«Если мы ждём прихода подонков к власти, то у власти будут только подонки», — Инна Богословская

«…Если кому-то вынуть 100 тысяч долларов или миллион из крупного бизнеса, это всё равно, что мне найти тысячу долларов, то для всех нас это тяжелейшее испытание. Из-за парламентских выборов 2006 года, я продала практически всё, что у меня было. Вся моя семья – и муж, и дочь, продали свои квартиры…»

В интервью «Цитате» экс-лидер партии «Вече», 4-й номер в избирательном списке Партии регионов Инна Богословская поведала о том, как Виктор Янукович сделал ей предложение идти вместе на выборы, о том, платила ли она за это и рассказала о своём отношении к лидеру БЮТ.

— Инна Германовна, напрашивается первый вопрос – как «Вече» без вас? С вашим уходом ушли и голоса избирателей…

— Так «Вече» же никуда не делось. На самом деле, что такое «Вече»? Это политическое объединение продвинутых, очень прогрессивно настроенных представителей среднего класса, которые требуют проведение реформ в стране. План развития страны, на который мы потратили 3 года жизни, ресурсов, денег, души нашей, ума и всего остального – оказался тем документом, который сделал свой огромный вклад, чтобы сдвинуть политическую дискуссию в стране в целом. «Вече», как партия и как общественное движение продолжает все свои просветительские, культурные и экономические проекты.

В октябре 2006 года был проведён 9-й съезд партии, это было после нашего поражения на парламентских выборах, или, если честно – после того, как нас не пустили в парламент, посчитав голоса своеобразным образом. На съезде «Вече» приняло решение обратиться к Президенту и премьер-министру с предложением сотрудничества в реализации стратегических реформ. «Регионы» сразу отозвались. А когда мы получили от них предложение о политическом партнёрстве, то провели партийную дискуссию на съезде 3 августа. Она привела к решению направить своих представителей в список Партии регионов, чтобы идеи «Вече» реализовывались в этом парламенте. Предложение Партии регионов нам было достаточно легко принять по той причине, что с октября мы начали работать по реализации реформ.

 Естественно, обсуждался вопрос о возможном слиянии партий. Но на нашем съезде мы решили, что это пока не актуально и это не вопрос сегодняшнего дня. Нам нужно начать работать, нужно посмотреть – насколько мы эффективно можем сотрудничать, насколько усилим результат в рамках нашего сотрудничества. Если всё будет хорошо – может когда-то и станет вопрос о слиянии.

«..Партия регионов заплатила? Мне? Я бы, наверное, была рада, если бы это было так…»

— Как вы оцениваете нового руководителя партии «Вече» Игоря Дидковского?

— У нас не было даже вопросов – кто будет возглавлять партию после моего ухода. Ирина Горина, которая попала в списки Партии регионов, также была кандидатом на пост руководителя «Вече». Она наиболее яркий представитель среднего бизнеса, все её называли украинской золушкой, потому что она начинала с первой в стране прачечной.

Игорь Дидковский был одним из родоначальников движения «Вече» в Украине, из которого потом выросла партия, был руководителем движения «Вече Украины». 

— По поводу вашего присутствия в списке Партии регионов ходят разные слухи. Некоторые говорят, что «регионы» даже заплатили вам…

 — Партия регионов заплатила? Мне? (смеётся – авт.) Я бы, наверное, была рада, если бы это было так, потому что у нас в «Вече» до сих пор остались очень большие долги из-за избирательной парламентской кампании 2006 года. Поскольку мы сами финансировали кампанию, не смотря на весь этот трёп, который был вокруг этого, остались долги. Так что мы были бы только рады. Но, Партия регионов – это очень гордый товарищ, они в жизни не позволят себе кому-то платить. Более того, они так высоко себя ценят и считают, что все должны ценить возможность сотрудничать с ними. 

