Инна Богословская: «В работе я живу»

УвеличитьО женщине в бизнесе

—Правда ли, что женщине гораздо сложнее реализовать себя в «мире мужчин»?

Смотря где. Если мы говорим о бизнесе, женщина как лучший второй, то легче. Во всех серьезных бизнесах, как правило, при первом лидере мужчине второй является женщина. Мужчины креативнее, у них это начало – изобретение – более развито чем у женщин. А женщина является более сильным реализатором.

Если убрать бытовой фактор — то одинаково. По традиции женщина, особенно на территории Украины, — это берегиня. На ней основная забота — дом. Женщине сложнее, потому что всегда какой-то этап жизни она обязана уделить семье — фактически уйти из активного бизнес-времени. Почему у нас сейчас многие женщины рожают первого ребенка в возрасте 37-38 лет? Потому что боятся выйти из бизнес-пространства и уделяют все время делу, бизнесу и уже добившись там реализации, позволяют себе роскошь иметь семью. Как только у нас будет организована  культура быта образца ХХІ века — мы забудем вообще о том, что такое особенности работ женщин и мужчин.

А в малом бизнесе?

— В малом бизнесе женщина и мужчина имеют сейчас практически равный статус. Уже нивелирована та разница, которая была. Мне повезло: профессия моя до сих пор является профессией гендерного равенства. В адвокатуре исторически было 50/50. Так сложилось и так продолжается. То есть нельзя сказать, что во всех сегментах бизнеса одинаковое гендерное неравенство. Есть профессии, где это давно преодолено, а есть профессии, в которых, наоборот, доминируют женщины.

 

О профессиональной деятельности

— Расскажите, как вы начинали свою профессиональную деятельность?

— Я начинала с адвокатуры. Еще на стажировке в институте я поняла, что хочу делать, а чего не хочу. Я закончила Харьковскую юракадемию и точно не хотела быть ни в одном из советских карательных органов. Поэтому, естественно, что для меня выбор лежал в защите. Я все больше убеждаюсь, что правильно избрала профессию защитника. Мне очень важно отстаивать права человека, защищать его личность, индивидуальность. В советские времена адвокатура была почти единственной свободной профессией, где можно было максимально реализоваться. Работа адвоката построена на принципе полной ответственности за себя, что ты успешен ровно настолько, насколько у тебя хватает времени, сил и здоровья. При этом еще огромная ответственность за подзащитного — человека, который доверил тебе свою судьбу. Это, наверное, то, что стало базисом моей жизни.

Но мой же бизнес — своеобразный. Я никогда не занималась производственным бизнесом, я его консультировала. Создала первую в Украине консалтинговую компанию на стыке права и экономики. Я пришла в мир, с одной стороны, с лидерством, а с другой — с огромной ответственностью. Пока мне удается с этим идти дальше. Надеюсь пройти с этим до конца жизни.

— Начало вашей профессиональной деятельности совпало с периодом распада Советского Союза и становления независимой Украины. С какими трудностями вам пришлось столкнуться, делая карьеру?

— Это не трудности — это решительность. Я в адвокатуру пришла в 1982-м году, то есть за восемь лет до 90-го — самого критичного и драматичного. Очень быстро увидела новые точки развития своей профессии. В 1988-89 гг. я уже консультировала кооперативы, которые тогда появились. Благодаря ведению хозяйственных дел в судах, хорошо знала налогообложение, бухучет, и когда увидела, что в стране стали появляться первые налоги, поняла, что это будет направлением деятельности. Поэтому мы с партнёрами основали первую юридическую частную фирму, организованную по принципу объединения экономики и права. Это была невероятная «новелла» в 90-м году. На меня все смотрели как на сумасшедшую, когда я заставила своих юристов окончить курсы по бухучету, а всех бухгалтеров — заняться изучением права. На этом прорыве мы получили на рынке фору, благодаря чему мы десять лет были наиболее успешными. Больше не было ни одной кампании, которая работала бы так, как работал «Пруденс».

