Президент общественного движения «Вече Украины» Инна БОГОСЛОВСКАЯ: «26 декабря выборы не закончатся»

«Профиль»: Что произошло 8 декабря, и что из этого следует для украинской системы власти? 

Инна Богословская: До 1 сентября будущего года вообще ничего не произойдёт: новоизбранный президент будет обладать всей полнотой полномочий, которыми располагает действующий сегодня Президент Леонид Кучма. С 1 сентября всё изменится только в том случае, если вступит в силу ещё один пакет документов, изменяющий Конституцию и систему местного самоуправления. 8 декабря эти документы были проголосованы в первом чтении и переданы в Конституционный суд. Их (законопроект о местном самоуправлении. — «Профиль») ещё предстоит одобрить конституционным большинством парламента – 300 голосами. Если этого не произойдёт, то у вновь избранного прези­дента прежние полномочия сохранятся до 1 января 2006 года. 

«П.»: Может ли вновь избранный президент сделать нечто такое, чтобы удлинить срок действия прежних полномочий?

И.Б.: Да, конечно. Прежде всего могут быть сделаны попытки провести досрочные парламентские выборы. И победившая на президентских выборах сила может счесть главной задачей фор­мирование конституционного парламентского большинства — 300 голосов. Если это удастся, то победивший на президентских вы­борах сможет отменить конституционную реформу — коль того пожелает.

«П.»: Сейчас много говорят о досрочных парламентских выборах весной 2005 года…

И.Б.: Весной 2005-го — невероятно. Осенью — вероятно вполне.

«П.»: Не меньше говорят и о создании автономии на территории Донецкой и Луганской областей. А дальше — создание образования по типу Приднестровской молдавской республики. Какова вероятность такого сценария?

И.Б.: В украинской Конституции прописано государственное уст­ройство страны — вплоть до перечня субъектов, входящих в унитарное государство: там перечислены все области, города Киев и Севасто­поль. Территориальное устройство прописано в законах. Таким образом, нельзя что-либо подобное предпринять, не изменив ряд законов и Конституцию. Только парламент имеет право что-либо изменить. Что маловероятно.

«П.»: Какую роль в реализации «автономизационного» сценария может сыграть Россия? Может ли она как-то стимулировать создание такого образования на территории Украины?

И.Б.: Какую роль? Провокационно-деструктивную. Это является следствием того, что Путин не справляется с внутриполитическими проблемами, потому Москва и ведет себя во внешней политике столь экспансивно. Это обычная стратегия империи, которая, не справив­шись с внутренними проблемами, начинает создавать конфликты по собственному же периметру, тем самым отвлекая внимание от внут­ренних событий. Ничего нового, всё это уже было описано историками множество раз.

«П.»: Вслед за принятием решения о конституционной реформе сразу начали раздаваться голоса прежних сторонников Януковича о том, что новому президенту мало получить большинство голосов на «третьем туре» — нужно завоевать «мандат доверия» подавляющего большинства избирателей. Как это воспринимать? Это что — пригла­шение «оранжевых» к торгу?

И.Б.: Не знаю… Я бы сказала, что Медведчук и его команда сейчас (после принятия законов о политреформе) получили какой-то шанс политической жизни после президентских выборов. Это единственная группа, для которой вопрос политреформы был вопросом жизни и смерти. Реально Медведчук продемонстрировал, что он является одним из сильных парламентских игроков и для него это единственное поле, которое остаётся, если побеждает не тот кандидат, в лагере которого он работал. Но учитывая, что Медведчук уже не работает и в лагере Януковича…

«П.»: Если спрошу о шансах кандидатов?

И.Б.: Я отвечу: 26 декабря выборы не закончатся. Как четыре года назад, как два года назад я не чувствовала, что выборы состоятся. И как чуть менее года назад, после того, как я ушла с поста председателя Госкомпредпринимательства, говорю сейчас то же самое: я не чувствую, что выборы будут результативными…

«П.»: И какие есть варианты?

И.Б.: Например, Янукович может после 15 декабря снять свою кан­дидатуру — и тогда Ющенко для победы (по закону о выборах) потре­буется более 50% голосов избирателей, которые придут па выборы. На мой взгляд, в таком случае не исключе­но, что придётся проводить ещё одни выборы – через 90 дней, заново, с выдвижением канди­датов и тому подобным. Вот тогда-то может появиться некто третий… 

«П.»: Говорят, что после голосования политреформы конфликт стал менее острым, произошло некое замирение. Так ли это?

И.Б.: Да, оперативный конфликт стал менее острым, но позиционный конфликт сохранит­ся ещё надолго.

«П.»: В какой мере основательны опасе­ния элит, поддерживавших Януковича, — по поводу сохранения за ними имеющихся в их распоряжении активов?

