Инна Богословская: «Я не допускаю, что Тимошенко будет премьером»

Инна Германовна, скажите откровенно, вы ожидали такого поворота событий – я имею в виду, четвертый номер в списке Партии регионов? Почему вам оказали такое доверие?

После того, как команду Вече не пропустили в парламент, стало ясно, что у нас есть два выхода:  признать, что мы на пять лет выпадаем из политического пространства, либо предложить реализацию «Плана Развития Страны» власти, которая может это сделать. В октябре месяце прошлого года был проведен съезд «Вече», на котором мы сделали публичное обращение к власти. Поскольку власть у нас состоит из двух «голов», это было обращение и к Президенту, и к премьер-министру.

С 2003 по 2006 год проходило всеукраинское обсуждение стратегического «Плана Развития Страны», во время выборов мы сделали ПРС всеобщим достоянием. И, в конце концов, мы наконец-то пробили брешь в тематике украинских политиков и сделали тему стратегии развития страны актуальной.

В день съезда мы развезли в приемные Президента и премьера пакеты с планом развития страны и с сопроводительным письмом. Надо сказать, что в Секретариат Президента это была пятая развозка. До этого ни на одно наше обращение даже не было ответа.

«Мы с Ринатом Ахметовым знакомы достаточно шапочно»

Вы, думаете, там на такие книги обращают внимание?      

Думаю, что в Секретариате точно нет. Но самое интересное, что президентским Секретариатом не было соблюдено даже элементарных правил приличия: хотя бы какой-то знак надо дать, хотя бы сказать – «спасибо, мы получили» или «спасибо, но нам это сейчас не интересно», что угодно! Но и в этот раз не было никакой реакции!

Но зато из Кабмина позвонили в тот же день, как только получили пакет, и на следующий день у меня была назначена встреча с премьером. Мы проговорили с Януковичем больше часа, и он сказал, что предложенное нами очень актуально, что без реформ в стране будущего нет, что Партия регионов выходит из регионального масштаба на уровень общенациональной политической силы, поэтому очень важно уже сейчас создавать большие команды для реализации стратегических реформ.

С тех пор мы с премьером и с его ближайшими помощниками начали работать над тем, как должна выглядеть структура правительства, которая будет заниматься реформами. Вначале мы хотели создать центр, который будет вне исполнительной власти, наблюдательный совет которой возглавили бы все три руководителя государства: президент, премьер и спикер.

Но стало понятно, что украинский политикум к этому не готов, потому что сразу после тура переговоров, проведенных премьер-министром, вдруг появилось интервью Ющенко, что такой центр стратегических реформ создается при Секретариате Президента. И, в общем, все это, прямо скажем, накрылось медным тазом.

После этого команда премьера стала изучать международный опыт — как проходили серьезные структурные реформы в различных государствах, и была выведена закономерность, что наиболее успешно такие реформы прошли в тех государствах, где при правительстве были созданы специальные комитеты по реформам, которые выводились из общей системы правительственных комитетов. То есть там, где такой комитет становился генератором идей и давал последний акцепт на любые законопроекты, разрабатываемые властью. Такой правительственный комитет по реформам был создан и у нас.

Но грянуло 2 апреля — не первое, но с тем же содержанием, и начался фарс с досрочными выборами. Естественно, динамика, набранная за четыре месяца предварительной работы по этому комитету, была утеряна. Хотя, могу сказать, что до сегодняшнего дня эти работы не остановлены, мы готовим законопроекты, которые можно будет сразу после формирования нового Кабинета Министров (а я уверена, что это опять будет Кабинет Министров Януковича) воплощать в жизнь и подавать на рассмотрение в Верховную Раду.

Известно, что на сегодняшний день Ринат Ахметов занят составлением так называемого Плана Маршалла – экономической стратегией, для чего нанял американских консультантов. Вы тоже говорите о неких стратегиях. Ваш №4 в качестве лица рыночных реформ лоббировал Ахметов или, все-таки, Янукович?  

Во-первых, к огромному сожалению или к радости — не знаю, как сказать, у нас еще не было ни одного существенного разговора с Ринатом Ахметовым. Мы знакомы достаточно шапочно, и вся моя работа по сегодня была работой с премьер-министром.

