Эксклюзив. Инна Богословская — гость ток-шоу «Люди. Hard Talk. LIVE»

УвеличитьВлащенко: Сегодняшний наш гость человек яркой политической биографии, человек, который способен принимать нетривиальные решения, неожиданные решения, человек, который способен к публичному одиночеству, народный депутат Украины – Инна Богословская.

Здравствуйте. Вы достаточно последовательно и жестко отстаивали все, что было связано с Януковичем, будучи членом Партии регионов. Но, после того, что случилось на Майдане,  вы первая  вышли из Партии регионов. Неужели вы до того, что случилось со студентами, не понимали, что это ОПГ, фактически, организованная преступная группировка, то, что мы называли кланом Януковича. Вы же видели, как они прессуют бизнес, как они отжимают страну? Почему вдруг вы прозрели именно тогда?

Богословская: Это все совсем не так. Если мы говорим, что Партия регионов — это ОПГ, то «Батькивщина» точно такая же ОПГ,  если мы вешаем такие маркеры. Это неправильно. Никогда я не отстаивала режим Януковича, я отстаивала совершенно конкретные вещи. Я отстаивала умение строить, а не разрушать. К огромному сожалению, команда так называемых демократических сил, потому что какая демократия в «Батькивщине»? Так же, как и в Регионах, это все совок. И постсовок. У меня перед страной чистая совесть. Потому что  с 2002 года —   с командой «Озимого поколения», в 2006 году —  с «Вече», потом президентские выборы 2010 года, на которые я пошла сама, за свои деньги,  чтобы добиться только одного, чтобы люди опять не выбирали между Януковичем и Тимошенко. Тимошенко тот же самый демон, только она через сердце идет, а Янукович идет через живот. Восходящая звезда тирана Тимошенко могла быть остановлена только тираном Януковичем. Это если мы говорим о серьезной политике. Я делала все, чтобы остановить восхождение Тимошенко, потому что это была бы беда для страны значительно боле серьезная, чем беда, которую принес Янукович. Организационная машина Партии регионов, когда она начала работать после 2010 года, — все в стране говорили: «Ничего не поделаешь, Янукович будет президентом». То, что сейчас в стране, все, что связано с Партией регионов, начали называть демонизмом, это неправильно. Там куча людей нормальных и т.д. Я из Партии регионов выходила до того, в 2009 году, когда Тимошенко и Янукович подписали соглашение о разделе страны, до 2025 года. Вплоть до людей, территорий, групп и т.д.

Влащенко: Но, когда звезда Тимошенко была уже остановлена, и она сидела в Харьковской колонии, вы же понимали, видели, чем они занимаются в стране?

Богословская: До января 2013 года у нас вообще не было сомнений, что у нас все идет более или менее так, как нужно. Мы, либеральное крыло в Партии регионов, были убеждены, что так или иначе мы войдем в Ассоциацию с Евросоюзом, и мы понимали, что если это будет, то сам Янукович и все начнут жить по правилам. Потому что развернули этот корабль с Ассоциацией и с Таможенным союзом, совершенно очевидно. С 2010 по 2012 очевидно было, что мы идем в Евросоюз. Мы за те два  года сделали больше для ассоциации, чем за пять лет до того. Для меня это был маркер, потому что ассоциация с Евросоюзом – это единственный способ покончить с совком. Это то, с чем я всю жизнь боролась. И в советские времена я была диссидентом, никогда не была членом компартии, и сейчас я считаю, что главная трагедия у нас, что у нас осталось постсоветское государство. Когда стало известно, что, возможно, развернемся от Евросоюза, я за неделю до этого сделала публичное заявление, что я не верю. Отправила аналитичку Януковичу, сделала публичное заявление, что разворот от Евросоюза приведет к большой беде. Это никто не услышал. Поэтому, как только был ночной разгон, в ночь с 29 на 30, у меня вопросов не было.

Влащенко: Вы отказались идти на выборы с любой из существующих сегодня политических сил. А почему?

Богословская: Во-первых, я никогда не выбирала. Я делала всегда сама политические силы, Надеюсь, это будет и дальше тоже. Тогда, когда я выбрала Партию регионов, это было решение моей партии, «Вече». После проигрыша в 2006 году съезд партии определил, что меня и Горину делегируют в Партию регионов, чтобы было, где реализовывать те политические позиции, которые мы прописали в плане развития страны. Сейчас я убеждена, что этот парламент не решит тех задач, которые выдвинуты Майданом. Обновление власти, борьба с коррупцией, смена политической системы.  Этот парламент будет переходным. Дай бог, чтоб ему хватило ума и здравого смысла, чтоб страна  не умылась кровью. Я буду делать все для того, чтоб мы нашли правильный, конституционный выход в новое политическое устройство государства, в смену элит. Я этим буду заниматься. Я, думаю, этому парламенту  — полтора-два года жизни.   

Влащенко: Именно поэтому, вы и от мажоритарки отказались? Потому что это ненадолго?

Богословская: Конечно. Бессмысленно, совершенно. Но, это не потому, что это ненадолго. Любой шаг, который делает политик, должен иметь цель. Вот сейчас я не вижу цели своей в этом парламенте. Этот парламент не решает тех задач, которые должен был решить.

Влащенко: При смене одной формации, другой всегда интересна тема предательства. Мы видим людей, которые, вдруг, из одних списков перешли в другие списки. Как вы считаете, почему тема предательства в украинской политике, это такая вечнозеленая тема?

Богословская: Дело в том, что у нас нет политики. Первое, что нам нужно сейчас делать, это менять закон о политических партиях. Кого предают эти люди? Что, хоть какая-то из этих политических сил имела внятную идеологию? Нет! Личная преданность лидеру, который по совковому принципу ЦК КПСС отстраивал свои партии? У нас совершенно не реформирована политическая система, понятно почему. Общество было незрелым. Вторая революция показывает, что общество, наконец-то, начинает зреть. Но, идут сразу параллельные этапы. Рост неофашизма, и мы видим некоторые батальоны, в которых не стесняются уже использовать почти фашистскую символику. Есть радикализм…

Влащенко: А в каких это батальонах?

Богословская: В батальоне «Азов». И, к огромному сожалению, сейчас мы должны искать какой-то тип разговора с теми, кто увлекается неофашистскими идеями. Этого очень много в стране сегодня. И отдельно маленьких групп, и больших групп. Понятно, что когда умирает последний участник войны, возникает желание новых, и с этим нужно работать.

Влащенко: А кто, с вашей точки зрения, подогревает вот этот радикализм? Вот все эти мусорные люстрации, избиения и т.д. Ведь понятно, что это такой политический цирк, который ничего не меняет в стране. Многие говорят, что это заказные какие-то акции.

Богословская: Никакой это не политический цирк. Майдан же не был заказной. Он родился сам. И первые мусорные ящики тоже родились сами. Потом кто-то стал на этом играть и это использовать. Но, кто порождает радикализм? Извините, те моральные уроды, которые не умеют даже паузы взять. Которые,  по-прежнему,  рвутся к кормушке, которые не прекратили заниматься коррупцией, до сегодняшнего дня. А сегодня коррупция — это уже чистое мародерство. Потому что, когда ребята гибнут на фронте, когда волонтеры достают последнее, а народ в это время  продолжает в кабаках рассказывать, кто какой «Майбах» купил, подороже, и какие цацки, и деньги эти берутся,  по-прежнему, из бюджета, которого уже нет. Поэтому, если вы так себя ведете, то и ожидайте, не только мусорные ящики. Если мы сегодня не остановим коррупцию, не создадим нормальную судебную систему, потому что сегодня в стране ни для человека, ни для компаний, нет места, куда они могут прийти и защитить свое право. Либо наказать преступника. Если в ближайшее время не появится это место, т.е. не будет проведена реформа судебной системы, жесткая, правильная, быстрая и точечная, а сделать это можно, всего 8,5 тыс. человек в судебной системе, значит, она достаточно быстро реформируется, если правильно к ней подойти, то будет самосуд. Если нет суда, то люди прибегают к самосуду. Нет другого ответа. Поэтому не надо даже подогревать этот радикализм. Он сам по себе будет подогреваться, с каждым новым коррупционным скандалом. Я вам могу сказать прямую, конкретную вещь. В Харькове один из замов губернатора, г. Георгиевский, был взят на взятке. Это дело замяли, а несколько дней назад он назначен главой управления юстиции Харьковской области. Он на что рассчитывает? И те, кто его покрывают, на что рассчитывают? Что все это съедят? Нет, пусть ждет, к нему придут.

Влащенко: Когда уехали из страны преступники, и никто их не остановил…

Богословская: Я не верю, что это сделано бескорыстно.

Влащенко: Но потом,  не арестованы, и не возбуждены уголовные дела против тех, кто здесь остался и кто занимался сепаратизмом. Бизнесмены говорят, что очень много коррупционных схем, которые были во всех министерствах, они сохраняются. Убежал командир «Беркута», который  просто снял с ноги браслет и ушел. Я не думаю, что он без помощи внешней смог это сделать. Почему это возможно, с вашей точки зрения?

Богословская: Я повторю то, что я говорила буквально через две недели после Майдана. После Майдана власть была перехвачена. На самом деле то, что мы имеем до сегодняшнего дня – это контрреволюция. Когда люди, недостойные власти, ее перехватили. Была сделана монополия, и  очень длинный период «Батькивщина» со «Свободой» узурпировали власть, после Майдана, точно так же, как в свое время, Партия регионов с коммунистами. Квотный принцип раздела всех должностей, не имеющий никакого отношения ни к управлению государством, ни к демократии, ни к законности. Абсолютно сохранение всех схем, только поменяли смотрящих. А в некоторых министерствах не поменяли. Сейчас Лазоришинец, путем незаконного смещения министра с должности, назначен, фактически, и.о. министра здравоохранения. Это тот человек, который во время свиного гриппа закупал препараты по цене в три раза выше, чем во французских аптеках в рознице. Этого человека сейчас вернули на Министерство здравоохранения.  

Влащенко: Почему вы считаете отстранение Мусия  незаконным? Ведь его отстранил премьер-министр.

Богословская: На каком основании? Мусий сейчас выиграет любой суд. Даже самый искореженный, даже самый несудебный. Потому что нет такой процедуры в украинском законодательстве. Если его хотят уволить, премьер-министр должен подать представление в парламент.  У нас парламентско-президентская республика. Если он его отстраняет, он должен его отстранить в порядке дисциплинарного наказания. Т.е. беспредельничают сейчас, как в назначениях, так и в снятиях.  

Влащенко: В одном из интервью вы говорили, что к Новому году у нас будет доллар – 15, и вы пророчите такой коллапс финансово-экономический.

Богословская: Я не пророчу никакого коллапса.

Влащенко: Но, доллар – 15, это уже серьезная инфляция, которая может привести к дефолту.

Богословская: если честно, я являлась сторонником дефолта сразу после окончания Майдана. Это нужно было делать. Не надо было объявлять чистое дефолтирование, надо было добиться реструктуризации долгов, это было бы правильно. Но амбиции некоторых наших новых старых политиков, нежелание и неумение с сильной позицией договариваться, привело к тому, что мы сегодня, фактически, все внешние заимствования направляем на погашения внешних долгов. Это ненормально. Точно так же, как я считаю сегодня недопустимым гасить 3 млрд дол. России, после того, какой ущерб она нам нанесла. Значит, мы можем включить либо переговорный процесс для встречного погашения требований, — украденные заводы, разрушенная инфраструктура… Ну как можно, сейчас, три миллиарда, которых нет в стране, — страна обескровлена, у нас вскрыты вены, у нас течет кровь. Надо принимать серьезные меры, чтобы это все останавливать. А при этом у нас популизм и, самое главное, постоянная трусость политиков. Сегодня общество значительно смелее, чем политическое пространство.

Влащенко: Скажите, вы не голосовали за закон «Об особом статусе Донбасса». По вашим прогнозам, что там будет дальше? Путин и дальше будет пытаться выравнивать эту дугу через Мариуполь, захватывать это пространство, чтобы сухопутным путем попадать в Крым? Что будет с Востоком, вообще?

Богословская: Это совершенно конкретная тема: возможность коридора по югу к Крыму или невозможность этого коридора. Считаю, что здравая переговорная позиция наша – обеспечить этот коридор, дать минимальную поставку электроэнергии и воды на Крымский полуостров зимой. Если мы этого не сделаем, то у Путина просто не останется другого пути, как идти на серьезные военные действия по юго-востоку.

Влащенко: Но тогда мы признаем, что Крым не наш?

Богословская: Нет. Мы признаем, что в Крыму живет «живое» население – живые люди, к слову, граждане Украины, за которых мы хотим еще побороться. Если мы им сегодня перекроем газ, электроэнергию, не дадим продовольствия и при этом еще откроем военный фронт на юге —  это Запорожская, Херсонская, Николаевская, Одесская области, — кто нас умным назовет? Поэтому, сейчас, если мы говорим о переговорной позиции, сдавать сейчас донецкий аэропорт – предательство. А открыть сухопутный коридор для продовольствия в  Крым – это нормальная переговорная позиция. Давайте будем серьезными людьми. Хватит «Бла-бла».

Влащенко:  А что происходит в Харькове? Говорят, что Кернес сейчас подконтролен Коломойскому  и делает все, что он ему скажет. С другой стороны, идут разговоры об угрозе каких-то сепаратистских процессов, что вроде нелогично, если он подконтролен Коломойскому. Что на самом деле там происходит?

Богословская: На самом деле в Харькове властью, причем всей центральной властью, создан, как им кажется,  некий баланс между двумя политическими точками. Это Кернес плюс Добкин,  плюс Россия, потому что там на коротком поводке Кернес – это с одной стороны и с другой стороны —  губернатор, который имеет покровителя г-на Авакова,  и сегодня там «Народный фронт», который представляет этого губернатора или губернатор, который представляет «Народный фронт». На самом деле,  общество там одержало победу. И оно по-своему решило проблему этого мнимого контроля. Нельзя недооценить то, что произошло в Харькове на прошлой неделе.

Влащенко: А почему Геннадий Адольфович так отнесся к свержению памятника Ленину? Такое впечатление, что он всю жизнь носил партбилет у себя на груди.

Богословская: А что он может сделать против десяти тысяч человек, которые сегодня вышли?

Влащенко: Но,  почему ему так дорог памятник Ленину?

Богословская: Ну, причем тут Ленин. Где  Кернес с частным вертолетом,  самолетом,  голой женой, которая демонстрирует свое тело на курортах, во время того, как у нас умирают ребята.  Это абсолютный цинизм, политическое хамство, каким и отличается г. Кернес.  Но,  он никогда не был самостоятельным человеком. Он всегда зависел от огромного количества кукловодов, как правило, живущих за территорией Украины, в России, это совершенно известно. Но, давайте не об этом. То, что в Харькове в прошлую пятницу милиция впервые не дала пройти четырем сепаратистским митингам (два были объявлены на пятницу, два на субботу) – милиция смогла сделать так, что эти митинги не прошли.  Победа. Впервые.

Влащенко: А вот вы ругаете Авакова, это же  вопрос Авакова в том числе.

Богословская: У нас сегодня же  удивительная ситуация. Можно ругать кого угодно. Но последнее мерило, которое должно быть – этот  человек — патриот или не патриот. Для меня сейчас – это главное мерило.

Влащенко: Но Аваков же патриот?

