Инна Богословская: Люди устали от того, что партии «кусают» друг друга

Лидер партии «Вiче» Инна Богословская заранее узнала размеры обуви членов секретариата Диванной партии «КП». И затем удивила своим подарком — вручила всем нам красивые синие тапочки! А нашему главному Дивану страны от нее досталась красивая белая подушка с символикой партии.
Мы тоже в долгу не остались и заранее выведали ее кулинарные пристрастия. К приезду в редакцию Инны Германовны у нас на столе уже стоял самоварчик, а на подносе — ее любимые бутерброды с вареной колбасой и банка баклажанной икры. Так, в теплой и непринужденной атмосфере у нас и завязался откровенный разговор.

 

Я бы спасала людей, которые сводят счеты с жизнью из-за неудачной любви

 

— Инна Германовна, вы — одна из самых умных женщин в украинском политикуме. Так что проверять ваш интеллект чревато — можно выдать свой. Поэтому лучше задавать вам простенькие вопросы. Например, прозвище у вас в детстве было?

— Никогда никакого!

 

— Матом ругались? Хотя бы раз в жизни?

Приходилось.

 

— Когда в последний раз?

— Сегодня! (смеется) Очень стыдно!

 

— А о чем бы вы поговорили при встрече с Павликом Морозовым?

— Обложила бы его тем, о чем вы только что спрашивали!

 

— Вы жадный человек? В метро подаете нищим?

— Я не жадная. А нищим подаю, но только настоящим. Чувствую, кто действительно нуждается, а кто — артист.

 

— Щенка могли бы подобрать на улице?

— Уже подобрала! Зовут Машкой. Нашла в подъезде собственного дома.

 

— А ребенка из детдома в свою семью взять?

— Наверное. Просто не всякий человек выживет в моем ритме (улыбается).

 

— Если бы вы по ночам могли превращаться в Бэтмена, кого бы спасли в первую очередь? — (Рассмеялась, потом задумалась.) Я бы спасала тех людей, которые пытаются свести счеты с жизнью из-за неудачной любви.

 

— Наша столица не любит приезжих?

— Она абсолютно безразлична и к своим, и к приезжим. Это плохо. Хотелось бы, чтобы здесь было теплее.

 

— Слова песни «Взвейтесь кострами» помните? Напойте!

— Взвейтесь кострами, синие ночи, мы — пионеры, дети рабочих… (поет).

 

— Сколько орденов было у Ленинского комсомола?

— Понятия не имею!

 

— Вы не были членом ВЛКСМ?!

— Была! Пару недель даже походила в должности комсорга школы. Но однажды на всесоюзном слете комсомолии один из секретарей райкома партии попробовал залезть мне, 14-летней девчонке, под юбку, вытолкал в укромный уголок и начал приставать. А я-то и поцеловалась по-серьезному впервые только чуть позже этого случая. Пару месяцев потом выспрашивала у подружек, не беременеют ли от этого? «Ухажера» того я посильнее оттолкнула и убежала в свою школу. Нашла завуча и выпалила: «Я вам такое устрою! Никогда в жизни ноги моей не будет в комсомоле!» На следующий день меня тихонечко освободили.

 

В артистки не пустила мама, а в социологи — папа

 

— При выборе профессии были сомнения?

— Конечно. Было три варианта. Я хотела или в актрисы, или в социологи, или в юристы. Против карьеры артистки воспротивилась мама: «Ты уедешь в Москву, а меня бросишь!» От социологии отговорил папа. Он сказал, что в Советском Союзе социологии нет, а я со своим правдоискательством попаду или в психушку, или в тюрьму. Осталась юриспруденция. Там я нашла для себя нишу адвокатуры.

 

— Свое первое дело помните?

— Расскажу про самое-самое первое. Это было еще в пятом классе. Учитель рисования Михал Михалыч был у нас откровенный хам. «Безмозглые ослы, свиньи, обезьяны!» — так он всегда кричал на нас. И вот однажды после очередной такой сентенции я встала и заявила, что он не имеет права так говорить. А затем организовала стачку: подбила весь класс не пойти на один его урок, второй, третий. После этого он все-таки извинился перед всем классом.