В то же время, естественно, я отслеживала и работу Фонда развития Украины Ахметова в части образовательных, культурных, медицинских проектов и благотворительности. И, с другой стороны, знаю об инициативах Комитета по стратегическим реформам. Я знакома с рядом иностранных экспертов, которые привлечены Ахметовым для разработки так называемого Плана Маршалла: могу сказать, что впервые за шестнадцать лет независимой Украины это независимые от правительств других государств консультанты высочайшего уровня.

Я видела многих иностранных консультантов, которые работали в Украине, и, к огромному сожалению, на девяносто процентов было только разочарование в их уровне. Потому что — и это правда! — к нам относились как к банановой республике и присылали не самых лучших специалистов. У нынешних экспертов очень высокий уровень — видно, что люди знают, о чем говорят, что они имеют опыт реформ в других государствах.

Я уверена, что разговор с представителями Фонда Ахметова на эту тему неизбежен: политический фронтмен и друг Ахметова Борис Колесников на днях на пресс-конференции подчеркнул, что да, действительно, разрабатывается стратегия реформ…

Мне кажется, абсолютно верно, что эту стратегию пытаются не разменивать в ходе избирательной кампании, чтобы никто не сказал: «Ой, это избирательные штучки»… Я думаю, что сразу после формирования нового правительства и создания большинства, этот разговор будет востребован, и станет фактически темой номер один — вопрос стратегии реформ. Ведь страна просто не выдержит решения проблем в режиме он-лайн!

В принципе, страна уже набрала хороший разбег, но этот разбег может привести как на гору, так и в пропасть.  Если появится правильная стратагема и видение, если появится правильное лидерство, то страна, безусловно, серьезно поднимется в гору. А если, например, мы сделаем такую же ошибку, какую сделали в свое время немцы, итальянцы и испанцы, выбравшие Гитлера, Муссолини и Франко, то, в принципе, это будет равносильно краху. Потому что, к огромному сожалению, незавершенная буржуазная революция, которая должна была бы породить новые серьезные демократические тренды, породила монстра в виде Тимошенко. Ведь пока БЮТ нельзя назвать политической силой — это политическая секта, но она набирает силу, и, к огромному сожалению, это такая же опасность, которую, в свое время просмотрели  немцы, итальянцы и испанцы.

«Тимошенко на сегодня даже близко не приближается к уровню Ющенко и Януковича»

Вы очень уверенно говорите о том, что наверняка снова будет Кабинет Министров Януковича. Но известно, что есть и другие версии того, как может развиваться ситуация дальше – да, кто-то из ПР, но не он…

Это исключено…

Почему?

То, что от Партии регионов будет другая кандидатура на премьер-министра, абсолютно исключаю. Во-первых, потому что те провокации, которыми извне пытаются поссорить между собой такую огромную группу людей, как Партия регионов, направлены как раз на то, чтобы «сбить» Януковича. Янукович, к удивлению очень многих и к моему удивлению в том числе, оказался  стремительно развивающимся  политиком  — думаю, у всех вызывает удивление, насколько быстро и качественно он растет как политик.

На сегодня в Украине два —  два, я подчеркиваю! — политика такого уровня — это Ющенко и Янукович. Тимошенко на сегодня даже близко к их уровню не приближается!

Что вы имеете в виду?

В стратегии подхода, во взвешенности, в умении достигать компромисса, в эффективности и в результативности, она и близко не стоит к Януковичу!..

Считаете ли вы, что Янукович и Ющенко смогут договориться, и каким-то образом может быть создана та самая широкая коалиция, о которой говорилось в 2006-м? Хотя все сейчас говорят, что это невозможно…

То, что сейчас говорят, совершенно естественно, потому что, будем откровенны, во время избирательной кампании декларировать, что мы помиримся со своими политическими противниками, электорально неправильно. Если мы говорим об электоральной победе, то сегодня задача Партии регионов — и это то, в чем я буду активнейшим образом участвовать, — получить абсолютное большинство голосов. Наша задача, чтобы Партия регионов получила 226 голосов. То есть нам достаточно получить 40% на выборах. И это реально!