Богословская: Аваков – патриот. И сейчас, когда стала очень серьезная опасность разыгрывания сценария «Харьковской народной республики», были напечатаны жетоны, были сделаны наклейки, «Оплот» — это харьковское отродье, которое породил Кернес и которое воюет сейчас против наших ребят, в том числе и в донецком аэропорту, и  на Донбассе они получили эти шевроны, в Харькове задвигалась вся эта гопота. У нас каждую неделю расстреливали по одному военкомату из «Мух», подорвали цистерны с авиатопливом, у нас продолжали избивать активистов, и общество сказало — все, хватит! Или милиция остановит это, или милиция не остановит. Милиция остановила, потому что перед этим Харьков впервые приехал в Киев. То, что только по сетям,  без всякого админресурса, десять тысяч человек вышли на марш единства, что милиция наконец-то смогла остановить сепаратистов, что снесли этот памятник Ленину и сегодня там крест, и никто уже вокруг этого не танцует свои танцы, это свидетельствует, что проект «Малороссия» или «Новороссия» — закончился. В таком виде, в котором он планировался, он уже состояться не может.

Влащенко: Вы говорили, что у вас с Порошенко были переговоры относительно того, что вы хотите быть губернатором Харькова. У вас это желание осталось?

Богословская: Да, у меня желание осталось, но я не думаю, что есть возможность, потому что президент на меня очень обижен, что я не проголосовала по закону «Об особом статусе Донецкого региона». 

Влащенко: Когда вы последний раз видели Порошенко?

Богословская: Достаточно давно. Два месяца назад.

Влащенко: Так получилось, что вам не пути вообще ни с одной политической силой.

Богословская: Мне по пути со всеми, кто занят Украиной. Но, я  просто не вижу ни одной политической силы, которая готова отказаться от коррупции, договорняков. Очень много патриотов, но которые хотят патриотизм совмещать с крысятничеством. Это меня не устаивает. 

Влащенко: Вчера случился конфликт, между Шустером, у которого вы часто бывали в гостях, и руководством Первого национального канала. Премьер-министр Яценюк в прямом эфире, когда Шустер пожаловался, сказал, что «хорошо, я поговорю с ним». Это о руководителе канала. Как вы считаете, может ли премьер-министр вмешиваться в такие истории?

Богословская: «Поговорю» — это можно. Это в любой стране допускается. Он не может приказать или указывать.

Влащенко: Ваш первый зять, Артем Сурин, в одном из интервью очень сдержанно отзывался о вас. Но очень мягко намекнул, что очень сильная зависимость вашей дочери от вас была одной из причин развода его с вашей дочерью. Отпустили ли вы дочь, морально, ментально, и научились ли вы с годами не давить на мужчин?

Богословская: Я никогда не давлю на мужчин. Я выбираю всегда очень сильных мужчин. Мне всегда интересно с мужчинами чувствовать себя в тонусе. А насчет Артема, вряд ли ваша оценка совпала с реальностью, потому что в момент, когда Настя с Артемом поженились, Артем возглавлял «Молодую Батькивщину» в Харьковской области. Если бы я на них давила и как-то влияла на эту ситуацию, то, наверно, этот брак бы не состоялся. Несмотря на то, что Артем возглавлял пикеты возле моего офиса, он женился на моей дочери. Просто мы никогда об этой теме, вообще, не говорили. Никогда я себе не позволяю вмешиваться в выборность. У нас очень крепкие отношения, сложные, потому что она сильный человек, я сильный человек, но я никогда себе не позволяю диктовать ей.

Влащенко: Очень часто речь идет о том, что в вашем противостоянии с Тимошенко очень много такого женского. Вот вы сами, как?

Богословская: Вообще, ничего. Мы разные женщины, совершенно.

Влащенко: Она, как тип, как женский, как человеческий тип,  вы могли бы с такой женщиной дружить?

Богословская: Нет. Она же все время врет. Когда мне врут, мне физиологически тошнит.

Влащенко: Говорят, что у вас в Харькове есть свой концертный зал, что там часто происходят концерты, это правда?

Богословская: Уже нет. Это здание отдано за кредит. Потому что со мной не рассчитались недобросовестные мои бывшие друзья, по долгам избирательной компании 2006 года.

Влащенко: Сегодня умер Юрий Любимов. Вы когда нибудь бывали на спектаклях театра на Таганке того периода.

Богословская: Мы с Настиным отцом, я же вышла замуж очень рано, мне было 18 лет, и театр был нашим хобби. Мы в плацкарте, который приходил из Харькова в Москву в 4.35 бежали на Таганку или на Малую Бронную.

Влащенко: Какой ваш любимый спектакль на Таганке был?

Богословская: Я не могу сказать, что это любимый. Но меня потряс Трофимов в «Преступлении и наказании». Это человек, который сыграл Ришелье в «Трех мушкетерах». Это актер, который в обычной жизни не может произнести трех слов, у него невероятное заикание. Но на сцене он вообще не заикается.

Влащенко: Общаетесь ли вы с семьей Пинчука?

Богословская: Сейчас очень редко, к сожалению.

Влащенко: Но вы дружны?

Богословская: Я считаю другом и его, и Лену.

Влащенко: Самое важное событие для вас за последний год?

Богословская: Майдан, конечно.

Влащенко: Сколько стоит самое дорогое ваше ювелирное украшение?

Богословская: Не знаю. Все, что на мне есть,  это даренное. Тысяч 12, наверное, долларов.

Влащенко: Изменилось ли ваше отношение к Тимошенко?

Богословская: Нет, абсолютно.

Влащенко: Есть ли среди ваших друзей  — геи?

Богословская: Да.

Влащенко: Когда вы последний раз были в Днепропетровске?

Богословская: Месяца два назад.

Влащенко: Выступаете ли вы за легализацию марихуаны?

Богословская: Нет.

Влащенко: Употребляли ли вы легкие наркотики?

Богословская: Никогда.

Влащенко: Состоите ли вы в дружеских отношениях со Жванией?

Богословская: В приятельских. Не в дружеских.

Влащенко: Есть ли у вас недвижимость за рубежом?

Богословская: Нет ничего. К сожалению.

Влащенко: Согласились бы вы сейчас на кресло министра юстиции, если бы вам предложили?

Богословская: Да.

Влащенко: Ваш любимый алкогольный напиток?

Богословская: Такого нет. Периодически мне что-то начинает нравиться, а от чего-то я отказываюсь. Но я не «питок».

Влащенко: Какой вид релаксации вы предпочитаете, если у вас был сложный день?

Богословская: Когда-то я садилась в машину, ехала  на окружную дорогу и вдавливала в пол акселератор. Потом я прошу «день тишины»,  я не беру  телефон, ни с кем не разговариваю и остаюсь дома одна. Причем, совсем одна. Чтобы совсем  никого не было. Если есть возможность уехать на природу и точно так же остаться в полном молчании – тоже, да. Когда был «Роддом» — вот этот концертный зал, — мне хватало в месяц одного концерта, чтобы месяц я «порхала», как птичка.

Влащенко: Важно ли для вас, чтобы у вашего мужчины были деньги, чтобы он был состоятельным?

Богословская: Наверное, моя судьба, что мы с моими  мужчинами  всегда «на равных». У меня никогда не было такого, чтобы мужчина был способен освободить меня от необходимости зарабатывать. Для меня мужчина – всегда любимый и партнер. Это очень важно.

Влащенко: Назовите три самые большие проблемы Украины

Богословская: Судебная система, коррупция и закон «О политических партиях».

Влащенко: Спасибо большое,  Инна Германовна. Сегодня с нами была Инна Богословская, которая знает,  как сделать так, чтобы в стране люди  жили счастливее, считает самой большой  нашей  проблемой – проблему коррупции. Которая дружит с геями и которая искренне сегодня огорчилась смерти Любимова.  Берегите себя и берегите тех, кого вы любите. Спасибо большое.

Богословская: Спасибо вам.

112.ua

Инна Богословская: Выборы нужны, иначе Путин использует Раду для путча

УвеличитьИнна Богословская о необходимости досрочных выборов, угрозе большой войны, президентстве Порошенко и желании стать губернатором Харьковской области

— Вы приняли решение не баллотироваться в парламент следующего созыва. Почему?

— Следующий парламент будет переходным, ему не дадут поработать весь срок. Задача следующего созыва Рады — окончательно обрубить все канаты совка в Украине. Если туда не зайдут новые люди, туда зайдут автоматчики, и у нас будет повторение Армении. Я всегда работала там, где была более эффективной. Для меня есть несколько очевидных вещей. Я могла пойти в парламент так, как мне предлагали в составе демократических политических сил — это нормальный вариант. Но не более, чем нормальный. А вот учитывая дикий голод на кадры и, то, что у нас очень мало людей, готовых и способных идти сейчас на круглосуточную работу, я готова и хочу сейчас поработать в исполнительной власти. Я предложила президенту Порошенко рассмотреть мою кандидатуру на губернатора Харьковской области, понимая, что это задача, с которой я справлюсь. Нельзя допустить, чтобы в Харькове хоть как-то были созданы предпосылки, чтобы область стала вторым Донбассом.

— А Игорь Балута разве не справляется с губернаторством?

— Не справляется, это совершенно очевидно. Он не имеет ни доверия, ни репутации в области, не смог создать команду. Вся сила Балуты в том, что его напрямую поддерживает Аваков, но эти подковерные игры нужно заканчивать. Должен, наконец, наступить этап персональной ответственности каждого человека на своей должности.

— Но многие волонтеры из Харьковской области, помогающие АТО, положительно отзываются о губернаторе Балуте.

— Ради Бога. У кого-то такая точка зрения, у кого-то иная. Но давайте скажем честно — если в Харькове сейчас возникнет какая-то чрезвычайная ситуация, разрешена она не будет. Не говоря уже о том, что там вновь поднимают голову сочувствующие сепаратистам — проводятся флешмобы «в память по погибшим в Одессе от рук преступной власти», с раздачей листовок и так далее. Их опять охраняла харьковская милиция. В общем, ситуация тревожная. Граница полностью не защищена, штаб обороны не работает.

Для меня сейчас есть один критерий работы губернаторов — в ситуации «Ч» он должен понимать, кто за что отвечает, кто куда бежит, кто где останавливается. В Харькове сейчас этого никто не понимает. Нельзя сказать, что Балута — плохой человек. Он просто неэффективен, как губернатор.

— Каковы шансы на то, что вас назначат?

— Я не хочу оценивать шансы, потому что это решение президента. У нас был подробный разговор с ним еще до выборов, в том числе и на эту тему.

— Губернаторы Луганской и Донецкой областей — зоны АТО справляются со своей задачей?

— Нет, не справляются. Там может быть эффективным только человек со стороны.

— Как же там может руководить человек, который не знает региона?

— А там не надо ничего знать, там нужно все менять. Вы должны понять самую главную проблему этого региона: Донбасс был анклавом. Любой человек из донецких, которого мы назначим руководить Донбассом, будет продолжать работать согласно старой философии. А нам нужны кардинально новые подходы, которые помогут Донбасс ассимилировать, сделать его полностью своим в составе Украины.

— Игорь Коломойский — эффективный губернатор?

— Эффективный. Это не совсем корректное сравнение, но мне его работа напоминает ситуацию, когда после введения сухого закона в США нужно было бороться с контрабандой на границе, и президент назначил руководить процессом главного контрабандиста. И это оказалось верным решением.

Огромный вопрос, на который никто не имеет ответа — чего он в итоге хочет? Потому что фигура очень сложная, очень сильная и очень противоречивая.

— Почему Порошенко оставил старую систему выборов?

— Не было никаких шансов ее поменять. С первого дня, когда еще была революция, и я говорила, что нам нужно проводить досрочные парламентские выборы, было совершенно очевидно, что нет возможности изменить систему с этим созывом. А единственный способ назначить выборы, чтобы парламент на это пошел — оставить смешанную систему. Иначе парламент бы занял круговую оборону, коалиция бы не развалилась и депутаты держались за свои мандаты. У нас возник бы серьезный парламентский кризис вместо выборов. Выборы нужны нам как воздух. Первое: этого требуют 70-80% населения, второе: Путин делает ставку на нынешний состав парламента для переворота в Украине, потому что главная его цель — снести проевропейскую власть в центре, и для этого он ведет переговоры с абсолютно понятной группой в этом парламенте, составляющей примерно 35-40% состава. Это огромный риск переворота, который будет подогрет внешней агрессией, и эта агрессия, конечно же, не закончится сегодняшним мирным планом. Оставлять такую зону риска мы не имеем права.

Тем более, что в парламенте сегодня дышать невозможно. То, что вытворяет Турчинов — такого никогда не было. Я всегда ругала Морозаза то, что он манипулирует регламентом, но Турчинов его превзошел.

— Что конкретно нарушает Турчинов?

— Все, начиная с переписывания текстов законов, заканчивая тем, что вообще не соблюдается регламент, идут постоянные подковерные терки. Да, он эффективен с точки зрения продавливания документов, которые ему нужны, но парламент сегодня — это чистый договорняк, никакого отношения к настоящей, реальной политике не имеющий.

— Разве мажоритарка в нынешней нестабильной ситуации не смерти подобна?

— Мажоритарка сегодня, поверьте мне, даст зайти в парламент новым людям. Если мы говорим, как провести мажоритарку в Донбассе, то если добровольческие батальоны в Донбассе сегодня выдвинут своих людей и проконтролируют, чтобы не было вбросов, то они и пройдут. Донбасс уважает силу, и если батальоны покажут силу, то люди за ними пойдут. Если батальоны не допустят того, чтобы сепаратисты прошли, значит этого и не будет.

— Говорят, что Коломойский договорился о том, что большинство мажоритарщиков будут его людьми. Это правда?

— Это неправда.

— Какова роль в этих выборах Левочкина: набрать свою фракцию через подшефных кандидатов и партии?

— Вы же видите, что проект Партия развития Украины не рассчитан на эти выборы — это долгий проект. Потому он будет пытаться где-то провести людей по мажоритарке плюс по разным спискам. К слову, все олигархи на этих выборах будут работать по принципу «яйца в разные корзины». Ведь ПР развалилась, КПУ развалилась, Батькивщина разваливается. Это хорошо — размытое влияние лучше, чем концентрированное.

— Партия Ляшко — проект Левочкина?

— Я вас умоляю. Ляшко — очень богатый человек, как-то все об этом забыли. Его капитал измеряется большими деньгами. Поэтому, когда кто-то говорит, что его с потрохами купили, а сам он ничего не может — это неправда.

Историческая роль Ляшко в том, что он «санитар леса». Тот электорат, который привык создавать себе кумира и, не думая, голосовать за него, ушел сегодня от Батькивщины и Свободы к нему. Ляшко забрал весь люмпенизированный электорат на себя.

— Правда ли, что ваш муж пойдет по списку Радикальной партии?

— Нет, он как шел самовыдвиженцем по округу в Каменец-Подольском районе в 2012 году, так и пойдет в этот раз.

— Что скажете о создании Блока Порошенко?

— Это абсолютно нормально, а с кем иначе Президенту работать? Узурпации власти не будет, так как ни одна партия не набирает критического большинства. Это очень хорошо. 

— На что может рассчитывать Партия регионов на выборах?

— Ни на что. Список ПР не пройдет, а если несколько человек и пройдут по округам, то это все равно уже не Партия регионов.

— Какие сюрпризы нас ждут на этих выборах?

