Инна Богословская в «Hard Talk»: «Главным трендом следующего года должна стать защита собственности»

24 декабря гостьей ток-шоу «Люди. Hard Talk. LIVE» была политик, глава общественной организации «Вече Украины» Инна Богословская

Здравствуйте. Хочу задать вам несколько вопросов по поводу национализации «ПриватБанка». Если в банке было совершено преступление, и у нас был надзорный орган, НБУ, значит, они не выполнили свои функциональные обязанности. Почему тогда они не ходят на допросы?

Богословская: «Приват» никогда не выходил на международные биржи. Если бы он туда пошел – его бы ни на одну биржу не допустили бы именно потому, что этот банк, прежде всего, осуществлял функцию обслуживания бизнеса владельцев банка. Это то, что и привело, в итоге, к национализации. Вокруг этого банка всегда было очень много скандалов.  В свое время там была масса вкладчиков, которые потеряли там депозиты. Была скандальная история с тем, что договоры были составлены так, что люди потом не могли забрать деньги. Но, в силу того, что банк стремительно развивался (там потрясающая управленческая команда), за этим развитием все эти скандалы утаивались, их закрывали и т. д. Банк получал колоссальные вклады со стороны государства, так называемая  рекапитализация. Все в Украине знают, что любая рекапитализация – это взятки. Ни один цент рекапитализации в банке, без откатов НБУ,  никогда не давался. Выделение рефинансирования, так же как голосование, например,  фракции Ляшко в парламенте, – это всегда плата.

— А каков порядок цифр?

— Не знаю – никогда не работала в банковской системе. Журналисты писали в своих журналистских расследованиях – от 15 до 40%, в зависимости от состояния банка. Все об этом знали, все об этом говорили, но никто этим не занимался. НАБУ этим не занимается, несмотря на то, что любое заявление журналиста по этому делу, по закону, является основанием для возбуждения уголовного дела. Т.е. ничего неожиданного для тех, кто внимательно следил за историей с «ПриватБанком», не произошло. Из плюсов – смогли это сделать мягко. Потому что, если бы владельцы начали воевать за свое имущество, то был бы страшный скандал и обвал рынка. Банк – монополист, имеет более 60% депозитов, владеет 67% платежных систем Украины. Но это уже вчерашний день. Сейчас самое главное – понять, что они собираются дальше с ним делать – те, кто сегодня пытаются узурпировать власть в стране.

— На сегодняшний день мы видим сомнительный характер сделок, которые проведены временной администрацией. Имеются в виду сделки по обнулению счетов якобы связанных лиц. Сегодня были сообщения, что братья Суркисы потеряли в этом банке, если их счета блокированы, около 300 млн долларов. 

— Подлость со стороны государства — то, что говоря, что никто не пострадает, после этого заморозить активы по состоянию на 19 число. Т.е. все, кто имеет в «Привате» счета, ни копейки не могут получить из тех денег, которые  у них были на остатке, 19-го. Это — конфискация, нарушение, и, конечно же, если эти деньги пропадут, то собственники могут засудить государство и НБУ. Не верю, что они получат успешное решение в украинских судах (по крайней мере, при этой власти), но точно получат в международных. Мы прекрасно понимаем, что у банка есть очень дорогие активы. И то, куда эти активы денутся – это вопрос. По моей инсайдерской информации, существующая сегодня в Украине власть хочет эти активы перевести  на новые, созданные ими, банки и получить их себе в  обеспечение. Вот за этим надо следить.

— За эту неделю Нацбанк влил в «Приват»  сначала 15 млрд гривен, а вчера еще 10.

— До конца года  — должны 53.

— Откуда эти деньги? Что нас ждет?

— Это эмиссия. Но если включен печатный станок, необязательно будет инфляция. Если появляется министр финансов, который способен стерилизовать денежную массу, то он умеет эти риски снять. Лучший по стерилизации денежной массы у нас был Митюков. Если Митюкова сейчас возьмут в Минфин экспертом-советником, то он сможет показать, как это делается.

— Министр Данилюк заявил, что сначала «Приват» приведут в порядок, а потом его продадут.