Что реально – большинство? Ну, это вряд ли…  

Могу сказать, что «регионалы» политически выросли: опыт поражения и, фактически, третьего прихода во власть дал им массу новых инструментов, понимания, они учатся круглосуточно… Поэтому задача Партии регионов на сегодня — одержать максимально возможную победу.

Если бы пять лет назад Партия регионов получила 226 голосов в парламенте, то можно было бы ожидать и высокомерие, и снобизм, и пренебрежение к голосам других. Сегодня же ПР совершенно другая. У партии появилось общенациональное мышление, пришло понимание цельной страны, за которую они отвечают. Поэтому, если даже ПР возьмет 226 голосов, я убеждена в том, что она будет создавать коалицию. Но это уже будет совершенно другой разговор…

Разговоры о 226-ти голосах — это сигнал о том, что, конечно же, «мы будем диктовать, как формировать будущую коалицию», «будем локомотивом»… Это сегодня говорит не только ПР…

О! Это разные вещи: диктовать условия — это одно, а быть локомотивом —  другое. Так вот, сейчас сознание Партия регионов таково, чтобы быть именно локомотивом. А сознание у Тимошенко, и, к сожалению, всех оранжевых, диктовать условия. Это разная степень политической зрелости.          

Ну, уровень политической зрелости ПР уже показала – я имею в виду движения по формированию трехсот голосов весной, которые стали последней каплей к изданию президентского указа о досрочных выборах…

Это, безусловно, была ошибка. Не стратегическая, а тактическая ошибка.

Не значит ли, что излишняя самоуверенность Партии регионов опять вызовет соответствующую реакцию на разрушение. В частности, начнутся разговоры, что ПР что-то себе дорисовала, украла у кого-то голоса… И все может повториться сначала – та же Юлия Тимошенко, к примеру, откажется писать завяления в ЦИК в качестве народного депутата?

Да, безусловно. Если говорить откровенно, то еще в апреле месяце я и несколько украинских политиков говорили о том, что совершенно очевидно — досрочные выборы нужны Тимошенко только для того, чтобы избираться до тех пор, пока она не доведет до исступления все государство и не получит большинство.

Ради этого она сбила лбами Президента и премьер-министра, ради этого она провокационно

присоединилась к коалиции в преодолении вето Президента на Закон о Кабинете Министров… Она, безусловно, невероятно разозлила этим Президента и его команду. После этого ею же провоцировалось создание трехсот голосов, в том числе с помощью Мороза: она дала сигнал Морозу, что даст согласие на изменение Конституции и добавит голосов.

Вы хотите сказать, что оставшиеся в парламенте бютовцы сделали это по соглашению с Тимошенко?

Это не исключено. Я считаю, что это была составная часть большого плана.

Который не реализовался?

Да. Та информация, которая у меня есть, дает основание говорить о том, что это именно так и было.

«Если и дальше вопрос коалиции будет только инструментом по мелкому урегулированию кризиса между президентской и премьерской командами, то об этом и говорить не стоит»

Перейдем к будущей коалиции. Какой вы ее видите? Ведь многие – и регионалы, и коммунисты, и вкрапленные в ПР члены других политических сил (те же эсдеки) говорят, что оснований менять старый формат нет. Но понятно, что все равно нужно будет что-то менять, потому что в противном случае произойдет консервация не очень хорошей ситуации, которая на сегодня сложилась.

Давайте быть откровенными. Если и дальше вопрос коалиции будет только инструментом по мелкому урегулированию кризиса между президентской и премьерской командами, то об этом и говорить не стоит. Это мелко, не стратегически, и, на самом деле, это такое, знаете, хуторское видение.

Если же речь пойдет о формировании коалиции как политического единства по развитию страны, если это будет единство политиков, которые видят, что Украина имеет реальный исторический шанс взлететь на совершенно другой уровень качества жизни в стране – это совсем другое дело. При этом очень важно понимать, что Украина никогда не будет великой империей типа России, или Германии. Она может стать великой гармоничной страной — очень удобной для жизни, для развития бизнеса, для развития человеческих отношений… То, что есть в «Философии сердца» Сковороды — это то, что является на самом деле нашим огромным потенциалом!

