Инна БОГОСЛОВСКАЯ: «Сейчас все должны остановиться, нужно отменять все, что было после указа Президента»

Заместитель министра юстиции Украины Инна Богословская рассказала

«Профилю» о том, почему она вновь решила работать в правительстве и как изменился Виктор Янукович со времени первого премьерства

— Инна Богословская сегодня — политик или госменеджер?

— Я — политик, находящийся на государственной службе. На постсоветском пространстве все привыкли к тому, что если ты госслужащий, то крепостной системы. Если состоишь на службе, то должен потерять все половые признаки, все признаки личностной позиции, тем более свои политические симпатии. Это абсолютно не соответствует европейской практике. Я согласилась идти на госслужбу с совершенно понятными функциями. Прежде всего со мной говорили не о должности замминистра, а о работе во вновь созданном правительственном Комитете по экономическим реформам, который возглавил Виктор Янукович. Когда у премьер-министра вызрела идея создания этого комитета, мы начали с ним переговоры. Увидев запрос и интерес власти к серьезному реформированию, расширенный политсовет партии «Віче» дал добро на такое сотрудничество.

— Из первого правительства Януковича вы ушли в 2004 году, потому что не были согласны со стилем управления экономическим блоком Николая Азарова. Что изменилось?

— Первое приглашение в Госпредпринимательства было связано с тем, что мне сказали: ты хорошо знаешь госпредпринимательство, так иди и делай что-нибудь. Мне это было интересно, нужно было приобрести опыт работы в исполнительной власти. Но тогда, если честно, я понимала, что мне вряд ли удастся сработаться. Не с кем было работать. Правительство Януковича можно было назвать правительством Азарова. Сейчас это абсолютно не так. Личность Януковича очень сильно изменилась. Янукович вырос. Я студентам на лекциях часто говорю: никогда не бойтесь поражения. Столько уроков, сколько дает поражение, ни одна победа не приносит. Азаров тоже изменился. Хотя и сейчас, думаю, нам не стоит работать вместе по текущим вопросам. Я во многом не согласна с тем, что происходит в вопросах экономики. Это проблемы с НДС, с «откатами», проблемы среднего бизнеса.

Но что касается стратегии и тактики, то работа на опережение может сильно повлиять и на решения, принимаемые в режиме on-line. Честно говоря, думала, что все это «накроется медным тазом» после событий, происходящих в стране. Я задала премьеру вопрос: «Так что, мы тормозим работу комитета по реформам?» Он сказал: «Ты что?! Ни в коем случае! Вся эта буча рано или поздно закончится, а стране нужно понимать, куда двигаться». Это очень подкупает.

— Можно ли рассчитывать на правовое разрешение политического кризиса, учитывая проблемы в КС и ЦИК? Как быстро КС сможет вынести решение о конституционности указа Президента о роспуске ВР?

— Первое: стране обязательно нужно решение КС. Разговоры о том, что мы и без него можем обойтись, прокладывают дорогу в ад. Это огромный вызов государственности Украины. Второе: сложное это решение или простое? С точки зрения законов — проще не бывает. На рассмотрение этого дела может уйти день-два. Сам указ Президента настолько откровенно незаконен, что подтвердить это может любой первокурсник юрфака.

Какая авантюра подвигла Виктора Андреевича на подписание этого указа, можно только догадываться. От проведения досрочных выборов выигрывает только Блок Юлии Тимошенко. А страна и экономика проигрывают однозначно. Не могли не сыграть свою роль две провокации БЮТ. Первая — голосование за закон о Кабмине. Ведь «Регионы» были готовы исключить при преодолении вето несколько статей, которые действительно нарушают Конституцию. Но их уговорили: мол, ну что вы, ребята?! Преодолевать — так преодолевать. Так был брошен вызов Президенту и вызвана его агрессия. Это было неправильно. Надо было оставить огромный блок правильного закона, который давно ждала страна. Вторая провокация, на которую «повелись» «Регионы», — единение Тимошенко с Балогой, когда они заявили о единой оппозиции и о том, что Президент будет ветировать все законы, принятые без участия меньшинства парламента. Тогда заговорили «горячие головы» и среди «регионалов», и среди коммунистов, и среди социалистов: «Ах, так вы нам бросаете вызов?! Ну, значит, у нас будет 300 голосов». Это показатель незрелости политического истеблишмента. Поэтому очень легко «разводить», особенно при таком эмоциональном напряжении. К тому же нас никогда не учили, как вести себя с экстремистами. БЮТ, имея поддержку 22-23% населения (как Жириновский в России), провозгласил солидаризм своей идеологией. Это идеология Муссолини… Поэтому заявления БЮТ о непризнании результатов любых выборов до своей победы — очень опасный вызов стране.