— Сейчас для меня самый главный вопрос — состоится ли Самопоміч. Речь сегодня идет о том, что Андрей Садовый отдает партийную оболочку под создание нового политического объединения, в которое должны войти такие партии, как Воля, Демальянс, представители Пакета реанимационных реформ и добровольческих батальонов. Если получится, проект будет своевременный и правильный. Вопрос в том, готово ли к нему общество и достаточно ли времени до выборов для его развития.

— Турчинов и Яценюк пойдут на выборы отдельно? С чем они идут к избирателю?

— У нас образовалась интересная компания: Турчинов, Яценюк, Аваков, Пашинский, Парубий. Они хотели привлечь к себе Семена Семенченко и представителей батальонов. Семенченко дал опровержение и ведет переговоры с Самопомічю. И это правильно. То же касается и других участников АТО. Батальоны не хотят пачкаться и работать с этой компанией, так как лучше других знают, насколько мерзко некоторые из них вели себя в отношении войны. На самом деле они несут ответственность за то, что мы имеем сегодня, потому что в то время, когда можно было ликвидировать сепаратизм в зародыше на уровне захвата зданий СБУ и обладминистраций, они ничего не сделали.

— Наливайченко тоже в этой компании?

— Нет. Более того, эта компания все время вела войну против Наливайченко. Он не с ними. И правильно: так как я знаю о ситуации в прифронтовых областях, то могу сказать, что часто единственные люди, на которых там можно положиться — это СБУ. Так вот, если у Турчинова и Яценюка не будет в списке людей из добровольческих батальонов, я не понимаю, на что они рассчитывают.

— На что рассчитывает оставшаяся команда Батькивщины? На неисчерпаемую харизму лидера?

— Конечно, там другого ресурса никакого нет. Но надо иметь в виду, что Тимошенко находится в постоянном переговорном процессе сПутиным.

— О чем?

— О перевороте, естественно. Что еще, кроме власти и больших денег интересует Тимошенко? Те информационные сливы об условии Путина в Минске  — премьерство Тимошенко в обмен на мирный план — они соответствуют действительности. Медведчук никуда не делся, как доверенное лицо Тимошенко в переговорах с Путиным. Тимошенко — главный агент Кремля в украинской политике.

— УДАР пойдет одним списком вместе с Порошенко?

— Да, 999 из 1000.

— Шансы Свободы?

— Ее рейтинг сейчас немного начал расти. Там все просто — электоральная ниша национально ориентированного популизма сегодня приблизительно 12%. Ляшко и Свобода разделят ее приблизительно на 7% и 5%.

— Говорят, что проходное место в списке на этих выборах стоит от $1 млн долларов. Похоже на правду?

— Понятия не имею. Я никогда не принимала участие в такого рода переговорах. Но если это так, то что-то дешево.

— А раньше сколько было?

— То, что я слышала — от $3 млн до $10 млн.

— Прокомментируйте недавние телефонные переговоры Порошенко с Путиным и, в частности, информацию о прекращении огня.

— Сейчас у нас ситуация 1936-1937 годов. Когда Гитлер без единого выстрела поглотил Австрию, потом пошел в Судеты, а потом он понял, что у Германии пока нет сил на большую войну, и притормозил на два года.

Сейчас ситуация аналогичная — Путин готовится к большой войне, более того, я думаю, что в течение года мы увидим попытки восстановить монархию в России или, как говорит Жириновский, «верховного правителя». Если вы посмотрите бюджет России на будущий год, то увидите там полную милитаризацию. Так что сегодняшние переговоры — попытка Путина взять паузу для мобилизации сил. Но, по сути, пауза нужна всем — Украина также не готова к обороне в большой войне, Европа не готова вообще к вызову войны на своей границе, а США — еще не готовы ответить на новые вызовы мирового порядка.

— Мотивация Путина понятна, а Порошенко?

— Нужна передышка. Но не любой ценой.

— Значит, большая война неизбежна?

— Почему? Если мир понимает, что Путин готовится к войне, то это совсем другая история. Путин будет готовиться к войне, задача же остального мира — нейтрализовать его режим, пока он окончательно не подготовился. Угроза большой войны велика, но шансы у Украины и у мира остаются. Не мы же с вами только такие умные — европейские и мировые политики уже начинают понимать, несмотря на свою заторможенную реакцию, глобальную угрозу миру со стороны Путина.

— Что будет с Донбассом во время передышки?

— Путин будет пытаться делать там модифицированное и более агрессивное «приднестровье». Более изощренный план — это оставить такое «приднестровье» в составе Украины. Он будет пытаться «качать» оба эти варианта. Стабилизировать ситуацию окончательно будет очень тяжело. Так что даже во время возможной передышки нас все время Путин будет бить под дых.

Еще хочу сказать о планах Кремля: у них задача — так или иначе додавить нас, чтобы мы признали потерю Крыма. У них даже есть идея провести повторный референдум на полуострове, но уже «честный и открытый». Они считают, что жители Крыма так рады, что мирно сдались России и не превратились в Донбасс, что с удовольствием еще раз проголосуют за присоединение к РФ.

Также по варианту «приднестровье в составе Украины», они хотят добиться автономного статуса для Луганской и Донецкой областей, причем путем внесения таких изменений в Конституцию, которые будут говорить о том, что в рамках субъектов, территориальных единиц необходим консенсус при решении любых внешнеполитических вопросов. И тогда они заблокируют нам евроинтеграцию.

— Ваше отношение к перспективе вступления Украины в НАТО?

— Я считаю, что пока у нас нет шансов стать членом НАТО. До тех пор, пока существует старая ось «Москва-Берлин-Париж», нас не примут. Зато у нас полностью открыта дорога для специального партнерства с Альянсом. Мы также имеем возможности двустороннего военного сотрудничества со странами Альянса. У нас также есть возможность создать пояс безопасности с балтийскими республиками по Балто-Черноморскому пути. И, конечно, нам нужно восстанавливать тактическое ядерное оружие, для чего Украине нужно не более двух лет.

— Военное положение нужно вводить?

— Ни в коем случае. Если мы введем военное положение, это будет значить, что мы полностью теряем возможность получать финансирование от МВФ, мирового банка и ЕБРР. У них по уставу так. Учитывая, что мы можем внести необходимые коррективы в национальное законодательство, а также имея полную общественную поддержку сопротивлению российской агрессии, — нам не нужно вводить военное положение. И еще: военное положение не дает возможности провести выборы, а, значит, Путин получит возможность через этот парламент провести переворот.

— Скоро будет 100 дней президентства Порошенко. Как вы оцениваете его работу?

— Президента по ста дням не оценивают, так можно оценить исполнительную власть. Там есть система, как в банке. А президентами становятся за более длительный срок. Знаете, есть поговорка: президентов не выбирают, президентами становятся.

— Порошенко стал президентом за это время?

— Пока еще нет. У него очень много осталось от бизнес-логики. Логика переговоров и решения задач в бизнес-среде полностью отличается от политики. Но, безусловно, Порошенко — очень сильный переговорщик. И хочется ему пожелать успехов в серьезных политических переговорах.

— Говорят, что человек, который построил завод, сможет справиться и со страной.

— Нет. Человек, который построил завод, может быть хорошим премьер-министром, но не всегда становится хорошим политиком. А президент — политическая должность. У Порошенко уже достаточный политический опыт, и он растет как президент каждый день.

Существует разница между бизнес-переговорами и политическими переговорами. Война в бизнесе всегда приводит к потерям с обеих сторон. Но политика — не бизнес, и здесь возможны победоносные войны.

ЛIГАБiзнесIнформ

Инна Богословская: Реализуют ли регионалы план Кремля — покажет съезд

УвеличитьБывший член фракции Партии регионов — о Тимошенко, Кличко, Порошенко, кремлевских сценариях, Януковиче, сдаче Крыма и Правом секторе

Народный депутат, бывший член партии Виктора Януковича Инна Богословская ответила на вопросы читателей портала ЛІГА.net и редакции ЛІГАБізнесІнформ на интернет-конференции. Ниже — текстовая версия конференции. 

— Кто руководит Партией регионов после бегства Януковича и Азарова?

— Сегодня в партии нет руководства. Но сейчас так вышло, что депутаты Рината Ахметова составляют большинство во фракции. Ахметов вообще всегда считал себя совместно с Януковичем хозяином этой партии.

— Кого Партия регионов выдвинет на выборы президента?

— Этого долго не могли решить. Регионалы трижды планировали съезд, трижды его переносили, в итоге он состоится в субботу. Мне в кулуарах сказали, что будет поддержана кандидатура Михаила Добкина. Раньше речь шла о Сергее Тигипко, поэтому он, осознав, что его «кидают», внезапно для многих пошел на выборы самостоятельно.

— Как вы относитесь к выдвижению Добкина?

— Добкин — это креатура Кремля. Конкретнее, Дмитрия Табачника и Владислава Суркова. Весь креатив Добкина и Кернеса в Харькове, в том числе и во время Майдана — это решения Суркова — это его тип и масштаб. Табачник же является крестным отцом Добкина в политике. Не секрет, что он один из немногих, кто, в отличие от Януковича, свободно общался с любым уровнем кремлевской власти. Если Партия регионов сделает ставку на Добкина, это будет означать, что она идет по сценарию Кремля.

Рассматривается и другой вариант:  регионалы будут срывать выборы — никого не выдвинут на съезде и будут говорить о том, что выборы незаконны. Это тоже кремлевский сценарий.

— Кроме людей Ахметова, какие группы влияния остались в Партии регионов?

— Есть региональные элиты — в первую очередь, Луганск и Запорожье. Была либеральная группа, ориентированная на Тигипко. Вот и все.

— А группа Левочкина, к которой причисляли и вас?

— Левочкин-Тигипко — это была одна группа.

— Левочкин влияет на политику партии сегодня?

— Не знаю. К сожалению, не общаюсь сейчас с ним.

— Януковича, по-вашему,  легитимно отстранили от власти?

— Я была поражена его бегством. Всегда считала, что у Януковича, в случае, когда не сможет контролировать ситуацию, хватит мужества на самоубийство. Но человек, который допустил расстрел мирных граждан, потом бросил свою страну, а после этого еще и купил в России — в стране-оккупанте — виллу рядом с виллой Путина — это просто м…зь.

Что касается легитимности его отстранения, то в нашем законодательстве даже не предусмотрено такое понятие, как бегство президента. Никто из законодателей не мог допустить, что президент самоустранится — сбежит из страны. Потому пошли по прецеденту. Решение Рады абсолютно законно.

— Вы как бывший член фракции Партии регионов чувствуете личную ответственность за политику Партии регионов и Януковича? 

— В Партии регионов я работала в комитете по экономическим реформам, возглавляла две следственные комиссии по газу и за свою деятельность мне не стыдно. Многие инициативы Партии регионов мне не нравились — я не молчала. Например, открыто выступала против Налогового кодекса, на эфирах и в Раде и призывала общественность выходить и протестовать против него.

Я никогда не имела отношения к бизнес-схемам Партии регионов. Когда после назначения Сергея Арбузова на пост первого вице-премьера в стране укоренилась система смотрящих, и когда Семья пошла по беспределу — с того момента не было ни одного заседания фракции, на котором бы я не выступала с критикой. С того момента началась моя конфронтация со многими регионалами.

— Вы встречались с Юлией Тимошенко после ее освобождения? Считаете ее освобождение законным?

— Не встречалась, и освобождение считаю незаконным. Как и все освобождения, которые провели через парламент — но таков уж закон революционного времени. Это можно было бы простить, если бы после освобождения Тимошенко в стране не началась контрреволюция в чистом виде.

Незадолго до голосования в парламенте за декриминализацию статьи Тимошенко у меня был разговор с Леонидом Кучмой, который сказал: «Ты понимаешь, что собственными руками освобождаешь Тимошенко?» Я ему ответила: «Я своими руками ее освобожу, но она же своими руками себя скоро уничтожит».

В той ситуации освобождение Тимошенко было ценой, которую допустимо было заплатить за недопущение кровавой тирании Януковича и его Семьи.

— Что вы имеете ввиду под контрреволюцией?

— В обмен на свержение Януковича мы получили попытку Тимошенко с компанией создать свой вид тирании. Тимошенко — это Янукович в юбке, и ничего больше. У Партии регионов на подпевках были коммунисты, получавшие за это хлебные места, у Тимошенко на подпевках Свобода, с ее согласия получившая должности в правительстве и прокуратуре.

В Раде снова покупают депутатов за голосование или не голосование по тем или иным законам. Снова Виталий Хомутынник завел своего человека в налоговую. Людмила Денисова снова возглавляет социальную политику. В Кабмин возвращен Юрий Продан, который присутствовал с Тимошенко в Москве во время подписания газовых контрактов в 2009 году, и вообще не делает без Тимошенко ни одного шага. Администрацию президента возглавил Сергей Пашинский…

Для чего в МВД был назначен Арсен Аваков? Цинизм в том, что сам Аваков говорил мне лично: «Инна, не переживай, я ненадолго. Выполню пару заданий и все». Одно из заданий — дать уйти Януковичу и первым лицам бывшей власти?

Андрея Клюева сегодня тоже не трогают потому, что он давний политический партнер Тимошенко и Медведчука. 

— Тимошенко идет в президенты?

— Ей нужна абсолютная власть, не важно, на посту президента или нет. Если Тимошенко хочет идти на выборы президента, то не вижу ни малейшего шанса у нее победить. Если ее объявят президентом, значит выборы сфальсифицированы. У Тимошенко есть для этого ресурс. Сейчас пачками назначают людей в администрации на местах. Вы знаете, кто эти люди? Я не знаю.

Но я не могу дать гарантии, что Тимошенко выдвинет свою кандидатуру на выборах. 25 марта в Верховной Раде Турчинов продвинул очень быстрое создание комиссии по разработке новой конституции, в которую вошли люди Андрея Портнова. Сам Портнов сегодня консультирует Путина по Украине, а его близкий человек — Валерий Писаренковозглавляет комиссию по Конституции — это значит, что Тимошенко, Турчинов, Портнов и Медведчук работают в связке. Они готовят новую конституцию, и в этой конструкции вполне может быть нивелирована должность президента.

В пользу этого предположения говорит поразительный факт — коммунисты, люди Ахметова и депутаты, близкие к Тимошенко, вдруг заговорили о том, что никакой возможности роспуска парламента нет, и нынешний созыв будет работать до 2017 года. Тимошенко сшивает широкую коалицию с регионалами, как всегда мечтала.

— Вы абсолютно недовольны новой властью?

— Арсений Яценюк один из немногих, кто сейчас точно находится на своем месте. Ему можно поставить твердую пятерку за то, что делает. Несмотря даже на дикие зигзаги, когда вновь возникла идея ввести налог на дивиденды.

— Ваши слова о связке Батькивщины и Свободы льют воду на мельницу партии УДАР. Как вы относитесь к президентским амбициям Виталия Кличко?

— Еще три месяца назад можно было говорить, что Кличко — это человек, который был бы оптимальным президентом в условиях сокращенных полномочий. У него авторитет на Западе, он понятен и западу и востоку Украины, и вообще мог бы быть серьезной приманкой для иностранных инвестиций. В условиях мирной страны это был бы хороший президент.

Но сегодня, в условиях оккупации части территории и при необходимости принятия оперативных и жестких решений, в условиях, когда мы на начало осени будем иметь новую волну социального недовольства — Кличко не справится.

Нам нужен волевой и опытный президент. Сегодня я таким вижу Петра Порошенко и очень рекомендовала бы Кличко договориться с Порошенко о правильном позиционировании в этой избирательной кампании. Если бы они объединились, можно было бы говорить о победе в первом туре.

