Инна Богословская: хлопнуть дверью, чтобы все обернулись

Если вы заметили, читатель, — говорим мы с вами не только о деньгах. И не только с финансистами. Вот, например, сегодня мы встречаемся с Инной Германовной Богословской, которая возглавляла Госкомитет по предпринимательству и покинула его в январе, громко хлопнув дверью. Возможно, вы, читатель, владеете или управляете предприятием, и тогда этот человек и его поступок вас живо волнуют. А возможно, вы уже настолько профессиональны в обращении с собственными деньгами, что понимаете: отставка министра экономики Валерия Хорошковского и последовавшая за ней отставка председателя Госкомпредпринимательства Инны Богословской — звенья одной цепи, и они означают тревожный политический и экономический симптом. Который для частных денег еще никогда добром не оборачивался. Почувствовав эту связь, мы и обратились к Инне Германовне за разъяснениями.

 

Все очень плохо

— Инна Германовна… Ваш уход с высокого государ­ственного поста… Неужели все так плохо?

— Очень плохо. Я поняла, что нужно срочно привлечь внимание к тому, что происходит в экономике страны сей­час. Помните, военные фильмы, когда по карте расплыва­лось пятно наступления? Так вот, сейчас по экономической карте Украины расползается пятно азаровщины, и если мы не начнем говорить об этом явлении и бороться с ним, по­том придется к этому прийти через кровь и слезы людей, которые потеряют бизнес. Я одна не смогла справиться с этой проблемой. Более того: у нас два новых министра, — прекрасные специалисты, но войти в курс дела хотя бы ин­струментально они смогут месяца через три. В это время никто не сможет бороться с явлением.

— Азаровщина — в вашем определении — это что?

— Прежде всего, это абсолютно фискальный подход, это отказ от рыночных инструментов в пользу админи­стративных, это приоритет прямого регулирования эко­номики через административный ресурс. Это порожда­ет ложь, ханжество. Провозглашаются одни принципы, а осуществляются другие, как с налоговой реформой. Объявляем, что снижается налоговое давление, убира­ем льготы по НДС, расширяем базу, но ставку оставляем прежнюю. Говорим о либерализации налогообложе­ния, но в Законе о бюджете, или Законе 4001, утраиваем или удесятеряем ставки налогов для упрощенной системы, для страхового бизнеса. И кончено, азаровщина — это полный правовой нигилизм, отношение к законам как к придуманной дураками системе. Если надо, то мы так и будем делать. У Азарова такая практика еще со времен работы в ГНАУ, помните письма налоговой, ко­торые отменяли законы? И сейчас делается то же самое. Самое печальное, что в связи с институциональной ошибкой, подчинением Министерства финансов перво­му вице-премьеру происходит узурпация власти, вмешательство в сферу деятельности Госкомпредпринима­тельства, Минэкономики, Минпрома, и все делается «под ковром». Как члены правительства не видели бю­джета, прочли его впервые, когда он уже обсуждался и на следующей неделе должен был быть подан в Верхов­ный Совет. Или тот же Закон 4001, по сути, являющийся Малым налоговым кодексом по числу новаций, которые в нем вводятся — Азаров подал его через своего подчи­ненного, депутата Бондаренко. Это пренебрежение ко­мандной работой. Мы вообще никогда не обсуждали, что делается в экономике, какие у нас цели, стратегии. Все пожары тушатся по мере их возникновения…

Из кармана каждой семьи

— Но эти стратегические, концептуальные опасности, о которых вы говорите, — как они могут преломиться в практику реальной финансовой жизни граждан?

— Элементарно. Граждане — это те же деньги, те же налоги, каждое домашнее хозяйство. И то, что незаконно было введено в бюджете (отмена льгот по НДС на медикаменты, на спирт для медицинских целей), уже сработало — цены сразу взлетели. Потом, вдогон­ку, отменили налоги на медикаменты, на памперсы, но население мгновенно успело на себе это почувство­вать. Что происходит с ценами на рынках? Почему ра­стут цены? Да потому, что НДС — это налог с оборота. Если он вводится на товары и услуги, которые раньше им не облагались, то в целом это ведет к увеличению цен, ведь от налога никуда не денешься, это налог с по­требления, поэтому потребитель будет платить боль­ше. Бьем — не по предприятиям даже, а непосред­ственно по каждой семье, по каждому карману. Пред­ставить себе более непродуманные действия да еще в предвыборный год???