И.Б.: Я бы ответила так: тот, кто идёт сегодня к власти, пытаясь реализовать при­нцип «всё или ничего», тот, кто идёт сегодня к абсолютной власти, просто не понимает, какой именно объём задач перед ним стоит. Команда Медведчука расставила много ты­сяч бюрократов на разные места. И задача новой власти — вне зависимости от того, кто победит, — состоит в том, чтобы проделать ко­лоссальную работу по смене кадров. Это дело не одного дня и не одного месяца — это ог­ромная работа. Психология команд и Ющенко, и Януковича описывается словами «всё или ничего». Но ни те, ни другие не имеют кадровых ресурсов для решения таких задач. Но попытки будут — я в этом убеждена. Не говоря уж о том, что мне доводилось слышать из тех или иных лагерей, что, дескать, сменим всех, вплоть до уборщиц в сельсоветах. Но это нереально.

Поэтому давайте вернёмся к анализу того, что у нас происходит. На дворе — демокра­тическая революция. Точнее — буржуазно-демократическая. На улицу вышел средний класс. Весь мировой опыт революций гово­рит о том, что во время революции всплы­вает пена — в цвет революции красятся те, кто никакого отношения к ней не имел. Что мы сейчас и видим среди руководителей, к примеру, некоторых регионов. Это — первое. И второе — результатами революции всегда пользуются не те, кто её осуществлял.

И я думаю, что сейчас появятся те самые третьи — кто голосовал на самом деле не «за», а «против», кто заинтересован в новых пра­вилах. В обществе, в политике, в экономике.

Таких людей очень много, и вскоре мы будем наблюдать процесс хаотического поиска лиде­ра для этой группы.

Ведь будет ошибкой считать, что на площа­ди совершили революцию те, кто голосовал за Ющенко — её совершили те, кто был против существующей власти.

«П.»: Когда и как эта сила сможет себя представить?

И.Б.: На парламентских выборах 2006 года. Если это будут внеочередные выборы, то ей придётся искать какие-то ситуативные союзы. Но проблема в том, что предусмотренный кон­ституционной реформой императивный мандат (запрет па выход из фракции, по списку которой депутат прошёл в парламент) создаёт серьёзные предпосылки для колоссального парламентского кризиса. Мы входим в пери­од хаоса, но это тот хаос, из которого родится новый облик Украины — прежде всего, через новый облик общества, которое уже невозмож­но заставить верить в псевдогероев и псевдомессию. Это общество здоровое, и оно будет рождать новые правила. И через облик новых лиц. Ведь сегодня и в одном, и в другом лагере — прежние люди, те же имена. В этом смысле правы политтехнологи Януковича, которые нашли «правильную фишку» — посоветовали ему объявить Ющенко политиком старым и его команду — командой «бывших».

И Ющенко, и Янукович играют роль чис­тильщиков, вычищающих площадку для новой политической элиты.

«П.»: Каков механизм её прихода?

И.Б.: Если это выборы, то — парламентские выборы. Если это не парламентские выборы, то это очень серьёзное общественное движе­ние, подобное тем, что перевернули в своё время и Чехию, и Венгрию, и Польшу. Ведь там механизмы смены власти приходили не от политиков, а от общества.

«П.»: А того, что мы видим за окном, разве недостаточно?

И.Б.: Нет, конечно. Сейчас этот процесс возглавлен бывшей элитой. Ни одного нового лица, ни одной новой силы — программ нет, проектов нет.

«П.»: Что делать в этой ситуации?

И.Б.: Мы уже приняли решение — мои со­ратники, друзья, единомышленники, братья и сестры, если хотите.

17 декабря мы предлагаем начать говорить о другом — собираем «Вече Украины» в Киеве, собираем «неравнодушных, отягощённых интеллектом», собираем людей из разных групп, сословий, регионов. И мы предложим для начала разговора об образе бу­дущего страны план её развития, который был подготовлен «Вече» в результате двухлетней работы.

«П.»: Представители Донецкого региона тоже приедут?

И.Б.: Да, не сразу они проявили интерес к этой идее. Но поражения учат — теперь они к ней присматриваются.

«П.»: Какой смысл начинать такое дело как раз накануне «третьего тура»? Это довольно рискованно — и для идеи как таковой, и для её промоушна.

И.Б.: Нам нечего бояться, поскольку мы ни на какие кресла после выборов не претендуем. И потом — как я уже сказала, программ внят­ных нет ни у одного из кандидатов.

«П.»: Тогда в чём смысл проекта для его отцов-матерей – основателей? Недешёвое ведь удовольствие? И с точки зрения материаль­ных затрат, и с точки зрения затрат самого дорогого для занятых людей — времени?

И.Б.: Можно рассматривать это как инвес­тицию в то самое новое общество, в новые правила жизни. И конечно, после революции нужно предложить людям нечто созидатель­ное. Иначе общество впадёт в такую постре­волюционную апатию, в такую депрессию, что мало никому не покажется — на долгие годы. Тогда все издержки, все потери, которые по­несла страна ради смены системы, окажутся тщетными. Так что с точки зрения оправдан­ности инвестиций в создание проекта будуще­го страны – здесь всё рентабельно.

 

Александр Павлов

«Профиль», № 49-50 (64-65), 13 декабря, 2004 года

Добавить комментарий