Ну, тема сердца в украинском политикуме уже занята…

Нет! Знаете, Тимошенко присваивает нечто: как Гитлер в свое время присвоил свастику — сакральный арийский знак солнца, так Тимошенко сейчас присваивает белый цвет, сердце и косу вокруг головы. Такое присваивание, кстати, является признаком тиранических организаций. Это важно понимать, нельзя недооценивать эту опасность, потому что мы можем ее прозевать, как Германия в 30-х годах…  

Вы имеете в виду президентские выборы, до которых, по сути, осталось совсем немного? Ведь понятно, что сегодня все, в принципе, уже работают и с этим прицелом тоже.  

Да. Основная трагедия общества сейчас в том, что хотя мы, слава тебе Господи, на этих парламентских выборах вышли на разговор о программах, но все равно за ними стоят лидеры…

Ну, да, а программы практически у всех одинаковы — начиная от социальных пакетов и заканчивая всем остальным…

Это потому, что на самом деле стало очевидно, что конкретно нужно делать в режиме сегодня на сегодня, в пределах двух-трех лет. Все программы, которые сегодня предъявлены, на злобу дня. А вот стратегическое видение на сегодняшний день – разное. Дискуссия  о стратегии начнется сразу после выборов.

Если честно, то очень многое в этих программах — абсолютный популизм, причем у всех. Где взять деньги на все это?

Нет, деньги найдутся, это не проблема. Проблема в том, что если раскачать сферу потребления и не найти инструментов, которые разовьют сферу производства, тогда у нас будет галопирующая инфляция, и денег точно ни на что не найдется.

Смотрите, что мы сегодня делаем: разгоняя уровень потребления, то есть, повышая количество денег в кошельке каждого гражданина, мы сталкиваемся с колоссальным вызовом — что на эти деньги купит гражданин. Практически все продукты питания — это украинская группа товаров. Слава Богу, в этой группе украинские товары в свое время победили. Но что касается бытовой техники, одежды — это только импорт.  

То есть, о чем идет речь? Если мы за счет бюджетных денег повышаем количество денег в семье, то наша задача, чтобы эти деньги остались в Украине. Потому что в противном случае негативное сальдо бюджета приведет к тому, что мы станем страной-банкротом, что все деньги, которые мы через бюджет вливаем в потребительский спрос, будут выливаться из Украины.

И вот это, кстати, и есть вторая часть программы Партии регионов. Первая, презентованная Раисой Богатыревой и Борисом Колесниковым, касается социального блока. Вторая  же — это зеленый свет предпринимательству, и третья — это реформы. Те же политические силы, которые говорят только о социалке, не говоря как должен дальше работать рынок, те, безусловно, популисты.

«Сейчас нельзя полностью открывать украинский рынок»

Тем не менее, тенденция левизны во всех программах налицо. Понятно, что людям нужно что-то дать, потому что невозможно хотя бы что-то не пообещать и хотя бы немножко что-то выполнить. Но, тем не менее, как эта левость корреспондируется с заявленными либеральными пунктами той же Партии регионов, того же Президента?

Давайте, я буду о Партии регионов говорить. Не хочу говорить о Президенте, потому что главный выбор для него – решить, становится ли он Президентом всей Украины или продолжает быть Президентом одной партии. Это насчет Ющенко.

И что он должен, по-вашему, сделать, чтобы считаться Президентом всей страны?

Он должен им стать! Ментально должен им стать! К огромному сожалению, Ющенко до сих пор не понимает, как ему разговаривать с востоком и югом Украины, он слов для них найти не может! Кроме, как «колючей проволокой Донецкую область окружу»…

Ну, это говорила Тимошенко, если говорила… К тому же это было после выборов 2004-го, на определенной эмоции…

Понимаете, к сожалению, ничего не поменялось. Ведь Ющенко постиндустриалист, он финансист, глобалист — деньги ведь родины не имеют, поэтому практически все финансисты являются глобалистами. Он вообще не понимает, на каком языке говорят те, кто занимается индустриальной экономикой на востоке Украины. А быть финансистом-глобалистом в Украине с таким уровнем развития рынка еще рано. Вот Ющенко и оказался где-то, знаете, между индустриальной Украиной, которая есть сегодня, и постиндустриальной страной, которой Украина, возможно, станет послезавтра.