— Если бы вы выбирали между двумя вариантами «Украина с Крымом и Януковичем» и «Украина без Крыма и без Януковича» — какой предпочтительней?

— Даже если бы не было восстания и Янукович остался в стране, он сдал бы полностью Украину в Таможенный союз либо накануне выборов-2015 года, либо сразу после них.

— Как считаете, Крым навсегда потерян для Украины? Почему генералы с позором сдали Крым? Почему наши офицеры и солдаты стали заложниками? 

— Наши офицеры и солдаты стали заложниками, потому что верховный главнокомандующий Турчинов реализует договорняк по сдаче Крыма, в котором участвует Тимошенко — это моя оценка ситуации. Убеждена, что ситуацию в Крыму можно и нужно было останавливать еще в первую же неделю. Нужно было провести выездное заседание Верховной Рады в крымском парламенте. Аксенова и Константинова можно было арестовать сразу — это снова привет Авакову. Крым — это игра. Тимошенко получила гарантии, что часть голосов юго-востока будут отданы ей на выборы. К военным никаких претензий быть не может.

— Крым потерян навсегда? 

— Через 3-4 года мы будем иметь все шансы вернуть Крым. Через 4 года заканчивается полномочия Путина. За это время он не откажется от идеи воссоздания СССР. Это значит, что Россия будет подвергнута экономическим санкциям и перестанет быть монополистом-поставщиком энергоресурсов. Экономически и социально Россию начнет трясти. Считаю, что нынешний президентский срок для Путина последний, и если Киев будет грамотно вести политику относительно населения Крыма, полуостров вернется в состав Украины.

— Кто раскачивает наш юго-восток изнутри?

— Без Ахметова и Ефремова в Донецке и Луганске не делается ничего. 

— По вашему мнению сегодня есть опасность полномасштабной интервенции со стороны России? В том числе, чтобы не допустить выборов президента?

— Есть опасность. Выборы президента — это мелочи. Я допускаю атаку на Киев, потому что мечта Путина — это захват Киева. 

— Чем ответит Украина?

— В этом случае только партизанской войной. Чтобы этого не допустить, нам нужно постоянно и бесконечно настаивать на военной помощи стран-гарантов Будапештского меморандума.

— Мы как бы настаиваем…

— Этого недостаточно. Обратите внимание, как только Барак Обама сказал, что не рассматривается военное участие США в Украине, наш дипломатический корпус замолчал. Говорить должны все — дипломаты, политики, общественность, диаспоры. Мы должны добиться совместных учений с НАТО на территории Украины, мы должны бесконечно требовать, чтобы войска США и Великобритании встали на наших границах. И пока мы будем говорить везде, где только можно, до тех пор мы будем иметь шанс на помощь. Но наша власть этим не занимается — все резко занялись борьбой с Правым сектором.

— Ваше мнение относительно Правого сектора и его руководителя Дмитрия Яроша? 

— Сложно сказать однозначно, потому что структура довольно закрыта. Преступники, прикрывающиеся Правым сектором, должны быть наказаны. Но в целом, нам всем нужно сказать Правому сектору спасибо за их действия на Грушевского. Без них не было бы победы над режимом Януковича.

— Поддерживаете идею запрета Партии регионов и КПУ?

— Ни в коем случае. Иначе их избиратель станет еще более пророссийским из чувства несправедливости.

— Статус русского языка как второго государственного снизит градус напряженности на юго-востоке?

— После того как Россия ультимативно потребовала федерализацию Украины и введение русского языка как второго государственного, этого делать нельзя. Официальный статус русского языка возможен, его надо прорабатывать.

liga.net

26.03.2014

Влада двічі мене переконувала, що країні потрібні реформи, більше я цим обіцянкам не повірю, – Інна Богословська

УвеличитьФракція Партії регіонів не така монолітна як може видаватися на перший погляд. Свідчення того – вихід із фракції Інни Богословської, а згодом і її чоловіка Володимира Мельниченка. Про причини свого виходу, внутрішню ситуацію у провладній фракції, а також про своє ставлення до Майдану в інтерв’ю «Погляду» розповіла Інна Богословська. 

– Пані Інно, будучи членом фракції Партії регіонів ви активно підтримували політику ПР. Що Вас змусило змінити свою думку?

– Насамперед хочу відзначити: публічно я підтримувала тільки ті кроки ПР, які відповідали моїй позиції і завжди відмовлялась виступати за те, що вважала неправильним чи недопустимим. Що стосується голосування, то якщо мені не вдавалося переконати членів фракції, я була змушена голосувати так, як вирішила більшість – це принцип фракційної дисципліни. 

Основна причина виходу з фракції і партії – відмова від підписання Угоди про асоціацію з Європейським союзом і спроба встановлення авторитарної поліцейської держави, в якій застосування сили по відношенню до мирних демонстрантів є нормальною практикою. 

Власне, краплею, яка переповнила мою чашу терпіння, стали події в ніч на 30 листопада. Залишатися в лавах ПР після того, як по-звірячому були побиті молоді люди, що вийшли на Майдан висловити свою позицію, для мене було недопустимим. 

Промовчати в такій ситуації, опустити очі і зробити вигляд, що нічого не відбулося, суперечило б моїм принципам. Тим більше, в ситуації, коли Україна, по суті, робить вибір між тим, бути їй суверенною, процвітаючої європейською країною чи «совковим» придатком російської неоімперії, яку намагається побудувати політичний карлик Путін. 

– Ваш вихід з фракції пов’язують із прізвищем глави Адміністрації Президента Льовочкіна, який буцімто не підтримав розгін Майдану і був готовий піти з посади. Прокоментуйте це, будь ласка.

– Дуже часто в нас є спокуса тим явищам, які не розуміємо, дати просте пояснення. Цю версію, яку Ви озвучили, особисто я відношу саме до цієї категорії. 

В мене своя, досить складна історія стосунків з цієї командою. 

2004 рік – в знак протесту проти командно-адміністративних методів роботи Уряду і спроб Микола Азарова поставити на коліна малий і середній бізнес, я виступила з заявою про «азаровщину» і подала у відставку з посади голови Держкомпідприємництва. 

Чи хтось керував моїми діями в той час? Ні! Це було усвідомлене рішення, лише так мені вдалося добитися згортання антипідприємницьких ініціатив влади. 

Далі. 2009 рік – дві політичні сили (ПР і БЮТ), шляхом прийняття нової недемократичної Конституції намагаються монополізувати владу і розділити країну на двох. Розуміючи, чим загрожує країні коаліція Януковича і Тимошенко, цих двох політиків авторитарного типу, я закликала людей чинити опір таким спробам перевороту і дати шанс новим політикам, які зможуть здійснити перезавантаження влади. 

І знову я була першою, хто не побоявся за свої політичну кар’єру, посади і попередив про загрозу. 

Після цього мої друзі почали жартувати, як я взагалі залишилася живою. 

20 листопада 2013 року був мій третій і, я переконана, останній вихід з цієї команди. 

Якщо два попередніх рази мене переконували, що в країні потрібно проводити реформи, і запрошували саме для цього, то більше цим розмовам я не повірю. 

– Чи підтримуєте Ви сьогодні дії опозиції, пов’язані із Євромайданом і чому?

– Я би розділила Євромайдан на дві частини. Одна з них – це суспільний – Майдан, а інша – політичний. Суспільний набагато більший і важливіший. Він демонструє, що наші люди небайдужі до того, що відбувається в країні, і готові до кінця боротися за свої права і свободи. Це додає оптимізму, і вселяє віру в те, що наша країна має майбутнє. 

Що стосується політичного Майдану, то є дії, які я підтримую, але є і не дуже вдалі рішення. Проте зараз на цьому не варто зосереджуватися. Сьогодні наше спільне завдання, і в першу чергу депутатів парламенту, створити нову більшість та повернути легітимність конституційного ладу – відновити дію парламентсько-президентської республіки і Конституції 2004 року. Це єдиний шлях дати відповідь на вимоги Майдану. Лише так ми зможемо відправити Уряд у відставку, звузити повноваження президента і покарати винних у побитті людей та репресіях, які зараз розгорнулися по всій країні. 

– Після Вашого виходу з фракції лунало чимало заяв про готовність вийти з ПР цілої низки депутатів. Однак цього не сталося. Чим Ви можете пояснити цю ситуацію?

– Поки що рано робити висновки. Ситуація всередині фракції наелектризована, про це свідчить хоча б два останніх засідання. На перше з них, де був присутній Уряд, прийшло всього 68 депутатів. Всі інші продемонстрували своє відношення до влади, а з тих, хто прийшов, під час виступів вживали нецензурну лексику на адресу Уряду. Також були зроблені заяви про те, що якщо ви нас хочете пов’язати кров’ю, ми на це ніколи не підемо, і не хочемо мати жодного відношення до таких дій.

На другому засіданні була спроба продавити прийняття бюджету в трьох читаннях. І знову фракція заявила, що ні за яких обставин підтримувати владу не буде. Депутати кричали «Сором» на адресу міністра Клименко, і не тільки це – звучали слова і менш цензурні. 

Тобто всередині фракції ситуація така, що межа терпіння вже досягнута. В багатьох депутатів не витримують нерви. І це приведе до того, що в певний час «Ч» система розсиплеться як картковий будинок. 

– Добре відома ваша позиція щодо Тимошенко. Чи готові Ви сьогодні піти на примирення з екс-прем’єркою для досягнення спільної мети?

– Свою оцінку дій Тимошенко я не змінила і не зміню. Вважаю, що вона, як і Віктор Янукович, мають бути відправлені в історичне минуле. Це два диктатори, тільки Тимошенко йде до диктаторської моделі через серця, а Янукович – через голову та шлунок. Ось і вся між ними різниця.

– Влада веде агресивну політику щодо активістів Євромайдану і тими, хто відверто критикує її. Чи не боїтеся Ви за власну безпеку? 

– За себе я не боюсь, страху в мене немає. А ось за людей, особливо тих, хто стоїть на майданах, переживаю. Останні випадки (в Харкові, з Танею Чорновол) свідчать, що тиск посилюється, влада нічому не навчилася, і далі діє по «бєспредєлу». Цьому потрібно дати відсіч і продемонструвати, що суспільство завжди сильніше влади. 

Оксана Дудар

«НОВИЙ ПОГЛЯД«

20 декабря чат в «Главреде»

УвеличитьКак Вы оцениваете шансы Януковича на победу в 2015? Учитывая фальсификации, про которые говорят на довыборах? Как Вы оцениваете вероятность недопуска Кличка на выборы 2015?

Риск недопуска Виталия Кличко на президентские выборы 2015 года оцениваю очень высоко. Поэтому необходимо, чтобы в рамках политического пакета, принятого с целью урегулирования политического кризиса, была отменена так называемая «поправка Кличко», внесенная в налоговые законы. Кроме того, в законе нужно четко выписать, кто не может быть допущен к выборам. Сейчас формулировка размытая, это создает почву для манипуляций. Что касается шансов Виктора Януковича на победу, то я считаю, что даже при условии фальсификации он не сможет победить. Разрыв с любым конкурентом от оппозиции будет огромным. Общество его не хочет и не любит. Это главный приговор для Виктора Януковича.

Пані Інно, по-перше, як думаєте, наскільки ймовірний черговий розгін Майдану силою? По-друге, які у вас зараз стосунки тепер уже з екс-колегами з ПР? По-третє, коли за цей Майдан вам було найбільше страшно і чому?

По-перше, я вважаю, що розгін Майдану абсолютно ймовірний, тому сама буду дуже пильно слідкувати за подіями, і всіх закликаю до максимальної уваги та підтримки. По-друге, деякі колеги бояться навіть підходити, деякі бояться відповідати на телефонні дзвінки, а інші підходять, спілкуються та відповідають на дзвінки. По-третє, за Майдан мені дуже страшно зараз. Але була така ситуація, в ніч на 10 грудня, коли ми збиралася лягати спати, включили телевізор і побачили повідомлення про початок силових акцій. Ми з чоловіком буквально вискочили з дому, приїхали на Майдан, і ось там була ситуація, коли на площі 1,5-2 тис. людей, половина з них жінки, а навколо 5-7 тис. озброєних військових і міліціонерів. Майданівці співали молитви, було зрозуміло, що вони нікуди не підуть. В цей момент мені було дуже страшно за людей, не за себе, я самурай, в мене немає відчуття страху, а саме за людей.

Чи варто боятися того, що Путін хоче забрати Крим? Якщо не вдасться Україну?

Треба розуміти, що Путін сьогодні — це вже новий маленький Наполеон, тому, безумовно, до останньої хвилини він буде намагатися побудувати нову російську імперію. Оскільки він розуміє, що всю Україну приєднати не зможе, адже Центр, Захід і багато областей Сходу і Півдня не захочуть йти в путінське рабство. Тому, думаю, що Путін буде зосереджений на чотирьох регіонах — це Харків, Донецьк, Луганськ і Крим.

Как вы оцениваете достигнутые в Москве договорённости — они спасут украинскую экономику или же принесут еще неприятные сюрпризы и проблемы через какое-то время? Почему российская сторона пошла на скидки и кредиты, в обмен на что?

Смешно даже говорить о том, что московские договоренности как-либо могут улучшить ситуацию в экономике. Первое — кредит в 15 млрд долларов, из которых в этом году дают только 3 млрд долларов. Это просто насмешка, учитывая, что в результате торговой войны, которую развернула против Украины Россия, мы по расчетам Кабмина потеряли 5,4 млрд долларов. То есть эти 3 млрд. долларов кредита нам даже не компенсируют потери от беспрецедентной и наглой экономической войны против Украины. Кроме того, мы уже знаем историю с такими большими кредитами, которые обещала Россия. Например, ряду балканских стран был перечислен только первый транш, а потом под прикрытием политических и других требований кредитная программа сворачивалась, и эти страны до сих пор ничего не получили. Поэтому есть большие сомнения, что в следующем году мы получим от России остальную сумму. Второе — скидка на газ. Это просто насмешка. Фактически этими дополнениями признали действительность предыдущих газовых контрактов. Далее. Скидка, которая определена, действует только квартал, и каждый квартал она должна пересматриваться. И еще важный момент — в приложениях прописаны такие драконовские санкции, которые только можно было придумать. Украину привязали на самый короткий поводок. Например, если «Газпром» посчитает, что «Нефтегаз Украины» нарушил любые из условий договора, то цена будет пересмотрена и мы снова вернемся к тому, что было. Более грубой, наглой и унизительной для Украины насмешки я не видела со времен подписания Тимошенко газовых контрактов. У меня дежавю. Все то же самое, что сделала Тимошенко в 2009 году, фактически сделал Янукович в 2013 году.

Инна Германовна, как, по-вашему, сейчас должен поступить Евромайдан? Продолжать стоять (тогда — для чего, какие требования выдвигать)? Или постепенно расходиться? Второе: на ваш взгляд, какова вероятность, что в 2015-ом мы будем наблюдать нечто подобное происходящему сейчас, на протяжении последнего месяца? Спасибо за ответ.