Мы с лидером Партии регионов Виктором Януковичем говорили о том, чем мы будем заниматься. Он приглашал «Вече» к развитию реформ. Когда он сделал предложение, чтобы наша партия дала своих представителей в список ПР, то это звучало так: будете заниматься реформами. Ирина Горина будет заниматься развитием предпринимательства, малого и среднего бизнеса, а я — развитием среднего класса, правовой системы, экономики и предпринимательства. Поэтому, у нас даже торга не было – ни о местах, ни о чём. Я вам могу сказать откровенно – до последнего момента, ни я, ни Ирина Горина не знали, какие у нас будут места.

Когда мне позвонили во время нашего съезда, что у Партии регионов прошёл политсовет и мне дали 4-е место в списке, то это был шок для всех нас.

«…БЮТ на сегодня является враждебной для любых нормальных людей политической силой…»

— Если бы до Партии регионов кто-то из БЮТ, или блока «НУ-НС» предложил вам войти в их списки, ответ бы был однозначно негативный?

— Из БЮТ – однозначно нет. Потому что этот блок на сегодня является  враждебной для любых нормальных людей политической силой. БЮТ сейчас формируется как тоталитарная секта, но, возможно, что это будет и тоталитарная политическая партия, со всей атрибутикой. Самое смешное, что БЮТ называет себя демократической структурой.

Заявления Тимошенко, озвученные на Европейской площади в 2007 году, что, мол, «это последний бой», «мы должны уничтожить недобитых гадов», а это речь идёт о двух третьих населения страны, которые не поддержали БЮТ. Это начало фашизма. И те заявления, что никаких амнистий и никакого прощения не будет — сидеть будут все, заявления, что после того, как она придёт к власти, то все пойдут тот путь, что и она – через нары, тюрьмы и т.д. — это признак тоталитарного образования. Так что никаких предложений от БЮТ ни один уважающий себя человек не может вообще принять.  

Мне очень жаль тех людей, которые оказались рабами, либо просто подверглись обаянию личности, которое, безусловно, присутствует у Тимошенко. Она достаточно магична, сильна, но эта сила… И ангел и дьявол – оба ангелы, просто один белый, а другой – чёрный. Нужно разбираться – где что.

Что касается «НУ-НС», или лагеря Ющенко – здесь другая ситуация. Несколько раз за историю наших отношений он делал мне предложение о политическом сотрудничестве и все эти разы его команда ни при каких условиях не допускала этого. Относительно идеологии, то «Наша Украина» в экономическом блоке очень близка к тому, что мы видим в программе и партии «Вече», и Партии регионов. Что касается внешнеполитического курса, то здесь огромная проблема. После «оранжевой» революции прозвучали заявления Олега Рыбачука, что мы в течение года станем ассоциированными членами Евросоюза,  а если нас не примут, то мы им устроим «оранжевый» Майдан в Брюсселе. Все пошутили на эту тему, но это же неверие в собственные силы, попытка найти ответы на собственные проблемы у кого-то, кто за нас введёт демократические стандарты. Это всё — социальная утопия.

Нужно осознавать, что независимость мы уже получили и вопрос борьбы за неё сегодня не стоит. Ведь в чём проблема западного электората —  они исторически привыкли, что были носителями духа борьбы за независимость и у них сейчас работает инерция. Они не могут остановится и уразуметь, что искать врагов независимости в собственной стране, по меньшей мере, абсурдно. Нужно продвигать те реформы, которые способны нас самих сделать сильными и благополучными. И тогда где-то к концу 2020 года мы сможем приступить к переговорам о возможном членстве в Евросоюзе. А до этих пор говорить, что нереформированная, в большой степени постсоветская, посттоталитарная страна может претендовать на членство в ЕС – это абсурд.

«…Из-за парламентских выборов 2006 года, я продала практически всё, что у меня было…»

— В журналистской среде, да и не только, ходят разговоры о том, что «Вече» финансирует Виктор Пинчук. Если это не так, то кем финансировалась партия?

 — «Вече» всегда финансировалась только членами партии. Я напомню, что после поражения команды «Озимого поколения» на парламентских выборах 2002 года, за мои собственные средства был создан благотворительный фонд «Вече Украины». Потом появилась общественная организация с аналогичным названием. И естественно, что Виктора не было и быть не могло по определению. Потому что после того, как команда «Озимого поколения» потерпела поражение, Пинчук больше не принимал никакого финансового участия. 