Но ведь для этого нужно приложить огромные усилия — провести очень серьезные структурные реформы, и точно сейчас нельзя полностью открывать украинский рынок. К примеру, Ющенко говорит, что вся приватизация должна быть денежной. Вот завод, мы выставляем его на продажу — кто больше даст, тот и победитель. Скажите, пожалуйста, в этой ситуации украинцы, любая украинская ФПГ, даже  самая крупная, будет конкурентоспособной? Нет. По одной простой причине — стоимость денег внутри Украины в пять раз дороже, чем стоимость денег в Америке.

То есть, вы считаете ошибкой такую заявленную открытость для инвестора?

Безусловно! Но если это системный инвестор, и мы видим, что он принесет реальную пользу развитию отрасли, нам нужно заставлять его выходить на серьезные инвестиционные обязательства и обязательства развития. То есть условием его вхождения в Украину не может быть только цена! Либо следует идти по такому пути развития, по которому шли и Япония, и Китай, и практически вся Азия: инвестору ставили условие, что он должен создавать совместное предприятие, которое работает в этой отрасли.

Но Украина еще остается страной достаточно высоких рисков. Каким образом решить столь многовекторную задачу: привлечь инвестора, выставить ему условия, которые не всегда могут быть восприняты хорошо, и при этом  поддержать национального производителя?  

Мы должны понять даже не интересы национального производителя, а украинский национальный интерес. Мы должны, во что бы то ни стало, получить наш сегмент на международном рынке разделения труда, капитала — сегмент для собственного развития в международной экономике. Вот это важнейший вызов сегодняшнего дня!

Если мы становимся страной, которая отдает собственный рынок, не получая взамен сегментов на международном рынке, нам грош цена. Мы вообще перестаем быть субъектом международных тношений!  

А где вы видите этот сегмент? Это первая часть вопроса. И вторая: кто же нам отдаст какой-либо сегмент при нашем уровне развития?

Никто не отдаст! Вот, кстати, вчера моя приятельница, профессор политологии, процитировала Кучму из книги «После Майдана»: «Власть не дают и не берут, власть создают». Гениально! Потому что, если мы сами не создадим поле, являющееся конкурентоспособным, то кто это сделает за нас?

К примеру, мы сегодня имеем семь процентов в мировом производстве металлургии и десять процентов продаж. За эти проценты мировые войны начинаются! Мы сделали это, нам никто ничего не дал – мы сами отвоевали это место Украины на мировых металлургических рынках! Мы сами его создали, пошли на риски, но мы сделали и выиграли!

Мы должны понять, что альтруистов сегодня в мире нет. Любой внешнегосударственный консультант, любая внешнегосударственная помощь  сориентирована только на одно — на продвижение интересов того государства, которое вас консультирует, в мировое экономическое пространство. Поэтому нам нужно понять, что только мы сами можем определить, что выгодно Украине, что является нашим национальным интересом, и не бояться делать необходимые шаги, даже если их нам не рекомендуют консультанты от иностранных правительств. Нужно понимать что они, в первую очередь, являются провайдерами интересов своего государства, и интересы Украины, по большому счету, их совершенно не интересуют.

Очень важно, что на сегодня Партия регионов становится заказчиком реформ, потому что, выйдя на мировые рынки и почувствовав, что старая форма поведения перестает быть эффективной, бизнес-круги, близкие к этой партии, заинтересованы в том, чтобы в стране появились правила, уменьшающие риски и увеличивающие эффективность. Если сегодня Президент Ющенко выйдет из своей парадигмы, что нам нужно к кому-нибудь пристроиться и за счет чужой силы и ума добиться процветающей Украины, и воспримет эту стратегию, Украина очень быстро может рвануть вперед.  