— Очень важно его продать и, не приведи Господь,  объединить «ПриватБанк» с «Ощадбанком». Это будет катастрофа. В «ПриватБанке»  мы имеем одну из лучших команд по современной методике банковского дела. «Ощадбанк» — это «совок»  в атаке, кроме того, он имеет значительно худшую структуру капиталов, чем имел «ПриватБанк». Поэтому лучшая история – это оздоровление «ПриватБанка» и его продажа. Это правильно – он должен быть частным, он не должен быть государственным.  «Приват» — не банк, в классическом  смысле  слова. Это – финансовая структура, которая являлась огромной частью большой финансово-промышленной группы. Им управлять в классическом смысле, как банком, невозможно.

— Сколько, с вашей точки зрения, в «Ощадбанке», «Эксимбанке» безнадежных кредитов?

— Больше половины. У нас катастрофическая ситуация в этих банках. Проблема вся та же – квотное назначение на должности в главных государственных структурах,  в зависимости от партийных списков. «Ощадбанк» и «Эксимбанк» возглавляются людьми «Народного фронта», и все заложники того, что НФ, который имеет 0% рейтинга, сегодня продолжает править страной. Это – беда. Трагедия Украины сегодняшней, что те, кто приходит во власть из так называемой оранжевой команды – это люди, которые и тогда, и сейчас угробили страну. Совершенно очевидно, что основная проблема оранжевой команды в том, что они провозглашают новые принципы, а живут по-старому. Они повторяют, один в один, худшую историю «совка», которая просто процветала в последнее время в Партии регионов. И это то, из-за чего их люди ненавидят. Когда бандит ведет себя по-бандитски – есть понимание, что он бандит, и люди не раскрывают свое сердце. Они раскрывают, может, желудок свой, но не сердце. Когда приходят люди, которые называют себя демократами, провозглашают демократические принципы, раскрывают сердца людей, в ожидании перемен, а поступают точно так же, не устанавливая нормальных, честных правил, то к ним появляется ненависть, которая сегодня заливает людей.  Одно дело, когда ненависть с верой, а другое – когда ненависть с отчаянием.

— Чем закончится ситуация с Онищенко?

— Если верить Онищенко, что он не работает с русской стороной и работает только с ФБР, и действительно прошел уже тест на детекторе лжи, то это очень серьезно. Если это такой же обман, как с делом Гонгадзе, потому что я убеждена, и та информация, которая у меня есть, говорит о том, что дело Гонгадзе было делом ФСБ, и только когда Россия все это раскрутила, США подхватили это и дальше доводили до конца, с публичной стороны. Если Онищенко, все-таки, марионетка России, то это другая история. Почему украинская власть не может официально обратиться к ФБР и спросить, и дать информацию обществу? После этого все станет на место.

— За бюджет опять голосовали ночью. Непонятно, чем будут покрывать 150 млрд, сняты налоги с лотерейщиков, странное повышение минимальной зарплаты, дутые цифры и многое другое. Что вы скажете по этому поводу?

— Сегодняшняя власть, которая пришла на лозунгах Майдана и на слове «достоинство», ведет себя абсолютно недостойно, точно так же, как вели себя все предыдущие власти. Когда придет реальная  новая украинская власть, по качеству,  нам придется полностью отказаться от этого догмата составления бюджета, потому что сегодняшние все украинские бюджеты верстаются на основании советских бюджетов. Даже несмотря на то, что в свое время мы приняли новый Бюджетный кодекс, все равно логика составления бюджета та же. Вы там правды не найдете. Самое омерзительное в этом бюджете, что в этих ночных бдениях всем раздали давалки. Реально это та же политическая коррупция. Совершенно очевидно, что за последние месяцы Ляшко полностью снюхался с «Народным фронтом» и стал петь с ними в одну дуду.  Это, наверное, объясняется тем, что часть фракции Ляшко серьезно замешана в рейдерских атаках на бизнесы в Украине. Пашинский и часть команды Авакова замешаны во всех рейдерских атаках самых громких в Украине. Петренко, Минюст покрывают все рейдерские захваты через незаконное внесение незаконных данных. Везде одна и та же формула: подделка в реестрах,  незаконное изъятие собственности, благодаря Минюсту, полиция, которая крышует рейдеров и не помогает собственникам, и т. д. Я уверена, что главным трендом следующего года должна стать защита собственности.  На Харьковском шоссе у людей то, что они построили, снесли «титушки», бандиты. Не исполнительная служба, не решение суда  — приехали бандиты и все снесли. Тот беспредел, который у нас сегодня творится, то, что у нас в «титушек» стали переодевать полицейских — это еще одно подтверждение того, что все то, что натворил Аваков, развалив систему внутренних дел в Украине  — основная проблема в стране.  Он в какой-то момент бросит «титушек» или еще какую-то мразь,  переодетых бывших «беркутовцев», против народа, а народ достанет уже оружие.