 

— Легкая победа?

— О! Я бы не сказала. До капитуляции Михал Михалыча моих родителей вызывали в школу. Родители со мной жестко поговорили…

 

— И ремнем?

— И ремнем. А все потому, что я была очень свободолюбивой. Бывало, мама ставила меня в угол, а я улыбалась и пела песни! Кстати, эта привычка осталась у меня до сих пор. Когда мне очень плохо, я начинаю улыбаться и мурлыкать какую-нибудь песенку. Но на людей это действует как красная тряпка на быка! Помню это по судам…

 

Общество, как природа, — самовосстанавливается

 

— Помните, как пробивались в большую политику?

— Конечно. В первом парламенте я работала на общественных началах помощником депутата (тогда это не было государственной службой). Я горела этим, написала множество законопроектов! Тогда еще можно было принять закон с наскока. Достаточно было сказать правильную фразу, которую депутаты понимали, — и они жали кнопки. Не было же процедуры, ничего! Кстати, а вы знаете, что и до сих пор в Верховной Раде не принят регламент?

 

— Удивительно!

— И это не просто так! Это — путь к реальной коррупции.

 

— А следующий парламент чем вам запомнился?

— Во времена спикера Мороза в Верховной Раде было введено самое настоящее социалистическое соревнование! Это он первым провозгласил: «На этой сессии мы приняли на 441 закон больше, чем аналогичная сессия прошлого созыва!» Кошмар! Любая страна стремится уменьшать количество законов, потому что это признак цивилизации. А он ввел эту гонку!

 

Справка «КП»

 

Инна Богословская родилась в Харькове. Отец – кадровый военный, мать – юрист.
С отличием окончила Харьковский юридический институт. Заслуженный юрист Украины, вице-президент Союза юристов Украины.
В 1998-м победила на выборах в парламент, опередив 24 соперников-мужчин. В 2003-2004 годах возглавляла Госкомпредпринимательства.
Инициатор создания общественного объединения «Вiче Україны». С сентября 2005-го – лидер партии «Вiче».

 

Начали принимать поправку на поправку, поправку на поправку на поправку. Тогда же дали право толковать законы комитетам ВР, а не Конституционному суду. Начались различные письма, разъяснения. И все это за деньги! Сперва малюсенькие, а затем цены стали расти…
— Как же этого избежать? Ввести, что ли, какой-то образовательный ценз для спикера, да и для депутатов?
— На самом деле этого не нужно. Надо только ввести нормальную систему голосования. Ведь та пропорциональная система, которая сегодня есть, — это безумие. Такого нет почти нигде. За исключением двух-трех стран с тоталитарным режимом.
Самая оптимальная система для современного человечества — это пропорционально-мажоритарная. Когда люди выдвигаются партиями, но при этом избиратели в каждом округе видят конкретного кандидата. Чтоб все знали, в случае чего, к кому идти со своими проблемами.

 

— «Озимый» эпизод в вашей биографии был не самый удачный…

— 2002 год. Команда «Озимого» поколения в парламент не прошла. Тем не менее если бы этой странички в моей биографии не было, сегодня не было бы и меня такой. Неудачи закаляют и учат. Приходит бесценный опыт. Например, именно тогда я впервые поняла, что такое манипуляции. Впервые в жизни осознала, что мной манипулируют.

 

— Да и политтехнологи уж слишком слащавую кампанию придумали вам тогда…

— Да. И команда была неоднородной. Были такие же, как и я — горевшие, сумасшедшие. Но были и конъюнктурщики… Зато я вывела тогда для себя золотое правило: никогда не отдавать политтехнологам на откуп всю кампанию. Их можно использовать только в каких-то технических вопросах: работа с информацией, рекламой, раздаточным материалом и т. п. Тут их профессионализм незаменим.

 

Поэтому на сей раз наша партия «Вiче» от услуг политтехнологов отказалась.

— Кстати, и вам это пошло лишь на пользу — яркая кампания получается у вечников.

 

— Стараемся быть искренними. Говорить с людьми спокойно, по-деловому.