Будет правильно, если Майдан встретит Новый год и заявит о том, что весь 2014-ый станет годом борьбы за человеческое достоинство, за права людей и за то, чтобы построить другую страну. И, кроме того, даст напутствие парламенту, в котором будут отображены три позиции. Первая позиция – организовать постоянно действующий круглый стол в формате общественный Майдан – парламент – исполнительная власть. Дальше – добиться возвращения к Конституции 2004 года путем создания нового проевропейского большинства, которое отправит в отставку правительство и обяжет власть подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. Вот с такими напутствиями Майдан может разойтись. Он на самом деле выиграл все, что должен был выиграть. Он продемонстрировал самому обществу, что оно другое, обострил всю политическую повестку дня, но встретить Новый год на Майдане – очень важно, это была бы правильная символическая веха. Что касается того, будет ли в следующем году еще такое, думаю, в 2014-ом будет один-два, а может быть даже три Майдана, и в результате страна станет другой. С одного раза или даже с двух это сделать невозможно. Мы сейчас только сдвинули эти глыбы, которые давят на нашу страну и общество. Поэтому понадобится много усилий, и я всегда буду рядом с людьми, которые хотят сделать это.

Чому влада мислить як біднота? Чому в Партії Регіонів і Президента немає смаку до красивого життя? Їх не цікавить ні любов, ні повага народу, ні якісна архітектура, ні швидкі коштовні автомобілі, ні дороги, по яким можна кайфувати на новенькому суперкарі? Навіщо грабувати так мало, коли можна дати можливість народу заробити усі гроші світу, а тоді вже вкрасти в тисячі разів більше? Чому ви не зробите собі мільядні заробітні плати законними, але при цьому дасте волю народу? Чому люди при владі такі недолугі? Якийсь там Марк Цукерберг і то більше має ніж ви всі разом? Чому не слухаєте розумну молодь, якщо своїх мізків не вистачає? Дякую

В Партии регионов, так же, как и в любой политической силе, есть разные люди. От очень хороших, способных создавать, до очень плохих, способных лишь воровать и разрушать. Но очень важно понять, что не хватает общего уровня культуры не только ПР, но и всему украинскому политикуму. И наша задача – создать такую парламентско-президентскую республику, в рамках которой общество получит возможность отбирать самых лучших, а не самых наглых или богатых. Эта работа не на один день, потому что сама страна очень молодая, элиты еще не сформированы. Напомню, значение слова «элиты» — лучшие в своем роде. Народ уже хочет, чтобы в парламенте были лучшие по своим качествам люди, но для этого нужно еще прожить, выбороть это право, и самой стране родиться как таковой. Надежда есть. Дети, которые родились вместе с независимостью, сейчас уже другие. Именно эти студенты и молодежь выходили на Майданы.

Интересно посмотреть на ваши пламенные объятия с Юлией Владимировной!!!У власти много ошибок,но бороться Вы должны были внутри партии,а Вы бегаете с места на место.Это уже непорядочно.В глазах большого количества людей Вы ассоциируетесь с Кужель А. Стыдно!Если Вам понятен этот термин.

Во-первых, я никуда не бегаю, и никогда в жизни не бегала, прочитайте внимательно мою биографию. Я, наверное, единственный человек, который дважды выходил из ПР и еще раз из этой команды с заявлением об «азаровщине». Очень многие шутят, спрашивают, как я осталась жива. Но если что-то идет вразрез с моими принципами, я всегда до конца отстаиваю свою позицию. Все, что я могла сделать внутри этой команды, я делала, недаром меня туда звали три раза. Но сейчас Партия регионов, вернее даже не партия, а ее руководство, перешли черту, после которой ни один уважающий себя человек не может находиться с ними рядом. Я имею в виду отказ от евроинтеграции, и самое страшное — это применение силы против мирных демонстрантов.

Чому в Україні фактично відсутні кримінальні справи проти суддів за постановлення завідомо неправосудних вироків, ухвал, постанов?

Причиной глубочайшего кризиса в судебной системе является то, что в ней создана такая же система «смотрящих», как и во всей экономике. Жесткий отбор кадров под личную преданность, отсутствие институтов саморегулирования — со всем этим нам придется дальше работать и это то, от чего нам придется избавляться.

Чому такі члени ПР , як Тігіпко, постійно мовчали про розкрадання бюджету в 2011, 2012, 2013 роках ? Кого Ви бачите технічним прем»єром, якщо така ідея переможе ? особисто я не можу повірити в це, бо ПР просто запропонує свій весь склад уряду і знову проголосує з порушеннями, але їх рішення немає можливості оскаржити юридично ? Як Ви вважаєте, питання про відставку Захарченко сьогодні — важлива вимога Майдану, чи ні ? І також у продовження, чи можна поставити голосування по його відставці як персональне, щоб кожний депутат відповідав за своє рішення ?

Я впевнена, що всі питання, які Ви поставили, демонструють, що якщо вирішувати кожен по одному, проблема в цілому вирішена не буде. Саме тому ми три тижні разом з експертами шукали шлях, який міг би вивести Україну з кризи і одночасно відповісти на вимоги Майдану — відправити у відставку Уряд,обмежити повноваження Президента, щоб він далі не міг одноособово розпоряджатися всією країною, і покарати винних у побитті мирних демонстрантів. Єдиний шлях, який може вирішити всі ці питання разом — це прийняття Верховною Радою Акта про повернення до легітимності конституційного ладу в Україні, і відновлення дії Конституції 2004 року, яку незаконно було відмінено. В результаті цього кроку ми, по-перше, звузимо повноваження Президента, по-друге, відправимо у відставку Уряд, по-третє, парламент отримає можливість обирати коаліційний уряд. Якщо сьогодні піти на те, щоб відправити у відставку Уряд без зміни системи влади в країні, залишивши абсолютну владу Президента і таку, дуже слухняну більшість в парламенті, то це закінчиться тим, що новий Кабінет Міністрів буде ще страшніший, ніж діючий, тому що цей Уряд заплямований кров’ю і урядовці хоч чогось бояться. А якщо, не змінюючи систему владу, переобрати Кабінет Міністрів, він буде здатен виконувати будь-які вказівки Януковича. Тому спочатку повернення легальної законної Конституції, і після того — зміна Уряду.

Добрый вечер! Мы все часто ошибаемся и святых нет. Человеку свойственно ошибаться .Если в вашей жизни ошибки, которые вы совершили и не хотелось бы вам извиниться перед теми людьми, которых в жизни обижали?

Да, конечно, как у всякого нормального человека у меня есть ошибки, и есть люди, перед которыми я готова извиниться. Но если Вы прозрачно намекаете на Тимошенко, то нет, я считаю, что Тимошенко — это преступник, который не должен был занимать должность премьер-министра ни при каких обстоятельствах.

За Вашим прогнозом коли Україна стане повноправним членом ЄС?

По-перше хочу сказати, що я не є палким прихильником термінового членства України в ЄС. Я вважаю, що нам треба підписати Асоціацію і за 10-15 років зробити все, щоб стати сильним партнером. І вже після цього можливе членство, але ми подивимося, яким на той час буде Європейський союз і які будуть його правила, адже ми бачимо, як на наших очах ЄС змінюється.

п.п.Інна,як на Вашу думку,на якому з майданів,серед його учасників,найвищий інтелектуальний рівень? І ще,чим пояснити,що Ваш рідний Харків терпить двух клоунів?

Я вважаю, що в Україні є один Майдан — Майдан гідності. А те, що зараз збирає ПР — це «мітинг на підтримку президента». Тут — вільні люди на віче, там — нещасні найманці в холоді і голоді. Нема чого порівнювати. Щодо Харкова… Допа і Гепа — це сором і біль мого міста. Їх не люблять, за них не голосують. Вони «зачищають» ЗМІ, забирають бізнес, обкладають всіх і вся оброком… Вони не залишаться в Харкові при владі. Все завершиться добром, а вони втечуть до Європи, проти якої так зараз закликають.

Ви запропонували створити нову більшість «За гідність», яка начебто має прийняти рішення про повернення до Конституції 2004 року. Наскільки це реально? Чи є депутати в парламенті під цю більшість? І чи можуть вони проголосувати за таке рішення?

Я впевнена, що повернення до легітимної Конституції зі змінами 2004 року і встановлення правил парламентсько-президентської республіки — це єдино можливий мирний спосіб розв’язання існуючої політичної кризи. Ця ідея вже втілена в підготовлений «Акт про повернення до легітимності конституційного ладу в Україні», який був схвалений на круглому столі фахівцями з конституційного права та лідерами опозиціі. А на засіданні комітету Верховноі Ради під керівництвом Давіда Жваніі цей документ запропонований для розгляду у Верховній Раді. Я впевнена, що під цей Акт ми зберемо необхідні 226 голосів, звузимо повноваження президента, оберемо парламентом новий уряд і підпишемо угоду з ЄС. Це займе час, але це буде! А на президентських виборах народ, сподіваюсь, не помилиться знову і відправить всіх політиків «пострадянського зразка» на пенсію.

Инна Германовна. Я как Ваш сокурсник,правда я окончил ХЮИ в 1988 году, и до последних событий был Вашим ярым противником, но как юрист и бывший эксперт криминалист, сейчас на пенсии, хочу дать маленький совет. На сегодняшний день генеральная прокуратура утверждает что идентифицировать бойцов беркута нет никакой возможности, так как они все были в одинаковой форме и не имели знаков различия по которым их можно было бы идентифицировать.Как бывший эксперт криминалист с приличным стажем могу утверждать обратное. Если на любом фото на котором зафиксирован факт избиения имеется участок обмундирования бойца беркута на котором есть любой шов, то есть стык примыкания одного куска ткани к другому, и это ткань имеет рисунок камуфляжа, то по различиям рисунков камуфляжа в месте примыкания любой эксперт криминалист даст Вам четкое заключение о том кому принадлежит форменная одежда на фото. Если ему будет предоставлено фото и сама форма бойцов беркута. Такое заключение возможно сделать если он был одет в камуфляжную форму. Если форма черного или другого однотонного цвета, то это сделать будет проблематично. А если камуфляж то тогда это заключение сможет идентифицировать хозяина этой формы так же как и дактилоскопическая экспертиза по отпечаткам пальцев, и будет иметь доказательную базу в суде. И еще один вопрос. Я как бывший одноклассник Александра Павловича и житель города Комсомольска не верю, как и весь город не верит, в то что он является главным виновником избиения студентов. Хотелось бы знать Ваше мнение. Так как после последних событий мое мнение в отношении Вас резко изменилось. Буду признателен за ответ и если понадобиться моя помощь или совет готов помочь.

Спасибо за профессиональный совет, он очень полезен, и я его обязательно использую, а также поделюсь с коллегами, которые занимаются установлением виновных в разгоне. Что касается Александра Попова, то я тоже не верю в его вину в разгоне, как, кстати, и большинство людей. Об этом я написала в своем блоге на «Украинской правде». Буду рада, если Вы прочитаете. Спасибо еще раз за рекомендации.

Ни один российский политик или высокопоставленный чиновник не побывал на Майдане. На Украине практически прописались Кокс и Квасневский, Майдан посетили Нуланд, Маккейн, откровенное давление на украинскую власть оказывает представитель ЕС по иностранным делам и политике в сфере безопасности Кэтрин Эштон, постоянный представитель США при ОБСЕ Даниэль Бэер, высокопоставленные чиновники и политики Польши, Литвы и США. По сути налицо факт внешнего управления страной, а Россию обвиняют в давлении на Украину. Объясните логику.

Понятно, что российские политики «путинского» типа просто боятся прийти на Майдан — потому что обилие чувства человеческого достоинства и свободы, которыми наполнен Майдан, просто растворят их. Они таким воздухом даже дышать не могут, они его просто не знают. Когда-то был фильм «Это сладкое слово «Свобода»» — вспомнилось. :) А европейцам и американцам здесь — как дома в лучшие времена. Они от такого обилия положительных эмоций просто балдеют. :) Как и мы, кстати. :)

Інно Германівно! Невже Ви вийшли з ПР? Якось навіть не віриться. Ви ж так захищали їх раніше. Як Вам далося таке рішення? Ви за євроінтеграцію?

Так, як і раніше, за євроінтеграцію. Я завжди захищала тільки те, що можна і треба захищати. Можна захищати економічні реформи, якщо вони є, чи конкретні справи чи досягнення… Але не можна захищати відмову від євроінтеграції, побиття дітей, рекет та жадобу до абсолютної влади. Тому вийшла. До речі, вже виходила у січні 2004 року з заявою про «азаровщину», в 2009 році — на знак протесту проти коаліції ПРиБЮТ. Покажіть мені в Україні людину, яка здатна на такі вчинки — тоді жартуйте. Дякую.

 

20 декабря 2013 года

Главред

Блицинтервью (Коммерсантъ)

Народный депутат ИННА БОГОСЛОВСКАЯ, заявившая о своем выходе из Партии регионов, рассказала корреспонденту «Ъ» ЮЛИИ РЯБЧУН о причинах этого шага и о том, что, по ее мнению, может остановить политический кризис в стране.

Увеличить— Вы активно поддерживали экономическую и гуманитарную политику Партии регионов (ПР). Чем обусловлено ваше решение выйти из ПР? 

— Это все клише и клише неправильные. Я стала членом партии в 2007 году, в 2009-м вышла из нее. Это было сделано в знак протеста против создания коалиции БЮТ и ПР. В партию я снова вступила только на этих выборах (в 2012 году.—»Ъ»). Первый раз, когда я была в правительстве Януковича—Азарова, я была там с подачи президента Леонида Кучмы, но ушла оттуда из-за несогласия с политикой Николая Азарова. Это с моей подачи появился термин «азаровщина». Так что мои отношения с ПР складывались довольно сложно. Просто когда общество выбрало эту политическую силу, и они пригласили меня работать в блоке экономических реформ, я согласилась. Тот штамп, что я, мол, противник Юлии Тимошенко,— это бред. Если парламент меня избрал главой временной следственной комиссии по расследованию газовых контрактов, то кто еще должен был говорить об этом? Это была моя работа. Я занималась ею полтора года. Так что клише и штампы, которые распространяются обо мне в интернете, к реальной жизни имеют очень мало отношения. 

— Будете ли вы голосовать за законопроекты оппозиции, например те, которые позволят экс-премьеру Юлии Тимошенко отправиться на лечение в Германию? 

— Да, за те законы, которые касаются лечения,— конечно, буду. Если встанет вопрос о ее амнистии или помиловании — исключено. Она виновата, я в этом убеждена. За такие газовые контракты человек должен отвечать. Однако на лечение пусть едет и освободит от своего влияния нашу страну. 

— Вы вышли из ПР, поскольку не согласны с разгоном Майдана? 

— Разгон Майдана стал последней каплей. Это та черта, которая говорит о том, что данная власть не может быть властью. Вторая причина — это отказ власти от евроинтеграции. Я член комитета Верховной рады по вопросам евроинтеграции, занималась этой проблематикой и за собственные деньги объездила всю Европу, убеждая политиков в необходимости принять Украину в свою зону влияния. Поэтому этот разворот — это величайшая политическая ошибка. 

— Вы как член правящей партии и профильного парламентского комитета знали, что курс власти изменится, до того, как Кабмин обнародовал свое распоряжение? 

— В понедельник мне стало известно от очень узкого круга лиц, что в высшем руководстве партии есть два человека, которые намерены продвигать идею паузы в евроинтеграции. Я предупредила их, что люди выйдут на улицы, что этого делать нельзя. Мне в ответ сказали высокомерно, что у них есть данные социологических исследований о том, что на улицы никто не выйдет. Ну вот. Имеем то, что имеем. 

— Как ваше решение воспринял глава фракции ПР Александр Ефремов? 

— Мы с ним еще не общались. Дело в том, что заявление я написала в субботу. Официально оно будет у него на столе в понедельник утром, в 9.00. 

— Одновременно с вами из ПР вышли Давид Жвания и Николай Рудьковский. Ваше решение было согласованным? 

