Государства Украина нет

Народный депутат Украины Инна Богословская считает, что дуумвират Ющенко и Тимошенко можно охарактеризовать как национал-социализм

Политический кризис завел Украину в тупик, а экономический отключил свет в конце туннеля. Позиция «регионалов» заключается в том, что выйти из двойного кризиса без смены действующей власти невозможно. Что общего у Тимошенко с большевиками, а у Ющенко с Нино Бурджанадзе, в чем первопричины срочной отставки спикера и как России и Украине разрушить атмосферу взаимного недоверия, депутат Верховной рады от Партии регионов Инна Богословская рассказала в интервью газете ВЗГЛЯД.

– Инна Германовна, каков ваш прогноз – будут все-таки или нет досрочные выборы? Ведь даже Ющенко уже столь рьяно на них настаивает.
– Если бы не кризис, который затронул практически все отрасли украинской экономики, я бы дала 100 процентов, что они будут. Однако выборы – это очень дорогое удовольствие, а кризис реально всех поставил на грань выживания. Я, откровенно говоря, не вижу выхода из этой ситуации без выборов, но отсутствие денег может заставить власть придумать какой-то немыслимый вариант.

– О немыслимых вариантах… Отставка спикера Яценюка, насколько я понимаю, в той или иной степени была санкционирована Балогой (глава секретариата президента. – Ред.), учитывая, что его люди голосовали за. Что может являться искомой целью такой комбинации?

– Первое и самое важное. Отставка Яценюка – это был не спорадический, спонтанный акт. Просто это было быстро выполнено. На самом деле ситуация дозрела. Это как перезрелый плод – если его не срывают, он падает сам. Яценюк оказался очень скороспелым, вся его карьера была лихорадочной. Он очень быстро поднялся по административной лестнице, но быть спикером оказался неспособен. Да, он очень талантливый молодой человек, но не в его силах держать большие энергетические, политические объемы, и в итоге он не справился. Кроме того, Яценюк позволял себе непарламентское поведение, нарушал определенную этику. Если же говорить о его биографии, то он всегда предпочитал иметь отношения с несколькими влиятельными бизнес-группами, периодически выбирая акценты. То же самое он сделал и в политике – начал играть между крупными политическими игроками и доигрался, точнее – заигрался.

– Но по поводу отставки совпали мнения Партии регионов, Блока Литвина, коммунистов и Балоги. И все это связано только с тем, что Яценюк банально профнепригоден?
– Нет. Если вы хотите задать вопрос, который больше всего мучает некоторых в России, – будет ли коалиция между Партией регионов и «Нашей Украиной» Ющенко, то нет, не будет. О таких коалициях могла идти речь до того момента, пока Ющенко не стал вести себя в полном противоречии со своей президентской программой. Мне нелегко об этом говорить, потому что в 2006 году я была первым политиком, заявившим, что стабильность в стране может быть достигнута только в случае создания союза между крупной восточноукраинской силой и силой, представляющей западный электорат. В такие конструкции мало кто верил, но потом многие стали понимать, что страна, порванная на две половины, имеет шанс стабильного развития только в условиях достижения компромисса. Но это было возможно только пока Ющенко, Тимошенко и Яценюк не подписали «письмо трех» о присоединении к ПДЧ, письмо о том, что главный военно-политический вектор страны теперь – союз с НАТО. Безумие, на самом деле. Это взорвало политическую жизнь в стране, потому что письмо было написано тайно. Случайно словоохотливый американский сенатор Лугар проговорился в одном из интервью украинскому журналисту, и у этого журналиста хватило совести моментально данную информацию сделать публичной. И вы помните, что мы вынуждены были блокировать парламентскую трибуну и достаточно долго держать эту блокаду. Если бы мы тогда этого не сделали, ситуация бы могла серьезно усугубиться.

– А Яценюк в принципе имел право подписывать такое письмо?
– Нет, конечно. Он не имел на это права, потому что спикер – этот тот человек, который может подписать только решение, принятое парламентом. Но этот вопрос вообще не стоял на голосовании. Кстати, к нашей блокаде тогда вообще никто не присоединился, даже коммунисты. С коммунистами у нас вообще сейчас проблема. Половина фракции, которая сейчас в парламенте, – это представители одного из бизнесменов, который получает от Тимошенко в подарок предприятие типа николаевской «Зари». Один из лучших заводов в Украине, который сделали банкротом. И просто сейчас там продаются голоса. К сожалению, это нужно признать. Всего 222 голоса есть сейчас у оппозиции, и от них постоянно откалывается восемь, – часть фракции коммунистов голосует не так.

