О вреде пения с чужого голоса и пользе мажоритарной системы

УвеличитьУже очень много лет мы апеллируем к лучшему зарубежному опыту, регулярно получаем рекомендации от заграничных экспертов и структур. Нам рекомендуют, советуют, внушают. Мы что-то ратифицируем, имплементируем, воплощаем, претворяем. И при этом страна неизменно болтается в хвосте мировых рейтингов.

«Может, что-то в консерватории подправить?» — говорит глубоко мною уважаемый Михаил Жванецкий. Не пора ли нам все-таки скорректировать эту порочную, абсолютно не работающую систему «пения с чужого голоса»?

 

Как много стран советов на современной карте!

Наверное, мы не все смогли в этой жизни сделать идеально. Но в нашей стране родился и работал Вернадский, производятся лучшие космические ракеты, многие наши интеллектоёмкие отрасли абсолютно конкурентоспособны.

А мы почему-то ведем себя как умственно отсталые. У нас по любому поводу ждут команды, одобрения или экспертной оценки извне.

Сейчас в Украине некоторые персоналии преподносят как панацею рекомендации Венецианской комиссии. При всем уважении к этому авторитетному институту, опыт выполнения зарубежных рекомендаций Украиной показывают, что они никогда не становятся панацеей.

Зарубежные рекомендации хронически трансформируются в красивые лозунги, которыми можно размахивать на площадях, бесконечно твердя о жажде интеграции куда-то и во что-то. В призрачное «далеко». Но, не продвигаясь туда ни на шаг, как это было, к примеру, с Евро-2012 при прежней власти.

Потому что, на практике, ни у кого еще не получалось хорошо прожить чужим умом.

Наверное, поэтому ни США, ни Япония, ни Великобритания, ни Франция — страны, на чей уровень авторитета и мощи мы должны бы равняться, не ждут ничьих рекомендаций.

Хорошая карта не просто должна красиво выглядеть, она должна быть привязана к реальности.

Есть прекрасные европейские машины, которые не могут ездить по большинству украинских дорог. У них слишком низкая подвеска. И пока не выедешь на дорогу где-нибудь в отечественном регионе, спор об их непрактичности можно вести годами.

Нюанс в том, что в случае законодательства о выборах, мы рискуем своей машиной. А европейцы рискуют нашей.

Кроме того, нам настоятельно советуют то, что считают совершенно необязательным для себя.

Наиболее сильные политические и экономические национальные организмы (США, Япония, Великобритания, Франция) вполне позволяют себе эксплуатировать достоинства мажоритарной системы или мажоритарной составляющей избирательной системы. И это, в частности, позволило вырваться перечисленным странам в лидеры.

Потому что адекватная состоянию общества и его ментальности избирательная система — синоним эффективного управления. А эффективное управление — синоним эффективной экономики и высокого уровня жизни.

При «неправильном», по мнению Венецианской комиссии, законодательстве Украина имела в начале 2000-х средний рост ВВП около 8,4%. А максимальный — более 12%. Мы отладили не идеальную, но достаточно эффективно работающую в конкретных украинских условиях систему.

Но ее сломали: нелегитимно, нахрапом, через колено. Мы получили «закрытые списки», управленческий хаос и тотальное торжество популизма. Рост экономики всего за год замедлился в 4,5 раза.

Рекомендации построить в Украине идеально красивую избирательную систему книжного типа очень похожи на совет построить небоскореб века в сейсмически опасной зоне.

С весьма похожей настойчивостью нам годами из-за рубежа категорически рекомендуют не печатать денег и всегда иметь ничтожный дефицит бюджета, притом, что многие мировые лидеры себя такими ограничениями совершенно не стесняют. Они делают то, чего требуют в конкретный момент времени их экономики.

«Что позволено Юпитеру, не позволено быку». На настоящую «Европу» вправе претендовать другие. Украина, имея сопоставимую с Францией и Великобританией численность населения и высокое качество этого населения, «обязана» продолжать пользоваться неэффективными советами, «пасти задніх».