— Нет, но я общаюсь с теми людьми, которые вышли и которые собираются выходить. Я не буду называть фамилий, эти люди должны принять самостоятельное ответственное решение. И сейчас нельзя их называть, чтобы не спугнуть или чтобы не вынудить их принимать такое решение. Это серьезное решение, каждый должен принять его сам. Речь может идти о том, что из ПР готовы выйти около 20 человек. 

— Вы намерены создать свою политическую силу, как это было в 2003 году, когда вы возглавили «Вече»? 

— Нет, сейчас этого делать не нужно. И кроме того, все политические проекты в Украине, которые будут создаваться сверху, обречены на провал. Нужно, чтобы общество захотело политических объединений нового типа. Чтобы не было выбора между Януковичем и Тимошенко, между Западом и Востоком. Общество должно созреть для набора ценностей, которые мы называем европейскими, а на самом деле это общечеловеческие ценности: неприкосновенность личности, частной собственности, законность, реальная борьба с коррупцией. Если общество созреет, я готова помочь создать любую общественную или партийную силу. 

— Не планируете ли вы вступать во фракции меньшинства? 

— Нет, это сейчас не моя игра. Я считаю, что сейчас надо забыть про свои гетманские амбиции и создать проевропейское политическое большинство. Мы впервые за все годы независимости имеем больше 50% тех, кто хочет европейского будущего. У нас есть все возможности переформатировать парламент и создать там новое проевропейское большинство. 

— Вы говорили, что имеете свой план действий по выходу из сложившейся в стране ситуации. Каковы его основные тезисы? 

— Эти планы сейчас меняются каждый день. До ночного разгона Майдана у меня был четко прописанный план для ПР и фракции. Предполагалось создать демократическое крыло внутри партии, которое взяло бы на себя ответственность за переубеждение руководства партии в пользу европейского курса. После ночного избиения детей на Майдане я понимаю, что эта тактика полностью себя исчерпала. Виктор Янукович должен был немедленно уволить всех, кто причастен к разгону Майдана, поехать в Европу и начать договариваться о внеочередном европейском форуме, чтобы подписать соглашение об ассоциации. До начала сегодняшнего митинга власть должна была полностью переформатироваться внутри, но они этого не сделали. Президент к обществу не выходит. Ведет ли он переговоры с европейской элитой, мы не знаем. 

— Как, по-вашему, будут дальше развиваться события? 

— Сегодня я была с людьми на Народном вече, и многие говорили о сценарии Чаушеску для Украины. Я убеждала всех, что Румыния до сих пор не отошла от того ужаса, и ничего подобного у нас предпринимать нельзя! Но я уверена, что если власть ничего не будет делать и дальше, такой сценарий станет реальным. Сейчас я вижу только один вариант развития событий — мы должны в Верховной раде сформировать проевропейское большинство и поставить перед спикером Владимиром Рыбаком вопрос о его готовности организовывать работу парламента в новых условиях. Если он не способен этого делать, значит нужно менять спикера. И нужно любыми путями договариваться с властью о досрочных президентских выборах. Другого варианта уже нет. 

— Могут ли последние события в Украине ускорить процесс подписания соглашения об ассоциации? 

— Если бы Виктор Янукович подписал соглашение об ассоциации и подал в отставку, это было бы идеальным вариантом. Тогда бы мы уберегли Украину от гражданского противостояния и кровопролития. Это было бы идеальным геополитическим сценарием. И это было бы очень хорошим сценарием для Януковича и членов его семьи — это бы обеспечило их физическую неприкосновенность. 

— Вам известно, где сейчас находятся президент и члены правительства, чем они занимаются? 

— Я об этом и говорю! Президент с понедельника должен безвылазно сидеть в парламенте и находить способы выхода из политического кризиса. А он что? Летит в Китай, а потом летит в Россию! К огромному сожалению, за три последних года создалась пропасть в коммуникации между властью исполнительной и законодательной, между президентом и обществом. Это привело к искажению информации. Власть не понимает, что происходит в обществе, и делает одну ошибку за другой. Они пожинают плоды закрытой средневековой манеры управления. 

Газета «Коммерсантъ Украина», №199 (1902) 

Інна Богословська, про запровадження нових податкових правил, наскільки підготовленою виявилась держава, як попрацювали урядовці і як на початках почувається бізнес

Увеличить«Радіо ЕРА» FM. Программа: «Від першої особи».

Від першої особи
Податковий кодекс набув чинності 1 січня, однак підготовка пдзаконних нормативно-правових актів, можна сказати, була провалена. Як діяти платникам податків і контролерам у відсутності нормативно-правових актів і хто контролюватиме ці питання? Загалом це нормальна ситуація?



Світлана ОРЛОВСЬКА: Сьогодні наша гостя: Інна Богословська, народний депутат України від фракції Партія Регіонів. Поговоримо про запровадження нових податкових правил, наскільки підготовленою виявилась держава, як попрацювали урядовці і як на початках почувається бізнес. Оскільки наступного тижня відкриється 8-ма сесія парламенту, то є сенс поговорити про принципові питання цієї сесії Верховної Ради. Ними стануть, як прогнозують самі політики, Конституційна і Пенсійна реформи. Які тут вимальовуються перспективи поговоримо сьогодні.
Податковий кодекс набув чинності 1 січня, однак підготовка пдзаконних нормативно-правових актів, можна сказати, була провалена. Я зацитую: «Усього кодекс передбачає затвердження 192 таких документів. З них 140 повинні були в ступити в силу одночасно з кодексом 1-го січня. З них в установлений термін вступило в дію лише 2 постанови Кабміну. До 11 січня кількість вступивших в силу постанов збільшилося до 9 штук. І до них додалося три накази Державної податкової адміністрації України.» Як діяти платникам податків і контролерам у відсутності нормативно-правових актів і хто контролюватиме ці питання? Загалом це нормальна ситуація? Так мало відбуватися?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Безумовно, ми змушені сьогодні констатувати, що Міністерство фінансів, яке відповідальне за розробку цих підзаконних актів, не впоралося зі своєю роботою. І фактично — це вже червона картка. Тому що жовта була тоді, коли був поданий дуже сирий Податковий кодекс, який ми були змушені повертати до Кабінету мінінстрів. Сьогоні є проблема — те, що фактично Кабінет міністрів, а саме Міністерство фінансів виявилося не готовим до нормального підходу, до реалізації Податкового кодексу. але я хочу зробити оптимістами всіх платників податків. Оскільки ми наполягли на введенні презумпції невинуватості платників податку до кодексу і прямо сказано, що якщо є колізія в законодавстві, то вона повинна завжди трактуватися на користь платника податку. Тому саме держава буде винна в тому, що за наявності відсутності тих чи інших підзаконних актів, платник податку зможе трактувати податкові положеня на свою користь і ніхто не буде в праві його покарати. Тому що саме влада, виявляється, сьогодні не виконала завдання, які на себе взяла. Фактично передбачивши в кодексі величезну кількість підзаконних актів, які повинні були бути прийняті Кабінетом міністрів. Я думаю, що сьогодні взагалі питання гальмування реформ є питання номер один. Ми абсолютно точно відчуваємо, всі, хто має відношення і до парламентської роботи, і працює з органами виконавчої влади, і працює з державними адміністраціями, ми весь час отримуємо від них інформацію: десь прохання, десь скарги від платників податку, від людей. Ми бачимо, що ініціативи по реформуванню, які йдуть від Президента, як від суб’єкта реформування, який взяв на себе відповідальність, гальмується величезною кількістю бюрократів, які за жодних умов не хочуть розставатися зі своїми повноваженнями. Ми бачимо, що нема того скорочення, яке наполегливо вимагається. Ми бачимо, що нема виконання величезної кількості повноважень виконавчими органами, які вони повинні робити. Наприклад, Мінстерство фінансів, яке повинно вже було змусити суспільство забути про ці проблеми і надати весь пакет необхідних документів. В тому числі ми бачимо, що не іде жодного повернення повноважень на місцеві рівні влади і центральна бюрократія тримає зубами.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Спротив відчувається?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Так. Я, чесно кажучи, Вам скажу, я думала, що нас бюрократи більше будуть боятися. Складається враження, що вони не бояться нічого. Може в когось з’явилося відчуття, що якщо нова влада, то ніхто не троне своїх. Але я хотіла навести вже декільки прикладів стосовно навіть членів Партії Регіонів, коли сьогодні пан Гриценко, бувший спікер парламенту Криму, затриманий і також величезна кількість вже сьогоднішніх фахівців, які від нової влади поставлені на свої місця, притягаються до відповідальності. Я хотіла сказати бюрократам, що вже змінюється ситуація в країні і треба повертатися в лоно закону, виконувати те, що треба, діяти за нормами закону. Я впевнена, що дуже тяжко, але результативно пройде період реформ. Бо просто в такому стані, як ми зараз, далі жити не можливо. І ті, від кого ми зараз відчуваємо супротив, я впевнена, пожалкує про це рано чи піздно.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Я хотіла зупинитися на праві Державної податкової служби на проведення перевірок. Воно викладено у статті 20 досить лаконічно. Але наврядчи відшукається такий платник податку, який не знає, наскільки потужним може бути такий інструмент. І тут запроваджуються так звані фактичні перевірки. Їх особливістю є те, що платник податків попередньо не попереджається. Але навіть суть не в цьому. Я переглянула ті підстави, на яких можуть проводитися фактичні перевірки, і їх надзвичайно довго перераховувати, але висновок напрошується сам собою, що можуть прийти за будь-яких умов, прийти і здійснити фактичну перевірку. Тобто обмежень абсолютно не існує.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Це не один випадок того, як ми намагаємось інтегрувати ті правила в Україні, які гарно працюють за кордоном, а в нас вони можуть просто перетворитися на протилежне. В будь-якій європейській країні фінансовий чи податковий інспектор дійсно має право за будь-яких умов піти до платника і перевірити ті параметри, по яких чітко можна сказати чи є укриття податків, чи є відхилення від податкової дисціпліни, чи нема. Але ми знаємо, що на заході податковий інспектор, перш за все, відповідає за ефективність діяльності об’єкту перевірки. Тобто, податковому інспектору дають нагороди, якщо завод працює гарно, за який він відповідає, і його попереджають або можуть звільнити, якщо завод банкротіє. Тому що вважають, що саме податковий інспектор повинен не тільки карати, але і допомагати платнику податків краще виконувати податкове законодавство. В нас нажаль фіскальний підхід, а я би навіть сказала конфіскаційний підхід ще в головах практичної більшості податкових інспекторів. Саме тому інспектор зараз вважється не як людина, яка може допомогти в ситуації, особливо в ситуації невизначеності. Новий кодекс прийняли, а питань більше ніж відповідей. А людина, яка може в кожну хвилину прийти, а ще й хабаря взяти. Зараз підприємці кажуть, що якщо навіть десь п’ять років тому давали хабаря і хоча б були впевнені в тому, що все закінчено, то сьогодні і хабаря беруть і питання не вирішують, і це все стає величезною машиною, яка просто давить підприємця. Я впевнена, що сьогодні ми будемо мати величезні процеси в Податковій службі. Ми знаємо, що в нас величезний центральний апарат, в нас надзираючих зараз значно більше ніж працюючих інспекторів. В нас дуже мала зарплата інспекторів, а при цьому великі доходи центрального апарату. Я знаю, що цьому теж приділяється величезна увага Президентом України і чим більше зараз підприємці будуть звертатися до влади з вимогою змінити підхід, тим скоріше ми подолаємо тей супротив, який зараз є. Ми можемо сказати, що фахівців в податковій службі багато, бо дуже багато уваги приділялося цій службі за останні 15 років. Але і звички дуже погані залишилися теж. Тому я би просила зараз підприємців не мовчати. Обов’язково писати. Пишіть до Парламенту, до адміністрації Президента, до прем’єр-міністра. Тяжкий період реформ. Ми виростили такого корупційно-бюрократичного дракона в країні. В нас бюрократія стала класом, у якого всі засоби виробництва — це папірець і ручка. І ми повинні розуміти, що за 8 місяців чи за один рік ми не подолаємо цього. І якщо це буде робити тільки влада без суспільства, то результату небуде. І якщо буде робити тільки суспільство без влади, результату теж не буде. Тому я прошу всіх не бути мовчазними, звертатися, писати. Кількість переросте в якість. Буде дуже тяжкий процес. Якщо є величезне корито, з якого харчуються всі, і це корито в якийсь момент замінюється на нормальну мисочку і всім кажуть, що візьміть виделку і ніж, і почніть працювати так, як треба. То хто погодиться просто так.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Арсеній Яценюк пропонує Верховній Раді провести слухання на тему наслідків проведення в Україні податкової реформи і відповідний проект постанови вже зареєстровано в Парламенті. На скільки слушною Ви вважаєте таку пропозицію і чи підтримуєте Ви її?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Сам підхід вже визначає конфронтацію. Наслідки введення. Якщо поданий — це що аналіз проблем, які потрібно вирішити, які виникли за період імплементації, то я думаю, що це було б краще. Ми повинні вийти в нормальне поле, і суспільству, і владі зрозуміти, що більше такої вакханалії, як це було раніше, що кожен рік в нас будуть вибори і кожен рік ми будемо тільки займатися популізмом, не буде. Тому і опозиції треба звикнути до того, що зараз через коліно нічого не зробиш. Треба робити нормальні конструктивні пропозиції. А вже воювати під час передвиборчої компанії, яка буде два-три місяці. Зараз треба навчитися толерантніше підходити. Якщо така грозна назва «наслідків впровадження», то це знаєте, як наслідки Другої Світової війни. Давайте підходити іншим чином. Є проблеми, які стають очевидними. І ще не стали, до речі. Тільки півмісяця пройшло з моменту введення в дію. Поки що презумпція невинності працює на платника, тому я, як консультант і адвокат, можу сказати, що скільки влада не прийме підзаконних актів, стільки платники будуть в гарнішому стані, ніж влада. Тому що на будь-яку суперечку вони скажуть, що вони трактують цей закон так і закон на їх користь це трактує. І це вже податкова повинна буде сказати, чому вона не видала підзаконні акти чи Кабінет міністрів не прийняв, якщо він вважає, що там іншим чином повинно регулюватися. Тобто на сьогодні завдяки тому, що ми все ж таки подалали намагання податківців зробити презумпцію винності платника. І ми зараз прийняли презумпцію невинності. Тобто я, як парламентар, можу сказати, що в мене серце більш-менш спокійне, тому що я знаю,що не будуть рвати сьогодні підприємці, так як нема на це підстав. Але нам повинна надходити інформація від самих платників, тобто від суб’єктів, тих, хто кожень день живе у цьому. Вони зараз здадуть перші звіти по результатах січня. Вони побачать, як діють ці фактичні перевірки. Нам треба мати цю інформацію, щоб сьогодні швидко реагувати. Сьогодні парламент навчився досить швидко реагувати завдяки тому, що є консолідована більшість і є парламент, Кабмін і адміністрація Президента, які в цілому бачать однаково, але не завжди «догрібають» так, як треба поки що, то в нас є можливість досить швидко реагувати. Я можу сказати, якщо ми будемо мати кількість скарг, заяв і пропозицій, які будуть про одне, то я не бачу проблем, щоб швидко внести зміни до кодексу. Я думаю, що Ви знаєте, що було намагання внести мораторій на зміни до Податкового кодексу. Тобто прописати, що протягом п’яти років не можна до нього вносити змін. Ми категорично були проти цього, розуміючи, перш за все, недостатню проробленість. По-друге, дуже стрімко змінюється економічний світ. І якщо 20-ть років тому можно було казати, що в п’ятирічний термін більш-менш можна було сказати, які будуть параметри, то сьогодні криза одна, друга, всі очікують у 2012 році ще одну хвилю світової кризи. Тобто ми готові змінювати. Ми розуміємо, що треба буде це робити. Тому будьте активними і будь-ласка звертайтеся. Будемо швидко аналізувати і змінювати те, що буде не робочим.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Президент анонсував створення Конституційної асамблеї. На день соборность він заявив наступне: «Влада не нав’язуватиме країні своє бачення Конституційних змін. З метою підготовки проекту нового основного закону розпочне роботу Конституційна асамблея, яка об’єднає представників усіх зацікавлених політичних сил та громадських організацій, готових до серйозної, професійної дискусії з конституційних проблем.» Як Ви гадаєте політиків потрібно допускати до цього процесу?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Не треба забувати, що все ж таки суспільство — посттоталітарне. В нас ще десь років 50 будут жити ті люди, які народилися в тоталітарній країні, які з молоком матері впитали тоталітарні традиції, тому нам дуже небезпечно робити такі прості інструменти. Наприклад, винести на референдум текст Конституції. Скажіть будь-ласка ми повіремо з Вами, що українське населення буде на референдумі розуміти, яку Конституцію йому дали, в тонкощах норм і так далі.

