таковым этот регион был на протяжении по крайней мере последних пяти столетий. Это граница между католичеством, протестантизмом и исламом. То есть родиться там — уже означает родиться постмодернистом. Естественно, моя музыка также подверглась немалому влиянию трех религиозных музыкальных течений: католической, православной и исламской музыки».

— Я родом из тех мест, где свадьба и похороны считаются одним из наиважнейших моментов жизни. Как правило, на похоронах звучала лучшая музыка и любимая музыка этого человека. На свадьбах и похоронах играли одни и те же музыканты. И мои музыканты, когда не играют со мной, играют на свадьбах и похоронах. Среди них есть болгары и македонцы, вместе со мной поют певчие из белградской церкви и три солистки-певицы, а также, естественно, мой цыганский духовой оркестр. Мне очень нравится цыганская музыка. В балканских странах она пользуется популярностью. Мой коллектив — абсолютная смесь: от людей с очень высоким уровнем специального музыкального образования до людей без оного.

— Прошли времена Федерико  Феллини и Нино Рота, когда все были уверены, что кинематограф — самое главное искусство. Меня уже не очень интересует кино, и кино, материализовавшееся в коммерческий продукт, уже не нуждается в хороших композиторах.

— Я ведь никогда не был на телевидении, не снял ни единого клипа. Я просто прямая противоположность современной музыкальной индустрии, парень, который сделал себя сам. Все, что я делаю, родом из прежних времен, далеких времен. Но мои записи слушают и в Корее, и в Новой Зеландии, и в Украине — значит, в них что-то есть. Не подумайте, это не тешит мое эго. Я радуюсь тому, что мир не столь оболванен, как это выглядит по телевизору. Он гораздо более искренний и красивый, чем они это показывают нам.

— Когда человек смотрит телевизор, у него возникает впечатление, что существует лишь то, что он видит на экране. Но люди каким-то чудом хотят слушать музыку, которая отличается от среднего потока. Это потому, что люди любопытны. Все в мире сегодня перемешивается. Впервые в истории мы являемся свидетелями того, как культуры малых народов влияют на культуры больших.

  
 

___________________________________________________________

 

Дмитрий Иванов, Елена Гладских

Комп&ньон, 6 июля 2005 года

Добавить комментарий