— А как на ваш взгляд, кто самый агрессивный в нынешней избирательной гонке? — Думаю, это «Наша Украина» и Тимошенко. Причем последняя вообще стала «кусучей, как зверек». Это не я сказала, так мне говорили простые люди, с которыми мы сейчас встречаемся. Хотя я бы на ее месте говорила сейчас нежным полушепотом, таким бархатным голоском…

 

— Какой-то баррикадный синдром до сих пор…

— Да. Но это ни к чему не приведет. Люди устали от того, что партии «кусают» друг друга. Согласно проведенному нами недавно опросу, на вопрос «Каким вы видите выход из политического кризиса в Украине?» только по три с небольшим процента ответили, что это могжет быть или «продолжение революции», или введение прямого президентского правления. А вот почти 50% — за нормальный поход на выборы и голосование «за качественно новых политиков». И до 40% заверили, что будут голосовать за новые партии — не за «проходную» (как нас уверяют СМИ) шестерку. Кстати, то же (еще прошлой осенью) предрекали и наши самые продвинутые политологи.

 

— Почему так? Так велик интерес людей к чему-то новенькому?

— Нет, просто очень велика усталость от «старенького». Это же видно и по нашей книге «План развития страны» (ПРС). Расходится как горячий хлеб! Прошлым летом мы в «Вiче» думали, что распространим 50 тысяч ПРС и остановимся. Но вот уже и 350 тысяч расхватали у нас, и мы видим, что придется допечатывать еще. Вот в одном из городов разговорились с пожилой женщиной. Она только увидела наш ПРС, взяла и открыла наугад. Попала на главу «Реформа правоохранительных органов». Там написано: «Создание единого органа оперативного контроля». Я именно этой темой так много занималась, хорошо ее знаю. Объясняю ей, что это значит. У нас же сейчас хуже, чем при Сталине! Сегодня в Украине имеют право прослушивать телефонные разговоры, просматривать письма и электронные тексты целых семь учреждений! То есть все кому не лень. Но что самое интересное: они же не используют эту информацию для уголовных дел. А для того, чтобы кого-то компрометировать, продавать ее конкурентам, давление, коррупция и т. д.

 

— Просто удивительно, как вообще наша страна управляется?

— Никак! И это еще один показатель того, что общество, как природа, — самовосстанавливается. Государственная машина сейчас разрушена почти полностью. Она работает ну разве что процентов на 10… Зато что интересно: впервые за 15 лет независимости мы получаем три года абсолютно без выборов!

 

— Это плохо или хорошо?

— С точки зрения государства — это очень хорошо. Есть время остановиться, подумать и сделать что-то реальное. Потому что реформы не делаются накануне выборов.

 

КСТАТИ

 

Дневники Богословской уже оценили в миллион! В этом году Инне Богословской исполнилось 45 лет. Она взяла неделю отпуска и уехала на Сардинию. Впервые в жизни захотелось побыть абсолютно одной. Пять дней из семи лидер «Вiче» медитировала.
— И за это время в голову пришло столько мыслей, что даже завела себе дневник! — призналась она «Комсомолке».

По этому поводу дочка Настя теперь шутит:

— Давай-давай, мам, пиши побольше! И не вздумай никому его отдать. Я теперь знаю, на чем заработаю свой первый миллион!


РЕШЕНИЕ ДП КПУ(О)

В связи с тем что Инна Богословская – первый политик, рискнувший посидеть на нашем диване (и это несмотря на то, что приглашение посетить заседание нашей партии было разослано многим общественным деятелям), а также потому что Инна Богословская – представитель прекрасной половины человечества, присвоить ей звание «Почетный гость ДП КПУ(О) № 1» с правом сидеть и лежать на партийном имуществе (диван), когда ей захочется и сколько ей захочется. Подушку и тапочки с собой можно не брать – она их сама нам принесла. Возможность получить другие почетные звания есть у всех отечественных политиков. Для этого нужно просто посетить одно из заседаний Диванной партии. Наш диван открыт для всех!

 

 

 

 

 

Павел Динец,

 

«Комсомольская правда» 10.02.2006

Добавить комментарий