Природная позиция

Противница официальных браков, политик Инна Богословская на протяжении одиннадцати лет личным примером подтверждает непреклонность своей позиции: за это время её отношения с известным дизайнером Юрием Рынтовтом так и не получили оформления на бумаге. Ещё 30-40 лет, — считает лидер общественного объединения «Віче України» и партии «Віче» Инна Богословская, — и государство, наконец, перестанет вмешиваться в личную жизнь людей, штампуя их паспорта.

— Откуда такое неприятие официального брака?

— Вы только послушайте, как звучит: регистрация брака в органах регистрации актов гражданского состояния. Жуть! И это должно иметь какое-то отношение к любви?! Атавизм, связанный с понятиями собственности, вот что такое регистрация брака. Она стала нужна, когда в капиталистических отношениях люди столкнулись с необходимостью делить имущество, определяться с правами наследства и владения. Ещё Энгельс в своей книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» говорил, что государство и зарегистрированная семья — это отношения полного тотального контроля государства над личной жизнью человека.

— В чём же, по-вашему, заключается этот контроль?

— В СССР, например, имущество супругов, не состоявших в зарегистрированном браке, вообще никак не делилось. Право и закон действовали только там, где была государственная регистрация: таким образом, государство использовало регистрацию брака как инструмент влияния. Сейчас мало кто желает разбираться в таких нюансах, но ко мне, как к юристу, это понимание пришло ещё в юности. И по сей день я противник светского брака.

— Но ведь сегодня гражданские браки не оказываются вне закона. Неприятие штампа в паспорте — принципиальная позиция?

— Это моя природная позиция. Мне вообще нравится всё природное. Даже еду люблю сырую или минимально обработанную. А разницу между гражданским и официальным браками я ощутила на собственном опыте. До своего замужества с Юрой (Юрий Рынтовт — Фокус) я тринадцать лет прожила в зарегистрированном браке: есть с чем сравнить.

— Чем может помешать штамп в паспорте молодожёнам?

— Мне известны случаи, когда пары живут счастливо, потом расписываются, и тут — мама дорогая!.. Чуть до мордобоя не доходит. Почему? Да потому что появляется подмена. Вдруг нарисовался штамп, означающий, что супруг или супруга уже никуда не денется. И сразу начинается отношение как к собственности. Над этим стоит задуматься, ведь калечатся судьбы…

— Почему с первым мужем у вас не было гражданского брака?

— Это был 1978 г. — тогда не зарегистрировать брак было невозможно: слишком долго пришлось бы объяснять родственникам, преподавателям и всем остальным, почему мы не хотим расписываться. Отпраздновали свадьбу скромно: собрали друзей, человек пятнадцать, у меня даже фаты не было — сшила себе белое платье, отдавая дань традициям. Я, кстати, не люблю ходить на традиционные свадьбы — обряд передачи друг друга в аренду. Другое дело — венчание! Я мечтаю, что когда-нибудь созрею для него. Это уже брак на уровне душ!

— Сейчас в церкви пару без свидетельства о браке не обвенчают.

— Ну, это уже вообще нонсенс. Это катастрофа. Но, уверена, всё изменится: через 30-40 лет во всём мире люди откажутся от брачного штампования паспортов.

— Слишком долго ждать!

— Есть закон развития социальных групп, который открыл Леонардо да Винчи. Большинство всегда консервативно, а носителей новых идей — всего 4%. Когда их станет 25%, большинство примет их сторону. Так было, скажем, с мини-юбками, которые модельеры много раз демонстрировали на подиуме, прежде чем они стали суперпопулярными. То же происходит и с гражданскими браками. Общество не может в один день отказаться от установленных стандартов, но институт брака уже меняется: всё больше людей живут без регистрации, даже не понимая почему. Просто интуитивно они не хотят ставить штамп в паспорте. В Украине уже признан институт гражданского брака, закон уже регулирует отношения, возникающие в таком союзе. Я была депутатом, когда принимали эту норму и помню, как все пророчили, что она не пройдёт в Верховной Раде. Однако закон приняли без малейших препятствий.

— Вы, стало быть — носительница новой идеи и должны пропагандировать гражданские браки.

— Раньше я вообще никому не говорила о своём отношении к бракам. Теперь же, когда эта тема актуальна и среди молодёжи, и среди людей моего поколения, можно делиться своими соображениями. В частности, с молодёжью — пусть задумаются.


— Как к гражданскому браку относятся ваши родители, ваша дочь?

— Моя дочь — ей 26 лет — уже была в официальном браке, и теперь говорит: только гражданский! Мама долгое время протестовала, но в итоге согласилась со мной.

— За 11 лет, которые вы живёте в гражданском браке, не приходилось ли вам сталкиваться с несерьёзным отношением к вашему союзу?

— Конечно, нет! Достаточно на нас посмотреть, чтобы понять: это серьёзные отношения. Вообще, гражданский брак — для ответственных людей, которые понимают, что их союз — по любви. А вот понятие «брак по расчёту» напрямую связано с зарегистрированным браком, потому что брак по расчёту гражданским не бывает. Конечно, сейчас есть отношения по расчёту, когда молоденькие девчонки беременеют от зрелых мужчин, чтобы те их обеспечивали. Но это не брак и не семья. Семья, на мой взгляд, это не то место, куда приходишь одеть дырявые трусы, старые тапки и рваный халат. В семью приходишь кайфануть, потому что это наслаждение от общения, физической близости, наслаждение от того, чтобы вкусно приготовить и накормить друг друга. Это семья!

«ФОКУС»

№ 10(23) 09.03.2007

Добавить комментарий