Было б очень здорово, если какие-то крупные деньги помогали становится таким крупным организациям, как наша партия, на ноги. Если кому-то вынуть 100 тысяч долларов или миллион из крупного бизнеса, это всё равно, что мне найти тысячу долларов, то для всех нас это тяжелейшее испытание. 

Из-за парламентских выборов 2006 года, я продала практически всё, что у меня было. Вся моя семья – и муж, и дочь, продали свои квартиры.

— Где же вы живёте?

 -Арендую жильё, точно так же, как и моя дочь Настя. Это было цена за право заявить в Украине, что идут другие люди, несущие другое качество. Все деньги ушли на избирательную кампанию. У нас сейчас оформлены долги, кредиты, которые мы выплачиваем.

— В связи с этим вам Партия регионов что-то обещает?

 — Нет, ни в коем случае. Мы никогда вообще не ведём никаких финансовых вопросов. Это неприлично! И нет у нас ни одного человека, который относится к политике, как торгаш.

— Тяжело было расставаться с жильём? Если честно, я себе не представляю, как можно было принять такое решение….

 — Да, вот так. Но я ещё – это ладно, это мой выбор. А вот для дочери, которая лишилась жилья, чтобы дать маме деньги? Это поступок. Я ей за это очень благодарна. А муж продал вообще хутор. У нас под Харьковом было потрясающее место, одно из лучших в Украине. Его тоже продали. 

Но это плата за право быть свободным и иметь свою точку зрения.

Я в своё время начинала с нуля три раза. Ничего страшного в том, чтобы начать с нуля снова. Это нормальный путь лидера. Ведь он черпает силу в том, что отдаёт, а не в том, что берёт, в том, что лидер создаёт вокруг себя пространство не для себя, а для других.

«…пока мы не изменим национальное животное – жабу, на какое-то другое, то толку не будет…»

— Ваш переход в списки ПР может означать, что Пинчук начал сближение с «регионалами»?

 — Нет, это никак не связано вообще. У меня с Виктором искренние, дружеские, человеческие отношения, которые практически не омрачаются политическими событиями. Иногда конечно политика вносит свои коррективы в наши отношения, но у нас  — дружба и никогда речи о политическом сближении через меня не шло. 

Конечно, Виктор, когда мне тяжело в жизни, поддерживает. Я всегда плачу тем же. Когда ночью он мне позвонил и говорит: «По-моему, у меня утром заберут завод», я говорю: «Ну и что ты собираешься делать?». Он говорит: «Буду лететь». «Ну, полетели вместе», —  ответила я. Вот так началась защита Никопольского завода ферросплавов.

У нас так привыкли не верить ничему и когда появляются нормальные человеческие, партнёрские отношения, всё время в этом ищут какое-то дерьмо. Это значит, что у нас что-то в головах произошло. До тех пор, пока мы будем ожидать только плохого, мы и будем иметь только плохое. Когда-то наш гениальный соотечественник Вернадский сказал, что все мысли – материальны. Так вот, если мы ждём прихода подонков к власти, то у власти будут только подонки. Если мы кричим всё время, что страна нищая, то она и останется такой. Нам украинцам нужно понять, что тех пор, пока мы не изменим национальное животное – жабу, на какое-то другое, то толку не будет.

— Говорят, что Партия регионов хочет использовать вас, как противовес Тимошенко – красивая женщина, умная, с харизмой…

— Такие вещи никогда в жизни не обсуждаются, это только досужие сплетни вокруг. То, что мы являемся антиподами, это верно. Тимошенко избегает всех прямых контактов. Она не ходит ни на один эфир, в котором мы заявлены вдвоём, она требует либо снять меня с эфира, либо сама отказывается. Это продолжается уже много лет. И понятно почему – она отстраивает тоталитарную модель и в такой модели ты существуешь только один, пытается создать иллюзию, что в Украине она единственная женщина-политик. 

