ИННА БОГОСЛОВСКАЯ: «МЫ БЫЛИ В ШАГЕ ОТ УСТАНОВЛЕНИЯ В УКРАИНЕ ДИКТАТУРЫ»

Вышедшая из фракции Партии регионов народный депутат полагает, что на следующей сессии в Верховной Раде будет создана группа из независимых, внефракционных депутатов, которые существенно повлияют на качество работы законодательного органа.

Месяц назад народный депутат Инна Богословская заявила о выходе из состава Партии регионов, а также о намерении баллотироваться на пост главы государства. Этот шаг парламентарий объяснила среди прочего необходимостью бороться против возможного объединения «регионалов» и «бютовцев». Союз не состоялся, но Инна Германовна не отозвала заявление о выходе из партии и продолжает активно конкурировать со своими оппонентами по предвыборной президентской кампании. Почему? На этот и другие вопросы Инна Богословская ответила «ФАКТАМ».

«Предлагаю не называть красивым словом «мегакоалиция» то, что на самом деле является антиконституционным сговором»

Увеличить— В 2007 году на выборах в Верховную Раду VI созыва вы входили в первую пятерку избирательного списка Партии регионов, то есть коллеги причислили вас к лидерам своей политической силы. Спустя два года вы вышли из Партии регионов. Что дало толчок такому развитию событий?

— Просто не могла молчать, когда страну собирались сервировать на блюде и подать на стол группке олигархов. Тут уж было не до парламентского этикета. И еще, вы знаете, я очень рада, что стала внефракционным депутатом. Потому что на самом деле действующая система выборов по пропорциональной схеме, да еще и по закрытым спискам, не позволяет открыто выражать свою позицию и защищать интересы избирателей. Многие депутаты попросту не хотят беспрекословно выполнять волю своих партийных вождей. И таких в парламенте немало — около ста человек. Надеюсь, уже на следующей сессии будет создана группа независимых, внефракционных депутатов. И это существенно переформатирует парламент.

— Решение баллотироваться на пост президента вы среди прочего связывали с желанием не допустить создания мегакоалиции «регионалами» и «бютовцами». Цель достигнута, но свою предвыборную кампанию вы не прекращаете. На какие результаты рассчитываете?

— Цель достигнута, верно. Пожар, в котором могла сгореть украинская государственность и демократия, потушен. Но при этом я отдаю себе отчет, что нужно менять систему. Необходимо развивать гражданское общество, которое в Украине, увы, еще очень слабо. Для этого нужны президентские полномочия, и я должна получить их из рук народа.

— Инна Германовна, почему вы не верите в то, что создание мегакоалиции двумя самыми крупными в парламенте политическими силами могло, по крайней мере, решить одну проблему: поставить точку на искусственном расколе страны?

— Для начала предлагаю не называть красивым словом «мегакоалиция» то, что является на самом деле антиконституционным сговором. К тому же многие депутаты названных фракций отказывались участвовать в том междусобойчике. Что касается перспектив для страны, то напомню старую поговорку: «В результате сложения кошки с мышкой получается одна лишь кошка». Партия регионов — не мышка, отнюдь, но, вступая в неестественный союз с БЮТ, она крупно рисковала раствориться в кислоте демагогии и интриг, на которые так щедра нынешний премьер. Интуиция лидера «регионалов» спасла партию от позора и деградации. А что касается раскола… Я напомню любимую фразу нынешнего премьера: «подтопить жирок», напомню, с каким жаром она повсюду ищет врагов, которые «опять помешали». Вы что, всерьез полагаете, что она станет сшивать страну по тем линиям раскола, которые сама же инициировала?

«От коррупции есть только одно лекарство: неотвратимость наказания за преступление»

Увеличить— Инна Германовна, что давало вам основание говорить, что в «конституционном сговоре» участвовал некий ограниченный круг лиц?

— Все просто: никто, даже члены президиума Партии регионов, не знал состава переговорщиков, сути переговоров, их цели. Если проанализировать проект Конституции, ставший достоянием прессы, то можно увидеть там весьма характерные пункты. Это и выборы президента в парламенте, и избрание парламента по закрытым спискам, формируемым лидерами. И голосование в два тура, когда партия-победитель получает не столько голосов, сколько реально заработала, а сразу 226! Именно это и означает, что десять человек получат власть над всеми депутатами, местными советами, над всей экономикой страны. Это проект диктатуры — чтобы ни у кого и сомнений не возникало. Просмотрите литературу о приходе к власти фашистских режимов в XX веке. Вы увидите ту же картинку, вплоть до процентов (голосов. — Авт.), полученных при голосовании. Вы увидите те же неестественные союзы, ломку демократии через колено. Мы были в шаге от такого сценария.

— Вы уже в конце мая с уверенностью заявляли, что переговоры «бютовцев» и Партии регионов ни к чему не приведут. Почему вы были так уверены в этом? Ведь большинство украинских политиков «дружно молчали» на этот счет?

— Я была уверена, что украинское общество проявит достаточно стойкости и что пресса не испугается. Несколько СМИ активно отреагировали на мое заявление. И у тех, кто вел эти переговоры, попросту не выдержали нервы. Они начали оправдываться, это взорвало ситуацию и показало, что переговоры были близки к финалу. К слову сказать, ровно такая же нынче ситуация с выборами президента: все ждут, что они пройдут честно и открыто. Но если общество не спохватится, а политики снова замолчат, Украине опять будет угрожать сценарий раздела страны между несколькими семьями.

— По крайней мере в том, что касается сроков выборов, появилась определенность. Верховная Рада решила, что они состоятся 17 января 2010 года…

— Верховная Рада утвердила постановление, которое согласуется с решением Конституционного суда. Можно порадоваться: я достигла цели, которую ставила перед собой: проведение прямых всенародных выборов президента в срок, предусмотренный Основным Законом. Дело в том, что еще 15 июня я пыталась подать в парламент разработанный мною проект постановления о назначении выборов президента Украины на 17 января. Но аппарат Верховной Рады отказался его регистрировать, даже не удосужившись объяснить мотивы такого решения.

— Как известно, Украина вновь попала в число стран с самым высоким уровнем коррупции в мире. У вас есть рецепт борьбы с этим явлением, разъедающим власть и общество?

— Любой грамотный юрист скажет вам, что от коррупции есть только одно лекарство: неотвратимость наказания за преступление плюс превращение государства из вездесущего держиморды в вежливого гувернера, а также создание сильного гражданского общества. Мне известно, каким образом можно побороть коррупцию. Я называю эту цель среди первых на посту президента.

Дмитрий ТУМИЛОВИЧ, специально для «ФАКТОВ»

26 июня 2009 года

Добавить комментарий