— Как вы считаете, что на самом деле произошло в Княжичах?

— Там произошло последствие полного развала системы МВД. Совершенно очевидно, что несколько подразделений МВД пошли друг против друга. За историю Украины было много ситуаций, когда на каком-то объекте сталкивались несколько спецподразделений. Если им не дают приказ мочить друг друга, они всегда быстро разбирались в этой ситуации. Если это профессионалы – это разрешается в течение секунд. То, что было в Княжичах, дает основания утверждать, что официальная версия – это полное вранье. В течение двух часов происходили разборки, причем, судя по всему, на верхнем уровне, потому что на нижнем уровне просто так это не могло бы происходить. Задержание людей в городе не имеет никакого отношения к той якобы банде, которую пытались задержать, потому что, если бы действительно это была та банда, то задержанные люди бы знали друг друга. Это все свидетельствует о том, что нас пытаются обмануть и что полицейские структуры сейчас во многом криминализированы. Мы имеем колоссальный рост уголовной преступности, никто ничего не делает, в суды из милиции дела не приходят. Все, что можно продать, продается на самом нижнем уровне расследования. Люди, которые проработали годами,  не понимают, зачем им рисковать жизнью, потому что они получают по 6 тыс., и им все время говорят, что они негодяи и завтра их выгонят. А те, кого набрали – они не то что расследовать не умеют – они место происшествия осмотреть не могут. Система доведена до коллапса.

— Насколько слаженны действия ГПУ, МВД, НАБУ?

— На среднем звене сегодня  нет квалифицированных, подготовленных людей. Дефицит профессионалов, о котором я начала говорить два года назад. Сегодня перестали выполнять требование закона о немедленном включении в ЕРДР заявлений. Люди месяцами не могут добиться включения заявлений в реестр, потому что никто не может расследовать  — кадров нет.  На верхнем уровне руководители друг с другом воюют. Если в подразделении прокуратуры, где должно быть 48 следователей, работает 20, то  что от них можно требовать? У нас сегодня десятки судов закрыты, потому что там нет ни одного судьи. У нас есть суды, где работает 12 судей, а 50 получают заплату, но не работают, потому что у них истек срок, по которому они могут работать, но они не уволены.

— Режим Януковича пал, потому что он стал жертвой удивительной жадности своей семьи.  Но сейчас происходит повторение таких вещей.

— Не произошло изменение никого из действующих лиц – исполнителей. Я всегда говорила, что если бы семья Януковича не жрала бы в четыре горла и если бы они умели вовремя отправлять в отставку тех, кто проворовался  – ситуация была бы другой. Сейчас ситуация – один в один: концентрация собственности в руках Порошенко и «Народного фронта». Порошенко должен был уже несколько раз отправить Авакова в отставку.  Так же, как Янукович не сдал Захарченко после избиения людей на Майдане – у Авакова уже есть четыре случая, подобных этому. Сейчас Харьковское шоссе, по большому счету, должно его похоронить.

— Вы говорили, что у Авакова есть нелегальные газовые скважины в Харьковской области. Вы написали об этом заявление в НАБУ?

— Нет, по этому поводу уже идет расследование и уголовное дело. Единственно, что мне интересно – выйдут на Авакова или нет? Расследование идет уже 2 с лишним года в связи с тем, что еще когда Яценюк делал проверку газового рынка, обнаружили большое  количество незаконных газовых скважин. Чуть-чуть об этом пошумели, а потом как в анекдоте: «главное при расследовании уголовного дела не выйти на самого себя». Они вышли на самого себя, и мне интересно, чем это все закончится. Несмотря на то что Порошенко своим умением развести ситуацию уже дважды миновал серьезный подход революционной ситуации в стране, сегодня уже ресурсов власти нет вообще.

— Гройсман поддержал закон о спецконфискации. Зачем и кому нужен этот закон?

— Смотрите на тех, кто его проталкивает – тот же Пашинский. Совершенно очевидно, что этот закон позволяет любого человека в стране отрейдерить, забрать у него имущество, по надуманным поводам, конфисковать его, продать.

— Те люди, которые собираются голосовать за этот закон, не понимают, что завтра могут прийти к ним?