— М-да, плохо. Хуже некуда. Но почему же вы ушли???

— Бороться у меня не хватило сил, не было ресурса. Это не-воз-мож-но! То, что стало повседневной прак­тикой, когда на правительственный комитет выносятся документы, которые никто до того не видел… «Ни у ко­го нет замечаний? Принято!» Даже слова никому не да­ет сказать. Рекорд был 9 декабря, когда на заседание было вынесено четыре постановления правительства С ГОЛОСА! — их даже не распечатали. Причем докумен­ты касались  изменения налогообложения, то есть, вторгались в компетенцию Верховного Совета. Мне в комитет перестали подавать документы. Увидели, что у нас действительно сильная экспертиза: если к нам по­падает сырой документ, он почти никогда не проходит. Поэтому прошедшие законы, в том числе 4001-й, не согласовывались с нами, чтобы не получить негатив­ного заключения. Поэтому…

— Поэтому — вы ушли?

— Я ведь ушла не просто так. Я ушла, сделав громкое заявление. И уже есть реальная польза! Его прочли, оно для многих стало холодным душем. Ведь у многих дол­жностных лиц — очень ограниченный поток информации. Он ограничивается специально. Посмотрите: господин Азаров в последние два дня стал публичной фигурой! Вчера он заявил, что планируется снижение ставки НДС! За одно это я уже памятник на родине героя заслужила! Я ведь говорила — что же это за уменьшение налогов? В За­коне написано — расширение базы за счет отмены льгот, а вот снижение ставки – с 1 января 2005 года. До этого ни­кто не дочитал. И вот на Конгрессе деловых кругов Азаров заявляет: мы будем снижать ставку налога одновременно с расширением базы. За одно это стоило уйти, потому что это — сотни миллионов гривен, вынутых из карманов граждан и оборотных средств предприятий.

12 лет на бензине независимости. Баки пусты

— А что вы будете делать дальше?

— Фонд «Вече Украины», который я год назад соз­дала, призван выявлять специалистов формирующей­ся элиты в регионах, меньше — в Киеве. Мы будем соз­давать для них дискуссионные площадки. И сейчас те­мами этих дискуссий станет административная рефор­ма, философия бизнеса и место Украины в междуна­родном разделении труда и собственная экономиче­ская политика — какой образ экономики мы хотим ви­деть? Внутри будет работать экспертная группа по на­логообложению. У нас не будет проблем с информа­цией. Мы будем отлавливать этот кошмар на уровне замыслов. Потому что стало ясно: азаровщина вытира­ет ноги об своих и боится только общественного мне­ния. Нужно создавать план развития страны. Все дис­кретно развиваются, нет информационных площадок. Нужно добиться терминологической точности.

— Удастся ли ваш проект в условиях нарастающей опасности, как вы говорите?

—  Я не говорю, что это смертельные проблемы. Об­щество развивается, и на самом деле общество имело в виду эту власть. Общество настолько отторгнуто властью сейчас, а власть настолько виртуализировала себя в соб­ственное пространство, что миллион людей, представи­телей власти на всех уровнях, и остальные сорок семь миллионов живут в совершенно разных парадигмах. И в этом наше счастье. Я всегда говорила: слава Богу, что те­невая экономика дала возможность встать людям на но­ги и накормила страну, — точно так же, слава Богу, что власть у нас, как система, больна, она должна отболеть. Она соответствовала определенному этапу развития страны. Двенадцать лет мы мчались на бензине незави­симости. Баки уже пусты. Новый бензин и новые смыслы могут залить только люди с совершенно другим жизнен­ным опытом и форматом мышления. Не лучше и не хуже, не скажу, что те — негодяи, а эти — дураки. Я говорю о том, что азаровщина — метод управления, который се­годня ВООБЩЕ не соответствует ни потребностям обще­ства, ни потребностям власти.

Журнал «Мир Денег».

Добавить комментарий