Поэтому естественно есть соперничество, есть натуральная коса и искусственная, есть план развития страны и плохая копия стратегии, где название украли у Кинаха — «Украинский прорыв», а содержание украли у «Вече» и пытаются сейчас выдать за эксклюзивный продукт блока Тимошенко. Это неприлично, но это её путь. Тимошенко по своей сути — нечестный человек. Она начинала свою жизнь так и продолжает так.

«…То, что сделал Ющенко с законами  и с Конституцией в Украине — это и изнасилованием назвать нельзя…»

— Добавит ли плюсов Партии регионов присутствие депутатов-перебежчиков из «НУ» и БЮТ? И вот что интересно — в списках ПР они занимают более высокие места, нежели те, что давно ассоциируются со словом «регионал». Например, Михаил Чечетов только на 135-м, Юрий Мирошниченко только на 143-м, тогда как Кинах на 53-м, а Сергей Головатый на 93-м…

— Все номера, что вы назвали – это стопроцентно проходные. Минимум проходной номер у Партии регионов – это 212, по уму – 250-й. Партия регионов, безусловно, будет формировать правительство после этих выборов и естественно, что ещё около 20 человек уйдут в правительство, так что другие, кто разместился в списке ниже, придут в парламент. 

По поводу депутатов- перебежчиков. Вы знаете, это риторика просто такого примитивного сознания! Что значит депутат-перебежчик? Уинстон Черчилль —  великий политик? Он четыре раза менял свою партийную принадлежность в Великобритании, пока не нашёл ту политическую команду, которая соответствовала его политическим задачам и целям. Ну, какой это перебежчик?

Нормальные люди ищут политические команды и политические смыслы, в которых они способны реализовать то, что они задумали. Скажите, пожалуйста, ну что было делать Кинаху, который привык пахать с утра до ночи, в кодле трепачей, которые ничего не умеют делать?  Политика – это не трёп на Майданах. Кстати, любой Майдан – это признак плохого качества политики. Если война – это первый признак того, что военные плохо работают, то любая революция и уличное шествие – первый признак того, что политики не справляются со своей работой.

Так вот, что Кинаху было делать там и другим серьёзным людям, которые оказались в «Нашей Украине», которая не знает, на каком языке ей разговаривать с промышленными регионами страны? Поэтому, нужно попробовать осознать, что это бред, то, что Тимошенко вкинула в пространство – «зрадники», «перебіжчики». Во-первых, откуда бежали? Из БЮТ и «Нашей Украины». Значит, они неправильно сформировали свои списки. В этом не нужно обвинять никого другого.

— По поводу Майданов. Последний Майдан проводили как раз Партия регионов, социалисты и коммунисты. Это означает, что они также имели плохое качество политики?

 — Это означало то, что против лома нет приёма. То, что сделал Ющенко с законами  и с Конституцией в Украине — это и изнасилованием назвать нельзя. Это уничтожение, он взорвал всю систему. Последний орган, который имел возможность решить это всё в правовом поле – Конституционный Суд, был им развален. 

 «Регионалы» пошли на досрочные выборы только потому, что стали политической силой, ставящей интересы страны выше своих партийных интересов. Законных, конституционных причин для проведения этих выборов нет, и не было.

— Кем вы видите себя в ВР 6-го созыва? Вы уже думали о том, кем будете после выборов, если ПР будет формировать правительство? Например, не обговаривали ли возможности стать министром экономики?

 — Мы с премьером обсуждали только одно, что я точно буду заниматься стратегическими реформами. Где это будет – либо комитет в ВР, либо это будет какой-то орган, занимающийся реформами в исполнительной власти – это вопрос, который мы будем обсуждать все вместе, в том числе, это будут  решать наши партии. У «регионалов» ни одно решение не принимается авторитарно. У них сложенная система обсуждения и принятия коллективных решений. Это очень важно, по крайней мере, для меня. Этот вопрос будет предметом серьёзных дискуссий. Так же всё будет зависеть от формы коалиции. Потому что сегодня никто не может сказать, какой будет её формат.

 

Беседовала Алена Былим

«Цитата», 07.09.2007

Добавить комментарий