Сейчас же где-то два-три года от силы — это то время, когда создается так называемая «временная монополия» — тот, кто вводит новый вид услуги или товара, получает фору до трех лет, в течение которых он может ставить любую цену и продвигать на рынке продукт. В бизнесе очень важно увидеть то направление, которое можно начать, «открыть», потому что на всем новом зарабатывается сверхприбыль. Особенно в ХХI веке.

— Вам не раз приходилось начинать все сначала. Что помогало не терять оптимизма и продолжать развивать бизнес?

— Что значит «все сначала»? Любой из проектов, которые я заканчивала, начиная следующий жизненный проект с нуля, можно было тянуть до конца жизни. У меня так складывается, что любой жизненный проект занимает, как правило, 8 лет жизни. Я человек, который живет в работе, а не в личной жизни. По моему мнению, необходимо проектировать — поскольку нужно увидеть то, что нужно сделать от начала и до конца. Нельзя начинать, не зная, чем потом закончишь.

 

О политике

— Что повлияло на решение начать политическую карьеру?

— Совершенно естественное решение для юриста. Политика является высшим этапом реализации юридической профессии. В 98 году я почувствовала, что еще два года — и завершится цикл, когда мне интересно быть в бизнесе. Решила войти в сферу моделирования правил на национальном уровне, потому что стало очевидно, что общество, люди, экономика нуждаются в новой системе координат. Политика настоящая — что это такое? Это умение предложить новые стандарты, когда в этом есть необходимость. Проанализировать все проблемы, понять, куда нам нужно прийти и разработать систему мер, чтобы прийти от уровня понимания проблемы до уровня реализации задач. Это то, что нужно делать и в политике, и бизнесе. Радикальное отличие политики от бизнеса в следующем: если в бизнесе монополия на идеи является главным способом достижения успеха, то в политике, если ты держишь монополию на идею — ты проигрываешь. Политик выигрывает тогда, когда его идея становится идеей большинства. Именно поэтому, «План Развития Страны», разработанный «Вече», был напечатан миллионным тиражом и размещен в Интернете. По бизнес-логике нам следовало все закрыть — тогда бы мы имели успех. В логике политической нам нужно этим было поделиться. В результате сегодня все программы партий в той или иной степени содержат постулаты, заложенные нами, а значит, эти идеи распространяются — это хорошо.

— «План Развития Страны» будет внедрен в жизнь?

— Конечно. Смотрите сколько уже шагов, либо очень открытых, либо еще латентных уже начало реализовываться.

Вы всегда лоббировали интересы малого и среднего бизнеса, изменилась ли ваша политическая позиция сейчас, поскольку Партия Регионов защищает, прежде всего, крупный индустриальный бизнес?

— То, что меня как представителя интеллигенции, малого и среднего бизнеса поставили на четвертое место в списке, как раз и демонстрирует, что Партия Регионов расширяет свою политическую палитру. «Регионы» на сегодня берут на себя ответственность продвигать интересы всего украинского бизнеса, потому что ему сегодня брошен вызов — по какому из предложенных направлений бизнес-развития Украина пойдет дальше.

 

В жизни

— Изменили бы вы что-нибудь в своей жизни, если бы можно было начать все сначала?

— Нет, не изменила.

Что в вашей жизни значит Харьков?

— Кислородная подушка. Во всех других местах я вытекаю. А в Харькове я набираюсь сил, у меня проясняется сознание. Корни, атмосфера моя — это Харьков.

— Назовите ваши жизненные приоритеты?

— Создание условий для максимальной реализации любого человека, который живет в том пространстве, на которое я так или иначе могу влиять. Раньше это было пространство моей компании, сейчас я надеюсь, это станет пространством страны. И в команде с толковыми хорошими людьми можно создать Украину как территорию, благоприятную для самореализации каждого. Вот это моя мечта.

— А цель жизни?

— А это и есть цель.

— Отчего, на Ваш взгляд, зависит успех?

— От силы духа. Это ключ к любому успеху.

 

«Статус»

№18, 24.09.2007

Добавить комментарий