– Столь ли актуальна тема НАТО в условиях кризиса? Разве людей сейчас больше волнует не то, что у них в кошельке?
– Сейчас на первом плане, конечно, экономика. И, учитывая, что на дворе четвертая годовщина «оранжевой» революции, мы можем наблюдать результат четырехлетнего правления «оранжевых» – полное разрушение государства. Сегодня государства Украина нет. Вернее, государство как государство есть, но центральной власти в нем нет. Вся страна держится на местном самоуправлении, которое, латая огромные дыры, не получая денег из бюджета, старается сделать хоть что-то. Ситуация просто катастрофическая: инфляция под 25% годовых была еще весной, а политический шулер госпожа Тимошенко пытается все проблемы в стране объяснить финансовым кризисом. Но еще до мирового октябрьского кризиса у нас температура в стране была 39. Просто дополнительная инфекция довела эту температуру до 42. Сейчас практически взят кредит МВФ на 16 млрд долларов, то есть увеличен государственный долг в два раза. И Тимошенко пытается получить право распоряжаться этими деньгами без контроля парламента – это новой виток политической борьбы.

– Общеизвестно, что Украина расколота по территориальному принципу. Отсюда ключевые вопросы политической повестки – НАТО, русский язык и т. д. Не существует ли возможность того, что благодаря кризису раскол сместится в ту сторону, где он существует в большинстве стран мира, – в сторону экономики? Если читать программы всех сил, то Тимошенко – это такая типичная социалистка…

– Больше скажу, большевичка.

«Для Тимошенко самое важное, как у большевиков, всю собственность сделать государственной, а государство сделать своей собственностью»

– Хорошо, большевичка. Но и Ющенко, и Партия регионов, если смотреть на экономические программы, это очень либеральные политические силы. У вас много общего.

– Скорее Ющенко и Тимошенко идеологически – одна и та же политическая сила. Если их вместе соединить, получится национал-социализм. Чем характеризуется эта власть? На Украине никогда не было такого жесткого антироссийского настроя, исходящего из самых верхов. Ющенко претендует на мессианство в сфере зомбирования мозгов. Его мечта – перемыть то, что у нас в голове. Тимошенко претендует на абсолютную монополию на деньги. Если у Ющенко есть какие-то принципы, которые можно признавать или не признавать, то у Тимошенко их вообще нет по определению. Для неё самое важное, как у большевиков, всю собственность сделать государственной, а государство сделать своей собственностью. В результате из страны-экспортера мы превратились в страну, которая фактически ничего не производит. Отрицательное сальдо платежного баланса на конец года будет приблизительно 15 миллиардов. С 2005 года идет массированное уничтожение крупного национального капитала, потому что любая авторитарная власть такого рода не национальная на самом деле. Наши махровые авторитарные лидеры Ющенко и Тимошенко только прикрываются демократическими ценностями. И в Грузии абсолютно то же самое. Очень важно сейчас провести параллели – 23 ноября было пять лет революции в Грузии. Если это тот год, на который мы отстаем от Грузии, то это значит, что все в Украине может закончиться милитаризацией государства, возникновением огромного внутринационального гражданского конфликта и внешнего конфликта с Россией. Мы просто не можем себе позволить двигаться в таком направлении. Кстати, и в Грузии, и на Украине – мужчина и женщина. Только если говорить о психологических двойниках, то двойник Саакашвили – это, конечно, не Ющенко, это Тимошенко. Они и по гороскопу совпадают, у обоих неполные семьи, детские «родовые» травмы и т. д. И, соответственно, Бурджанадзе и Ющенко – это национализм, якобы просвещенный. И грузинская, и украинская революции были результатом экспорта идеологии, экспорта демократии. Влияние таких режимов на государство разрушающее. Коррупция на Украине достигла таких масштабов, что чиновники уже берут деньги за воздух, грубо говоря. Мораль разрушена еще и потому, что обществу навязываются чуждые стереотипы. Вместо того чтобы оценить общую полинациональную трагедию голодомора, чтобы впоследствии ее не повторить, власть нам предлагает пойти в будущее задом вперед. Кроме того, постоянно делаются пропагандистские метаморфозы в истории. Я не могу сейчас, например, читать учебники для детей. Вы не узнаете ни страны, ни истории, ни людей. Единственное, с чем все, в том числе Партия регионов и «Наша Украина», соглашаются, – что Тимошенко нужно убирать, потому что скорость, с которой разворовываются деньги, поражает.