— Кто в прошлой власти понимал это? Этот дебилизм сегодня повторяется – когда с виду умные люди настолько зажираются у власти, настолько отрываются от действительности, что они считают, что уже Бога за бороду схватят. Аваков спит и видит, что он станет украинским Пиночетом, Порошенко – что он на второй срок пойдет и фреска с его семьей будет не только у него в церкви, но и в главном украинском соборе. Они – невменяемые,  власть из них вытягивает худшие качества. Порошенко и Аваков – умные люди, но испытание властью, к огромному сожалению,  эти люди не прошли.

Новости по теме: Данилюк: Я уверен почти на 100%, что спецконфискация будет принята еще до конца года

— 2 млрд гривен было выделено правительством на поддержку птицеводства, и половину этой дотации, предназначенной  аграриям всей страны, хотят направить Косюку, близкому другу Порошенко, который работал в АП, когда начиналась война на востоке.

— Это та же история, что и миллиард гривен на новые формы для полицейских. Минимум 300 миллионов от этой суммы  — на карман. 40 миллионов долларов вывел из страны помощник Авакова, депутат Котвицкий. Генеральный прокурор впервые за историю Украины потребовал возбудить служебное расследование по тому поводу, что Аваков не имел права в МВД расследовать уголовное дело в отношении собственного помощника, выведшего сорок миллионов. Побузили по этому поводу два дня – и тихо забыли об этом. После этого МВД закрыло дело в отношении Котвицкого.  40 миллионов долларов! Эти цифры люди уже воспринимают как рулон туалетной бумаги, а это безумные деньги, которые выводятся из украинской экономики.   Сегодня Украина ничего не производит.

— Говорят, что вы арендовали дом, а потом отказались вносить за него арендную плату и съехали оттуда.

— Эта история возникла в связи с тем, что на мое пятидесятилетие одна политическая сила решила сделать мне большой «подарок» – заплатила 100 тыс. долларов пиар-бюджета хозяину дома. Мы жили в этом доме 4 года, и полностью рассчитались с хозяином. Но он вышел на «1+1» и заявил, что я него украла кастрюли и еще что-то.

— Есть ли у вас друзья среди сегодняшних политиков?

— Друзей нет, а приятелей, знакомых  много.

— Продолжаете ли вы общаться с Б. Ложкиным?

— После его ухода ни разу не разговаривали.

— Почему он перестал быть главой АП?

— Правильно сделал. Потому что Боря, на самом деле, очень порядочный человек. В дерьме он участвовать не должен – это мое глубокое убеждение.

— Есть ли у вас охрана?

— Нет.

— Боитесь ли вы за свою жизнь в связи с тем, что вы достаточно резко выступаете?

— Мне очень много раз в жизни угрожали, и я очень много раз в жизни была на грани смерти.  Если суждено – значит, суждено.

— Продолжается ли у вас конфликт с Кернесом?

— Нет. Я уехала из Харькова 1 марта прошлого года, поняв, что власть полностью с Кернесом договорилась – он купил всех.

— Вы живете в Киеве?

— Да, я в Киеве с 1 марта.

— Хотите ли встретиться с Кернесом при иных обстоятельствах?

— Нет, не хочу. Мне ужасно больно за то, что он сделал с городом, потому что при красивой обертке город мертвый. Все лучшие люди оттуда уехали, бизнеса там нет.

— Как бы вы охарактеризировали В. Гройсмана?

— Я пока еще не потеряла надежду на то, что он способен что-то делать.

— Жалеете ли вы о периоде, когда вы были в  Партии регионов?

— Политика – это искусство возможного. Может быть, лучше было, чтобы я в 2007 году не согласилась пойти в Партию регионов. Но мои друзья мне говорят, что если б я там не была, то в 2009 страну бы распилили между БЮТ и Партией регионов, потому что я там оказалась единственным политиком, который поднял это наверх и не допустил  этого конституционного переворота. И если бы я не вышла из Партии регионов в ночь 29 ноября, то, вполне возможно, что история тоже была бы другой.

— Считаете ли вы Саакашвили своим соратником или политическим партнером?

— Нет.

— Три поступка, о которых вы сожалеете со времен «озимого поколения»?

— Наверно, не проголосовала бы за харьковские соглашения, не пошла бы на выборы в 2012 году в списке Партии регионов и не арендовала бы дом у Рамазанова, потому что он мерзавец.

— Спасибо большое.