«Я не допускаю, что Тимошенко будет премьером»

Очевидно, что реформы — это не всегда популярные меры. Как же их проводить, учитывая, что через два с небольшим года будут президентские выборы, а эффект от реформ проявляется минимум через три?

«Вече» и я лично говорили о том, что досрочные выборы очень пагубны для Украины, потому что мы впервые за пятнадцать лет имели четыре года без выборов, то есть реальную возможность провести реформы. На самом деле есть закон: реформы проводятся в первые полтора года после выборов. То есть, если они правильно проведены, то дают результат за год до новых выборов, и люди убеждаются, что они сделали правильный выбор в пользу той власти, которая способна провести эти реформы.

Сегодня проблема в том, что у нас нет уверенности в том, что результаты выборов будут признаны. Сегодня реально готовится очень серьезная фальсификация на уровне судов…  

Да? А ведь говорится, что все будет честно и прозрачно. Правда, разговоры о фальсификациях ведутся, не спорю…

Это не разговоры, это все готовится. Сегодня есть политическая сила, в интересы которой не входит реформирование и создание прозрачных условий. Это Тимошенко и ее окружение.

Почему вы так не любите Юлию Владимировну?

Вспомните, как в ЕЭСУ она воровала у государства, и сверхприбыль, которая должна была бы оставаться в Украине, уходила за пределы страны. Как у Лазаренко она украла партию, зайдя в «Громаду» и отколов от нее «Батьківщину». Как у Ющенко она украла электорат, зайдя на его электоральное поле и откусив огромный кусок.

Точно так же сейчас она у Кинаха украла название его книги — его книга «Украинский прорыв» вышла в 2004-м году и, кстати, часть ее положений, она приняла как свои. Так же как у «Вече» она украла сам подход, потому что когда Тимошенко объявляет, что «это первая в истории Украины стратегия развития» и «сейчас она будет впервые обсуждена по всей стране», то это все то, что «Вече» уже сделало четыре года назад. И мы это делали не в рамках избирательной кампании, а в поисках как раз того пути в стратегии развития государства, который нам необходимо было сделать. В приличном обществе за это бьют морду! В украинском обществе, я надеюсь, наши избиратели поймут, что той барышне, которая присваивает себе то, что ей не принадлежит, доверять нельзя. Потому что точно так же на следующем шаге она захочет присвоить страну, к чему она и идет. Это необольшевизм.

В чем была проблема и трагедия большевиков? Они захотели всю собственность сделать государственной, а государство сделать своей собственностью. Тимошенко сейчас повторяет то же самое. Не говорить об этом нельзя. Знаете, в чем была трагедия русской интеллигенции и украинской интеллигенции? О том, что об этом, вроде как, неприлично говорить. Вот это надо переступить.

А о чем, по-вашему, нужно говорить? Ведь очевидно, что все сказанное будет воспринято исключительно как черные технологии – во всяком случае, именно так будет откомментировано…

Могу сказать, что три месяца назад с юга Украины нам поступили данные о том, что представители Тимошенко ездят и собирают людей, которые за деньги в октябре выйдут на майданы в Киеве. То есть уже готовится майданное неприятие результатов выборов. Это соответствует тому, о чем мы говорили полгода назад — что Тимошенко не будет признавать результаты выборов, будет колотить страну, вызывая кризис за кризисом, пока не добьется своего. И здесь вопрос в политической мудрости и ответственности за государство.

Два лидера, которые на голову выше, чем Тимошенко — Янукович и Ющенко, обязаны, если они действительно государственные деятели, найти противоядие против того профашистского режима, который предлагает Украине Тимошенко. Они обязаны это сделать! В какой форме это будет? Это уже разговор после выборов. Но это необходимо сделать для того, чтобы нам не было стыдно смотреть в глаза нашим потомкам, и опять говорить: «Ай, ай, как же так? Опять не заметили!». Сталина не заметили, Троцкого не заметили, сейчас не заметим Тимошенко.    

А вы не допускаете, что она все же может стать премьером?

Нет, не допускаю.

Даже если у них будет оранжевая коалиция?