Я не вижу в этом логики. Как и во многих других моментах.

К примеру, некоторые западные персоналии нам рассказывают, как им сейчас не хватает Тимошенко в украинской политике. Но, обсуждая закон о выборах, они немедленно «забывают» из какой системы возникла Тимошенко. Не как крайне противоречивая личность, а именно как яркий политик.

Да из той самой мажоритарной системы, которая не нравится Венецианской комиссии! Но которая живет и процветает в ведущих странах мира. И которая позволяет политику самостоятельно раскрыться и реализоваться, а не вечно стоять в позе «чего изволите?» перед партийным боссом.

Мы — слишком молодая рыночная экономика, нам слишком быстро надо расти и много наверстывать, чтобы мы могли позволить превратить Украину в страну всемогущих партийных бонз и бюрократии.

Опять же, к слову, абсолютно безликий садист и убийца Лозинский, чей моральный облик был известен его землякам, прошел в Верховную Раду, спрятавшись за 96-й номер партийного списка БЮТ.

Какие задачи должно решать эффективное законодательство о выборах?

Я убеждена, что закон о выборах будет полезен обществу только если решит несколько задач первостепенной важности.

Во-первых, обеспечит представительство в парламенте всех социальных, профессиональных и территориальных групп населения. Возможность их прямого доступа к законодательной деятельности.

Сейчас эта задача не решается. В парламенте, в основном, жители Киева. Преимущественно — представители бизнеса или бывшие чиновники.

Во-вторых, создаст социальные лифты, которые дают возможность обновления элит, формирования новых лидерских групп — локомотивов прогресса. Это позволит постоянно иметь новые идеи, находить новые инструменты и не позволит законодательной власти законсервироваться, как гнилая вода, наглухо перекрытая плотиной.

Существующая избирательная система стала именно той плотиной, которая перекрыла нормальное течение реки и вода начала гнить. Работа в парламенте перестала для многих депутатов быть работой. Она превратилась во в меру престижное, высокооплачиваемое хобби и «прикрытие».

В-третьих, отфильтрует кадровый «балласт». Нам нужны активные, самостоятельные, состоявшиеся люди, понимающие, что такое реальная политика и идущие в политику ради политики.

А не «темные лошадки», которые покупают мандат в кабинете у партийного босса, прячутся в партийных списках за спины известных персоналий, а потом месяцами не интересуются, чем живет парламент.

Нужна конкурентная политика. Выйди из «кабинетов, схем, договоренностей» в поле и докажи избирателю лично, что ты достоин его представлять! Я через это прошла. И это очень серьезное сито.

В-четвертых, сократит достигшую абсурдных размеров пропасть между властью и людьми. Депутат, который призван быть «каналом» передачи информации снизу вверх и сверху вниз — от общества во власть и от власти в общество — перестал таковым быть.

На территории его никто не знает, он не представляет интересы ни социальной группы, ни территории. Что, в конечном итоге, лишает законодательную власть и эффективности, и легитимности.

Избиратель за годы пропорционалки просто забыл, как выглядит живой депутат. Он помнит, как было при «несовершенной» старой системе и видит, как стало.

Наверное, поэтому более 65% избирателей хотят мажоритарную или смешанную систему и только 10% — пропорциональную.

Людей сегодняшняя избирательная система не устраивает. Не устраивает она и государство. Значит, нужно срочно принимать новый закон.

Была бы моя воля, я бы настаивала на полностью мажоритарной системе.

Но: во-первых, партийные всех цветов и уровней этого не допустят; во-вторых, нужно еще десяток лет, чтобы дозрело общество. Потому что именно зрелое общество заставит партии прийти к ответственности за каждого своего мажоритарщика.

Значит, быть смешанной системе. Разумный компромисс лучше войны.

Инна Богословская, специально для «УП»

14.11.2011

Добавить комментарий