– По сакраментальной фразе самой Тимошенко? 60 долларов в минуту?
– Да-да. Когда мы пытаемся разобраться с конкретными фактами коррупции в Раде, БЮТ сразу же блокирует парламент. Это абсурд вообще, когда власть постоянно блокирует парламент. Кстати, Тимошенко сейчас развернулась в сторону России. Она прекрасно понимает, что добить Ющенко до нулевого рейтинга у нее не получится. В том западном электорате, из которого она черпает, ей не хватает голосов для победы на парламентских и президентских выборах. Она ситуативно действует двойными стандартами. России рассказывает о сладком будущем при ней. В то же время ни один из националистов и русофобов, сконцентрированных именно в БЮТ, не вышел из фракции, несмотря на поведение Тимошенко. Потому что внутри она всем объясняет – это ситуативный союз, нам нужно получить власть, а потом все отыграем обратно. За чьими подписями вошли корабли НАТО в акваторию Черного моря во время кавказского конфликта? За подписью Турчинова – это правая рука Тимошенко – и за подписью Немыри – это левая рука. Семь министров из квоты Тимошенко входят в комиссию, без решения которой не осуществляются поставки оружия. В Европе она говорит то, что хотят слушать в Европе, в России то, что хотят слушать в России, в Америке то, что хотят слушать в Америке. Но люди уже начали понемногу прозревать: Тимошенко обвалилась в рейтинге в центральной Украине. Собственно, почему она не идет на выборы? Причины две. Во-первых, нужно «попилить» все, что можно, в бюджете (она делит эту монополию с Ющенко: памятник голодомору, который он строит, будет вторым по стоимости после монумента 11 сентября в США). Во-вторых, рейтинг БЮТ понизился.

– И все-таки, каков ваш прогноз относительно будущей коалиции в Раде?
– Широкая коалиция возможна только в том случае, если Ющенко и Тимошенко отзовут свои подписи под письмом к НАТО. Если они признают, что не могут при условии того, что они сделали со страной, диктовать условия, если сядут за стол переговоров на равных и выдвинут какую-то общую экономическую программу, если объявят мораторий на политический хлам. Если нет, без решения политического вопроса – смены этой власти – выйти из ситуации нельзя.

– А будущего российско-украинских отношений?
– После такого глобального кризиса Россия и Украина могут играть огромную роль в новом мировом порядке, потому что центры будут смещаться в евразийском направлении. Нужно наладить контакт на человеческом уровне, ведь мы родственные страны. Это две сестры, которые вышли замуж и стали жить отдельными домами, но при этом не перестали быть родственниками. И до тех пор, пока Украина и Россия не признают, что сделали огромное количество ошибок (для себя, внутренне, не нужно этого делать публично), ничего не получится. Я очень рада, что нам наконец удалось начать другой тип работы между Россией и Украиной на парламентском уровне. Мы начали откровенно говорить. Значит, скоро начнем менять стиль и содержание отношений.

– Последний вопрос. Вы были одним из организаторов сорванной СБУ премьеры фильма телеканала Russia.ru «Война 08.08.08. Искусство предательства»…
– Я была просто гостем премьеры, но события стали разворачиваться так, что мне пришлось прийти на помощь организаторам.

– Насколько я знаю, фильм теперь покажут в Раде?
– Да, мы обязательно это сделаем, причем прямо в зале парламента, а не в кинозале, но у нас сейчас нет спикера. До тех пор, пока мы не выберем спикера, мы просто не организуем это заседание.

– Не боитесь, что снова будут столкновения, драки и блокада?
– Я в этом даже уверена. Пусть маски будут сорваны.

 

«Взгляд»

26.11.2008

Добавить комментарий