Світлана ОРЛОВСЬКА: З опозиції наполягають саме на тому, щоб текст Конституції виновсився на референдум.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Це чиста профанація.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Оскільки єдиним джерелом влади у нас є народ. Так записано в Конституції.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Давайте будемо чесними. В нас книжок вже мало, хто читає. Інтернет став фактично таким замінником книжок. А мати надію на те, що суспільство відповідально віднесеться до тексту Конституції в цілому – це марна надія. Але в нас самою Конституцією передбачено, що є два розділи 1-й і 13-й, в які можна вносити зміни тільки на підставі референдуму. Тому саме в цій частині я впевнена, що нам потрібно буде це робити. Наприклад, треба розуміти, що ми не можемо далі жити з таким територіальним устрієм. Тому що всі ці території були нарізані по двох принципах за радянських часів: по кількості членів Комуністичної партії Радянського Союзу і під план мобілізації на випадок Світової війни, коли швидко треба зібрати війська. Ми розуміємо, що в умовах 21 століття такий адміністративний устрій — це просто провалля. Держава не керована за таким територіальним устроєм. Коли всього чотири регіони є донорами бюджету, а всі інші — ні. Тобто тільки чотири виробляють більше, ніж споживають. А інші споживають більше, ніж виробляють. При тому що ми досі не розібралися, скільки взагалі держави повинно бути. В нас держава сується в ті справи, в які в жодній нормальній країні не повинно бути. Ми отримали пострадянського монстра, на якого навішали сучасні цяточки, одягли в сучасний одяг, а в середині такий ржавий механізм. Яку сферу не намагаєтесь реформувати, Ви лобом впираєтесь в ржавий стовб. Ми повинні розуміти, що за таких умов ніколи в нас добробуту не буде. Тому, хочемо ми цього чи ні, нам треба буде корінним чином реформувати і територіальний устрій, і співвідношення державних функцій, і функцій державного самоврядування, і функції судової системи, і функції прокуратури. Нам треба реформувати правоохороні органи, тому що вони фактично залишилися всі пострадянські. Вони надмірно політизовані. Тобто, все те, що ми 20 років не робили завдяки тому, що ресурс радянський ще працював, сьогодні вже працювати не буде. Тому що навіть будь-який автомобіль має свій термін використання. От пострадянська машна вже все. Це вже метал, ходової частини немає і двигун вже не працює. Треба робити нову машину, яка почне працювати, і на ній можна буде їхати у світле майбутне. І ми повинні розуміти, що до Конституції треба підходити саме так. Широке обговореня з науковими колами суспільства, громадськими організаціями.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Президент наголошує на тому, що буде залучено громадські організації. Але якщо ми говоримо такими алегоріями, Ви кажите машина, що має свій термін придатності, що необхідно все змінити. Але для того, щоб ця машина не перетворилася в машину VIP-класу, які мають бути закладені механізми або цей процес був справді прозорим, публічним і щоб нова редакція основного закону була написана для країни, для людей, а не написана під когось?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я думаю, що саме поєднання процедур, громадське обговорення, написання серед фахового середовища, обговорення після того, що напишуть фахівці вже в парламенті – це, може, деяким чином, збалансування інтересів різних соціальних груп. Я категорично проти того, щоб хтось під ковдрою написав текст, після того його кинули на референдум, люди, не дивлячись, за що проголосують, а може хтось і взагалі намалює результат реерендума, а після того ми будемо мати, як результат суспільний супротив, який може привести і до революції. Цього робити не можна. Треба навіть тим, хто звик робити через силу, зрозуміти, що суспільство зараз інше. Суспільство з одного боку вимагає сильної і відповідальної влади, і ми на це повинні відповісти. А з іншого боку, воно вимагає відкритої, цивілізованої процедури. Тому майстерність сьогоднішньої влади саме в тому і буде, щоб з одного боку навести порядок і не перейти до репресій, а з іншого, зробити сильну відповідальну владу, але не зробити її авторитарною. Тобто ми повинні сьогодні вирішити ті проблеми, які наприклад, Європа сучачна вирішувала в 18-19 столітті, коли вона формувала підвалини тих суспільств, які зробили фактично всіх людей щасливими протягом досить великого часу.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Чи потібна Україні така Пенсійна реформа, з підвищенням пенсійного віку і збільшенням нормативного страхового стажу?
Б В цілому потрібна. Той шлях, яким йшли до сьогодні — це знову ж «граблі». С Налоговым кодексом уже наступили, когда написали его в тени кабинетов, а потом выдали, и непонятно было, как смотреть в глаза людям. Така ж ситуація була з першим проектом Пенсійної реформи, який навіть побоялися показати всім. Навіть декілька державних інституцій, яким дають на експертизу будь-які реформаторські проекти, взагалі не бачили в очі того проекту, який подавався. Чи раніше, чи пізніше президент все-таки прийме радикальне рішення щодо заміни у сьогоднішній владі людей, які взагалі не зрозуміли, в якому суспільстві вони живуть. Якщо хтось намагається продовжити практику Візантійщини: писати закони, потім за один день їх проштовхувати в парламент, а після того ніхто не несе відповідальності за суспільне обурення чи протести — такого вже не буде.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Чи можливий альтернативний шлях, адже реформа не проводилася дуже довго? Можливо, ми вже стоїм на такому шляху, що в нас іншого немає, зважаючи на те, що в нас рівень життя зовсім інший, ніж у Європі, і тривалість життя інша?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: На пострадянському просторі Україна залишилася єдиною країною, де не проведена пенсійна реформа. В деяких країнах радикальні реформи. Проводити реформу необхідно. Сьогодні треба зробити перший крок, навіть не в рамках пенсійної реформи — скоротити різницю між мінімальними та максимальними пенсіями. Бо того, що ми зараз маємо в результаті таємної праці уряду Тимошенко та її парламенту ,коли в десятки разів було підвищено пенсії державним службовцям, особливо вищій категорії чиновників — пенсії до 60-70 тис. грн. — такого не повинно бути. Для цього не треба чекати прийняття пенсійної реформи. Нам треба сьогодні прийняти цей законопроект. Я маю надію, що його подасть Кабінет Міністрів. Якщо вони цього не зроблять наступного місяця, то ми знайдемо підписи серед депутатів всіх фракцій і проведемо цей законопроект. Просто люди ображені, що на пенсії так спекулюють. Так само і в системі зарплати держслужбовців ми маємо різницю в десятки разів. Щодо самої реформи. В нас чоловіки на 5 років пізніше виходять на пенсію, притому що тривалість життя на 7 років менше, ніж тривалість життя жінок. Тобто, ми маємо перекос. Чоловіків менше від загальної маси населення — 48%. Вони довше працюють на своїй роботі. І в них менше життя. На чоловіках держава не доплачує і переплачує дуже сильно на жінках, тому що вони на 5 років раніше виходять, і на 7 років в середньому більше тривалість життя. По-друге, спеціальні режими виходу на пенсії для деяких категорій — 45 років — це «хлопці». І потім вони вдома не сидять. Це величезні витрати. Крім того, ми маємо величезну кількість професій, які ще давно-давно були «рабовласницькими», і держава дозволяла рано вийти на пенсію. Ми повинні розуміти, що якщо ми живемо за законом, який фактично прописувався в 60-ті роки, а сьогодні реалії та демографія зовсім інші, ми повинні привести законодавство у відповідність. По-друге, смертність в нас значно перевищує народжуваність. Японія назвала тему демографії найвищою небезпекою для суспільства. В Японії один працюючий забезпечує одного пенсіонера. Держава винесла цю проблему «на щит» і сказала, що якщо країна не вирішить цього питання, то вона буде знищена, тому що вона проїсть сама себе. Ми знаходимося за десять років до досягнення такого ж рівня співвідношення. Але в Японії ВВП на душу населення в 40 раз вище ніж в Україні.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Ви вважаєте, що можна провести Пенсійну реформу без підвищення пенсійного віку?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Для жінок — з підвищенням. Для чоловіків — я впевнена, що до тих пір, поки ми не досягнемо більшої тривалості життя, чоловікам не можна підіймати. Сьогодні тривалість життя чоловіків — 62-65 років. Цього не можна робити. Що стосується жінок, то вирівнення віку для жінок та чоловіків — це нормальна процедура, оскільки умови праці для чоловіків та для жінок в соціальній сфері фактично рівні. Те, що це буде робитися поступово протягом 6-7 років — це теж номальна процедура.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Тігіпко казав, що це буде відбуватися протягом 10 років.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Якщо будемо нормально рухатися економічно. Це залежить від того, в якому стані людина йде на пенсію. Якщо вона йде на пенсію, коли пенсія не забезпечує прожиткового мінімуму, то щоб ми не робили з віком, це не вирішить проблеми. З одного боку, ми повинні прибрати дисбаланс, який тягнувся десятками років, а з іншого боку, зробити так, щоб людина, виходячи на пенсію, мала можливість жити нормально. Це стосується не тільки самих пенсій, але й соціальних гарантій, плати за житло, комунальні послуги, медичні послуги. Це величезна купа питань, які треба вирішувати. Популізм, який всі 20 років нашої незалежності був величезним гаслом, і фактично тільки Леонід Кучма на якомусь етапі свого правління зміг зробити декілька дуже суттєвих реформ, маючи резерв в часі, які дали нам можливість після того вийти з 15 тис. % річних інфляції до 15% зростання. Це можливо зробити, коли є сильний фундамент, коли є розуміння, що влада прийшла хоча б на два терміни. Тоді десь посередині цього терміну є можливість провести сильні болючі реформи, тому що після того ми отримаємо результат. Все рещта часу в Україні був тільки популізм. Як би когось не образити та отримати більше на підтримку. Всі проблеми ховали. Це як з раком зараз в Україні. Рак лікується у величезній кількості випадків, але тоді, коли він виявлений своєчасно. Коли доходять до пухлини, то фактично вилікувати не можливо. Ми сьогодні повинні зрозуміти, що поки в нас є час вилікувати суспільство та економіку держави, але ми повинні розуміти, що хворий владний інструмент. Людям від цього погано.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Президент сказав, що Пенсійна реформа має відбутися безболісно для людей. Говоримо про те, коли старість буде справді в радість.
СЛУХАЧ: Игорь, Харьков. Насчет сверхвысоких пенсий. Насколько я помню, министр внутренних дел президента Кучмы, Белоконь, который после Оранжевой революции сбежал в Россию, установил себе пенсию 80 тыс. грн. Такая порочная практика установления сверхвысоких пенсий существовала еще до Тимошенко. В 2005 или в 2006 году, выступая на радио «Эра» Вы заявили, что Тимошенко, будучи премьер-министром Украины повышает пенсии пенсионерам и зарплаты бюджетникам. Таким образом, она пытается завоевать дешевый популизм у «люмпина». То есть тех людей, которые отдали свою жизнь и здоровье отечественному производству, которые работают в бюджетной сфере, Вы обозвали «люмпинами». Пользуясь случаясь, я хотел бы потребовать от Вас, чтобы Вы принесли извинения этим людям.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Извините, пожалуйста, но мне кажется, что Вы — не по адресу. Моя фамилия — Богословская, а не Тигипко. Вы называете слова, которыя я не употребляю. Это — не мой лексикон.
СЛУХАЧ: Чому після приходу Партії Регіонів у Києві перестали виділяти житло лікарям-фтізіатрам. Після 10 років роботи з активним туберкульозом я стала у чергу стотисячною.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Чесно кажучи, не знаю цієї проблеми. Дякую за запитання. Я дам своїм помічникам завдання, щоб вони розібралися в темі і, якщо Ви звернетеся до мене на адресу Верховної Ради, я зможу дати Вам ретельно перевірену інформацію.
СЛУХАЧ: Якщо робити Пенсійну реформу, чому не відмінити 30 пенсійних законів, та зробить один справедливий закон? Я не хочу сказати, щоб у всіх було однаково. Але закон має бути один. Закон, що працює зараз, зробила прокомунічтична Верховна Рада. Вони для себе всі льготи, всі пенсії зробили. А тепер бояться зупинити і ніколи не приймуть нового.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я абсолютно підтримую Вашу позицію. Нам треба зрозуміти, що ми стільки наворотили в пенсійній системі, що вона не задовільняє абсолютну кількість людей, а лише невеликий прошарок тих, хто має спеціальні пенсії. Не требе чекати на Пенсійну реформу, щоб змінити співвідношення між максимальними та мінімальними пенсіями. В 1-му кварталі ми повинні цей закон прийняти. Я думаю, що ми його таки приймемо. Саме в цьому і полягає сутність Пенсійної реформи, щоб замінити роздроблене посткомуністичне пенсійне законодавство на сучасний пенсійний закон, який дійсно введе справедливі та прозорі інструменти, які будуть надавати можливості людям отримувати пенсії від кількості, якості та тяжкості праці. Це — непросте завдання, але оскільки всі країни, і навіть на пострадянському просторі, краще вирішили це питання, ніж ми. То в нас є величезна впевненість, що і ми зможемо зробити значно краще законодавство, ніж маємо.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Теза Президента щодо того, що пенсійна реформа має відбутися безболісно для людей? Наскільки це можливо?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Сьогодні ми бачимо, що навіть пенсійного віку для жінок закладенно по півроку на кожен рік. Тут є безболісність. Для спеціальних категорій, за якими ми плануємо підіймати вік, будуть передбачатися компенсаційні механізми. Це не буде так, що людина залишається сама перед собою, як це було три-чотири роки тому, коли заявили, що буде зовсім інший порядок обчислення пенсій для міліціонерів, і масово звільнялися з міліції кращі фахівці, і після того не могли їх набрати. Не можна наскоком такі питання вирішувати. Ми повинні зрозуміти, що сьогодні ті, хто отримує надвисокі пенсії — для них буде болісно, коли в них це заберуть, але це буде безболісно для суспільства, тому що це буде справедливо. Треба рухатися кроками. Я думаю, що ми не зможемо прийняти пенсійний закон в такому стані, щоб він задовільнив всіх. Тому требе буде поетапно до цього переходити. Змішану систему давно треба було робити. Краще б було, якби змішану систему ввели напередодні економічної кризи. Накопичувальна система полягає в тому, що кожна людина буде мати свій спеціальний рахунок в банку, на який буде нараховуватися відповідна сума з її заробітної плати, і цей рахунок може передаватися нащадкам. Тобто, рахунок і гроші на ньому фактично стають приватною власністю людини, але з обмеженим користуванням. Оскільки вона може користуватися цими грошима або після настання пенсійного віку, або багато держав дозволяють розпоряджатися цими грошима — внести в інвестиційний фонд, використовувати на придбання житла.