— Главным нарушителем Конституции вы называете Президента. Согласны ли вы, что ошибки допускали обе стороны (восстановление ЦИК образца 2004 года, постановление ВР о запрете финансирования выборов, формирование коалиции)?

— Что касается ЦИК формата 2004 года, то это вообще безобразие. За которое очень стыдно. Но эту войну указов можно понять, ведь Президент сделал незаконный взрыв в лавиноопасной зоне. Так может поступить только человек, который не бережет здоровья своего и своих сограждан.

Естественно, после этого пошла лавина абсолютного правового нигилизма, как со стороны ВР, так и со стороны Президента. Мне как замминистра юстиции приходят указы Президента. Я каждый раз встаю, чтоб отдышаться, потому как это абсолютно незаконные указы, которые выходят за рамки его компетенции. Эскалация напряжения продолжается. Сейчас все должны остановиться, нужно отменять все, что было после указа Президента.

— Но ведь сам указ до решения КС остается в силе…

— Нет. В юридической науке есть такое понятие, как действующий, но ничтожный акт. То есть указ издан, никем не отменен. Но в ст. 19 Конституции говорится о том, что все должностные лица могут действовать только в рамках закона. У нас нет монарха, которому власть дана богом. Власть Президенту даровали люди и закон.

— Все же коалиция заявила, что готова идти на уступки Президенту (внести поправки в закон о Кабмине, привести в соответствие с Конституцией регламент формирования фракций). Значит ли это, что коалиция признала легитимность указа Президента о роспуске ВР и существование политической коррупции?

— По закону избиратель голосует не за фракцию и не за конструкцию большинства в парламенте. Он голосует за депутатов, входящих в список определенной политической силы. Поэтому формирование большинства никак не связано с волей избирателя. И нигде в законе не записано, что депутат не вправе выйти из фракции. Венецианская комиссия трижды давала заключение (2001 г., 2002 г., 2003 г.) о том, что императивный мандат противоречит принципам демократии. Депутат имеет свободу политического выбора. И если сила, по списку которой он избран, меняет свою тактику, то он вправе присоединиться к другой.

— Каковы правовые основания для проведения досрочных президентских выборов? Какой механизм, только ли через процедуру импичмента?

— Сегодня нет никаких правовых оснований для досрочных выборов парламента. А досрочные выборы президента возможны только через процедуру импичмента. Если КС вынесет решение, что указ о роспуске ВР неконституционен, то либо Президент должен сам подать в отставку, либо будет найден вариант компромисса. Единственно правильной конструкцией для Украины, уверена, является создание широкой коалиции. В свое время я болезненно восприняла коалицию в формате «плюс коммунисты», ведь сыграть в этот блицкриг «Регионы» вынудила нерешительность «Нашей Украины». Но даже это лучше, чем развал, к которому могут привести очередные выборы. Как недавно сказал Кучма (и это гениальная фраза), коммунисты и социалисты сегодня голосуют за те законы, за которые они б никогда не проголосовали вне коалиции. К тому же Тимошенко уже предала «оранжевых», отказавшись от создания единого оппозиционного блока. Поэтому «Нашей Украине» нужно присоединиться к нынешней коалиции. А Тимошенко пусть остается в оппозиции. По крайней мере, так можно будет провести реформы. Ведь мы как страна или сделаем экономический рывок, или станем страной не третьего, а пятого мира. В результате это может привести к утрате независимости.

— «Віче» не прошла в парламент. Воспользуетесь ли вы шансом принять участие в досрочных выборах? Если да, то это будет самостоятельное участие или вхождение в список «Регионов»?

— «Віче» будет принимать участие только в законных досрочных выборах. Что касается конфигурации, в которой мы пойдем на такие выборы, то исключен вариант каких-либо переговоров лишь с Тимошенко. Мы будем рассматривать тот вариант, который обеспечивает прохождение «Віче» в парламент. Это зависит от факторов, которые будут действовать на момент самих выборов. Если это осенние выборы, возможны совершенно разные варианты. При этом «Віче» останется «Віче» и не будет ликвидирована. Убеждена, что на законные выборы пойдут и «Регионы». Более того, они их выиграют. Но Инны Богословской отдельно от «Віче» в списке «Регионов» не будет. «Віче» — мой жизненный проект. До конца дней.

— Предусмотрена ли ответственность за, условно говоря, неучастие в выборах (организацию избирательно процесса на местах, формирование комиссий)?

— 27 мая выборов не будет. Местные власти не организовывают избирательный процесс. В Украине существует единственный орган, наделенный таким правом, — ЦИК. Местные исполнительные органы должны содействовать проведению выборов. А провести их некому — ЦИК не собирается. Уже нарушены все сроки. Даже если прямо сейчас Центризбирком примет первое решение, процесс начнется только сегодня. А он должен длиться 60 дней. Поэтому провести выборы 27 мая не-воз-мож-но.

 

«Профиль»

№15, 23.04.2007

Добавить комментарий