Нет, и в этом случае я не допускаю, что Тимошенко будет премьером. Только самоубийца может пойти на это. Если Президент все-таки имеет влияние на «Нашу Украину», он просто не имеет морального права, как человек, которому вверена такая огромная ответственность, как быть Президентом страны, подать ее кандидатуру. Как человек, который внутренне интересы страны ставит выше, чем свои личные, он просто не имеет права допустить Тимошенко к власти в Украине, потому что это будет начало конца. Это будет начало похорон любых надежд на развитие, на демократию. Это приход тоталитарного режима в государстве! И это уже будет ответственностью Ющенко перед историей.

А вы не предполагаете, что досрочные выборы, в таком случае, не состоятся? Ведь может так случиться, что Тимошенко не устроят результаты выборов или, к примеру, Партию регионов – преспектива не войти в коалицию, и все – заявления в ЦИК не пишутся!  

Исключить этого нельзя. Наша задача не допустить этого. Поэтому задача Партии регионов получить настолько убедительную победу, чтобы ни у каких горячих голов не возникло искушения не признавать результаты выборов. Вы знаете, ведь уже и в центре Украины столько людей, которым до тошноты надоела ситуация, которая сложилась на сегодня в стране. Все прекрасно понимают, что нормально развиваться и что-то планировать в условиях нескончаемой революции невозможно. Нужно положить этому конец!

Пусть каждый задаст себе вопрос: ты готов жить в условиях бесконечной революции? Я думаю, что каждый здравомыслящий человек, кроме тех, которым нечего делать и некуда деть свою энергию, зависть и ненависть, скажет, что хватит, пора заканчивать это! А значит, победить должны Регионы, которые способны стабилизировать ситуацию и развивать страну.

«Сегодня буду платить серьезную плату за то, чтобы все основные действующие лица партии меня приняли»

Как вы видите свое дальнейшее пребывание в Партии регионов? Как растворение вас и «Виче» в этой большой политической силе? Не боитесь ли вы абортирования из этой структуры в случаи ускорения тех процессов, которые наметились сейчас внутри Партии регионов?

Да, у «Виче» есть моменты, которые с Партией регионов не совпадают. Но есть, безусловно, и совпадение по большому числу стратегем развития, которые прописаны нами в плане развития страны и которые на сегодня являются задачами Партии регионов. Поэтому сегодня, понимая, что страна безумно теряет время, «Вече» приняло решение делегировать своих представителей в списки Партии регионов. На съезде мы подняли вопрос о том, что на сегодня вопрос объединения двух партий является неактуальным.

Безусловно, легко не будет. Безусловно, любая сильная политическая сила вначале отторгает сильного лидера, который приходит со стороны, и я сейчас тоже пожинаю эти плоды. Но я готова этот путь пройти. Потому что когда у нас шел разговор о том, что премьер приглашает меня не на последние позиции в списки, я не знала точно, что он имел в виду, когда говорил: я тебе гарантирую, что ты будешь заниматься реформами, это будет твоя задача, ты это будешь делать. Но он сразу сказал: понятно, что будет зависть, понятно, что будут интриги, ты к этому готова? И сам же ответил: «Ну, тебе к этому не привыкать».

То есть все это – плата. Так же, как любая женщина, выходя замуж за мужчину, платит сложными отношениями с его семьей, пока она не станет членом этой большой семьи, точно так же я сегодня буду платить серьезную плату за то, чтобы все основные действующие лица партии меня приняли.

Можно ли считать вас человеком премьера?

Вы знаете, на самом деле, очень смешно в этой ситуации получается. Все разговоры о моем присутствии в списке — это разговоры с премьером, но в то же время руководитель штаба Партии регионов Борис Колесников, который представляет группу Ахметова, тоже со мной это все обговаривал. И с Януковичем, и с Колесниковым мы обговаривали, что занимаемся реформами — это то, что является объединяющим для Януковича и Ахметова.

Кого вы считаете, в таком случае, главным своим лоббистом?  

Себя. Если бы я все это время не вела себя в политике так, как вела, никто бы меня никуда не пригласил.

 

Оксана Козак,

«Главред», 23.08.2007

Добавить комментарий