Світлана ОРЛОВСЬКА: Хотілося б поговорити про недержавні пенсійні фонди — третій рівень, і наскільки держава може гарантувати їхню функціональність та захищеність громадян у них.
СЛУХАЧ: Харьков. Вы говорите о реформах. Когда в квартире начинаешь ремонт, понимаешь, что получишь в результате. С Вашими реформами неясно, когда они закончатся и что будем иметь? Во-вторых, кто их делает? 16 лет Азаров делал бюджеты и загнал страну со своей налоговой в тень. Теперь он говорит, что это плохо и хочет все переделать заново. Человек просто не умеет нормально читать
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Центр инициатив по реформам сегодня принадлежит, конечно, президенту. Сегодня мы четко ощущаем огромное сопротивление бюрократического аппарата этим реформам. В ближайшие 3-6 месяцев мы увидим очень жесткую реакцию на это сопротивление, потому что так дальше продолжаться не может. Страна без реформ — нежизнеспособна. Если мы сталкиваемся с сопротивлением аппарата, который не желает проводить эти реформы, значит этот аппарат должен быть смещен.

24.01.2011 р.

Реклама Google

Карты Таро? — система символов, колода из 78 карт. Из множества теорий о происхождении карт Таро ни одна не дает точного ответа, где и когда они появились впервые. Таро

Аюрведический эликсир молодости проверенный веками!
Чаванпраш— это один из наиболее известных древних целебных препаратов, благотворное действие которого подтверждено многотысячелетней историей. Чаванпраш рекомендован в качестве средства для профилактики и комплексного лечения. Чаванпраш стимулирует иммунную систему организма. Чаванпраш

Інна БОГОСЛОВСЬКА, народний депутат від фракції ПР про місцеві вибори, про утиски влади і підготовку фальсифікацій та про прийняття податкового кодексу

Увеличить«Радіо ЕРА» FM. Программа: «Від першої особи». В гостях Інна БОГОСЛОВСЬКА, народний депутат від фракції ПР. До місцевих виборів залишилось всього кілька днів. Чи не з усіх областей чуємо заяви від опозиційних і не тільки в опозиційних сил про утиски влади і підготовку фальсифікацій, і про це ми обов’язково говоритимемо в програмі. Але розпочати я хочу з не менш важливої теми: якось на другий план відійшли дискусії щодо прийняття податкового кодексу.

Сергій СУЛИМ: Литвин повідомляв, що орієнтовно 4 листопада може розпочатися розгляд податкового кодексу, який, як відомо, вже було прийнято в першому читанні.
Наскільки ефективно зараз триває робота по доопрацюванню податкового кодексу, такого важливого для країни документу?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Перш за все всі, кого лякає, що кодекс буде прийнятий в сьогоднішньому вигляді, повинні знати, що сьогодні розглядається більше ніж 2 тисячі поправок, і розглядаються вони в дуже ліберальному сенсі. Тому якщо перший кодекс був досить фіскальним, був відкликаний кабміном, другий кодекс був симбіозом фіскальної і ліберальної політики, і сьогодні є велика надія, що кодекс врешті решт стане більш агресивним. Всім очевидно, що за існуючої податкової системи Україна нічого гарного не побачить, всім зрозуміло, що підходити так, як намагалися, в сенсі, що податковий інспектор буде цар і бог, буде мати повноважень більше, ніж всі правоохоронні органи разом взяті, такого теж не буде. Думаю, що до кінця листопада ми кодекс приймемо в парламенті, ми будемо мати дуже прискіпливу роботу президента і його адміністрації, вето президента на деякі положення, а в результаті може з 1 січня може цей кодекс і вступить в дію, але він буде зовсім відрізнятися від тієї версії, яка прийшла в парламент і була ухвалений в першому читанні

Сергій СУЛИМ: В чому головна проблема тієї версії? Ми знаємо, що ті, хто підтримують цю версію, говорять, що там знижується податковий тиск, що там є канікули для бізнесу. Ті ж, хто критикує його, говорять, що там дуже підсилюється система адміністративна і так далі.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Перший проект податкового кодексу починався ще в 2003 році, зовсім для іншої економічної ситуації і за інших соціально-економічних умов, і це бува абсолютно, я б навіть сказала, не фіскальний, а конфіскаційний кодекс, за яким дуже велика кількість повноважень отримала податкова адміністрація. Тому саме влада, саме більшість зробила все для того, щоб ми мали інший кодекс. Його текст був опублікований, і фактично всі громадські організації змогли додавати свої пропозиції і зауваження до кабміну. Тобто ми відкрили текст, що, з моєї точки зору, мало б бути зроблено з початку. Цей кодекс продемонстрував, що Україна за сучасних умов має переходити до іншої моделі розробки таких важливих законів як податковий кодекс, тобто ці закони мають обговорюватися до того, як вони вносяться і приймаються. До речі, в США без експертизи громадських організацій законопроект навіть не вноситься до слухання в конгресі. Ми ще не доросли до такого розвитку, але ми повинні розуміти, що не рахуватися з думкою громадських організацій, професійних і експертних кіл не можна.

Сергій СУЛИМ: Тобто перша помилка була в тому, що не порадилися з громадськістю.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Абсолютно вірно. Не тільки з громадськість, але з експертним колом.

Сергій СУЛИМ: Але чи виправили цю помилку? Чи врахували думку експертів і громадськості?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: З моєї професійної точки зору кодекс сьогодні досить еклектичний. В ньому є дуже сучасні новації – і нульова ставка для легкої промисловості, і дуже суттєве зниження ПДВ і податку на доходи, перегляд бази оподаткування в багатьох випадках, і зведення до спрощеної системи податкового і бухгалтерського обліку — словом, дуже багато гарних новацій. З іншого боку не убрали в адмініструванні досить драконівських заходів, і я особисто подала більш ніж 50 поправок до розділу адміністрування, при тому що більш ніж 200 моїх поправок вже враховано. Я не виключаю ситуацію, що кодекс буде двічі направлений на друге читання – перша спроба прийняти його в другому читанні, доробка і друга спроба. Я очікую що лише наприкінці листопада ми зможемо прийняти цей кодекс.

Сергій СУЛИМ: У вас з прем’єром Азаровим досить складні відносини. Ми пам’ятаємо ваші висловлювання про нього, а потім ви сказали, що він дуже змінився, але попри все ви називали консерватором і фіскальщиком. Так от, чи може під керівництвом такої людини, яку ви вважаєте консерватором бути підготований податковий кодекс, який повинен бути спрямований на реформи?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: В цьому і головні суперечки в податковому кодексі. Уряд Азарова є урядом стабілізації всіх процесів в Україні, він не є урядом реформ, тому що починати реформи на руїні, яку ми тримали від минулої влади, неможливо. Спочатку треба привести до ладу те, що ми маємо. Я говорила, що прем’єром ми маємо обрати людину, яка може загальмувати процес розпаду, вистроїти нову вертикаль влади, щоб щось почало працювати в країні, і стабілізувати ситуацію. Але після того вся ініціатива в кабміні і в економічному секторі повинна переходити до рук реформаторів, тому що без реформ в країни майбутнього немає. Саме в цьому полягає головний характер податкового кодексу, який ми сьогодні маємо – з одного боку досить консервативна модель утримання ситуації і консервативного імперативного контролю, яка була закладена фіскальщиками в цей кодекс, і дуже ліберальна модель підприємницької діяльності, яка закладена реформаторами, бо і Тігіпко, і Колесников і Клюєв дуже багато працювали над лібералізацією матеріалу, який вони отримали як первинний. Але найважче це знайти середину між дуже консервативним і дуже ліберальним підходом.

Сергій СУЛИМ: Одним словом, це може затягнутися в тривалий процес, і поспішати тут вже точно не варто.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Моя особиста точка зору не співпадає з більшістю депутатів, які вважають, що з 1 січня треба вводити цей кодекс в дію. Я вважаю, що нам краще було б ввести цей кодекс з 1 липня 2011 року, мати 6 місяців на доробку і гармонізацію самого кодексу, тому що навіть в тому вигляді, в якому він скоріш за все буде прийнятий, виконувати його буде дуже тяжко, і страждати будуть як платники податків, так і адміністратори,

Сергій СУЛИМ: Якщо тяжко, це ризики для бюджету.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Ризики для бюджету в будь-якому випадку є, тому що йде дуже суттєве зниження податків, і саме тому питання адміністрування податків є дуже суттєвим завданням, тому що ми змушені визнати, що більш ніж половина ВВП сьогодні виробляється в тіньовому секторі економіки, і не тільки зарплати отримують в конвертах, але є виробництва, які не прораховуються в базі оподаткування, є цілі галузі, які не сплачують податків, в тому числі і в системі спрощеного оподаткування є величезна кількість зловживань. Сьогоднішні намагання боротися із зловживаннями в системі спрощеного оподаткування має такі уродливі форми. Я завжди кажу, що давайте заборонимо користуватися ножами, тому що ножем можна зарізати людину. От саме таким чином сьогодні дуже недолуго реконструюється спрощена система оподаткування, яку дуже обрізають. Це той самий випадок, коли забороняють ножі, тому що можна когось порізати. Навести порядок треба перш за все серед бюрократичного апарату і правоохоронних органів. Якщо ніхто не буде брати хабарі, то вся тіньова економіка дуже скоро вийде на світ. А коли приходить перевірка на склад, а там стоїть станок, який виробляє якусь продукцію, і за хабар перевіряючий підписує папірець, що там лише складське приміщення, то яке це має відношення до того, як ці відносини будуть регулюватися податковим кодексом?

Сергій СУЛИМ: Ну, в нас же є антикорупційні закони, які парламент ніяк не хоче розглядати і вест час відсуває їх, і те, що податковий кодекс навряд чи вирішить проблему офшорів, куди величезні кошти йдуть. Перший заступник голови адміністрації президента Акімова заявила, що дерегуляція і скорочення контрольних органів і ліцензій один з ключових кроків уряду на шляху реформ. Ну, ви пам’ятаєте, що голова Держкомпідпрємництва підрахував, скільки міністерств і відомств саботують просування в цьому напрямку і виконання указу президента. Скажіть, чому справа в цій сфері пробуксовує? Ну, податковий кодекс це дуже складно, а тема дерегуляції?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Податковий кодекс теж продемонстрував неузгодженість дій влади, коли документ, який фактично не був узгоджений навіть в середині кабміну винесли в парламент, і це означало, що він буде конфліктним по суті. Сьогодні величезним завданням є повернення всіх держслужбовців, всю бюрократію до банального виконання законів. Якщо регламентом прописано проходження документу, його не можна порушувати, тому що демократія це саме процедура. Якщо процедура виконується, то на всіх ланках процесу можна відслідковувати, хто як працює, хто що лобіює, хто непрофесійний, хто заангажований і так далі. Саме тому будь-які демократичні держави слідкують за виконанням правил, бо за ними можна контролювати сутність. В нас, коли закон не виконує сьогодні ніхто – ні держслужбовці, ні населення, ні підприємці, ні контролюючі органи, нам так чи інакше треба перейти до більш жорсткого контролю, і перше, на чому я завжди наполягала, що ми повинні робити, це адміністративна реформа. За такої кількість органів, які мають втручатися в конкретну життєдіяльність будь-якої юридичної чи фізичної особи підприємця, за такою кількістю повноважень, яку мають держслужбовці, дозволів, контролю і так далі…. Я маю досвід цього, тому що в 2003 році за ініціативи Кучми я входила до групи, яка аналізувала діяльність системи державної машини. Лист паперу, на якому все це було викладено, був розміром з вашу кімнату, і там були прописані головні органи державної влади, їх функції, компетенції і відповідальність. Три четвертих частини органів виконавчої влади мають дублювання функцій, контроль над контролем перед контролем, і ми не можемо найти того, хто відповідає за реалізацією якоїсь програми.

Сергій СУЛИМ: А чим це зумовлено?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Це зумовлено тим, що ми на етапі переходу від абсолютного державного імперативу до ліберальної економіки і суспільства. Нас часто порівнюють з Чехією, Угорщиною чи Польщею і кажуть, що там швидко пройшли реформи, а в Україні не проходять. Треба розуміти, що в Україні приватної власності не було в останні десь 100-150 років.

Сергій СУЛИМ: Але зараз її забагато.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Ні. Я вважаю, що приватної власності забагато не буває ніколи, бо приватна власність означає правильне регулювання процесів. За наявності держави, яка здатна контролювати, щоб приватний власник не наступав на права іншої людини, держава завжди буде ефективною. Якщо в Польщі, в Угорщині, Чехії приватна власність була фактично до кінця, бо в Польщі 80% землі навіть за радянської влади належало приватним власникам, а це означає, що там всі процеси трансформації йшли значно скоріше. А в нас сьогодні чиновничий апарат не десоветизований, в нас дуже багато наслідків радянської системи, коли кожна чиновницька рука щось забороняла чи дозволяла, в нас небагато приватних власників, кі б вимагали від держави скоріших реформ. Думаю, що ті акції протесту з боку малого і середнього бізнесу, це гарно з точки зору професійного протесту, але дуже погано, що політики сьогодні, особливо напередодні виборчого процесу…

Сергій СУЛИМ: Не звертають на це увагу.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Ні. Навпаки, політики використовують, маніпулюють людьми. З політичної точки зору це погано, а з точки зору захисту своїх приватних інтересів це дуже гарно.

Сергій СУЛИМ: Зараз дуже багато інформації по утиски опозиційних і не лише опозиційних політичних сил, бо комуністи дуже сильно скаржаться, що на них тиснуть, і ми чули і від Азарова, і від Януковича досить жорсткі заяви, що на кожен випадок в разі порушень конституційних прав громадян та учасників виборчого процесу буде принципова реакція влади. Янукович взагалі сказав, що ця реакція буде блискавичною. Натомість ми отримуємо багато інформації про адміністративний тиск і так дальше. В чому ж справа? Поки що ми ре бачили якихось кроків влади поти тих. кого звинувачують в зловживаннях. Виходить так, що або утисків насправді немає, і все, про що кричить опозиція, неправда, або президент і прем’єр лише заявляють про свої наміри реагувати на зловживання.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я тільки сьогодні прочитала коментар голови КВУ, якого важко підозрювати в лояльності до діючої влади…

Сергій СУЛИМ: Ну, це пан Черненко.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Черненко, який сказав, що за оцінками КВУ десь в 10% дільниць будуть порушення на цих виборах, і він прямо сказав, що ми не можемо сьогодні казати, що в Україні йдуть повальні порушення в ході виборчої кампанії. Але в деяких містах, де є велика конкуренція, де жорстке протистояння, він наводив приклади Харкова, Одеси, Черкас і ще декількох регіонів, там можуть бути фальсифікації і треба за цим слідкувати. Тобто не проблеми, а дуже велика напруга, тобто там можуть з’явитися проблеми.

Сергій СУЛИМ: Чому ж тоді так багато крику?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Треба розуміти, що дуже сильно обвалилися рейтинги попередньої влади, і ці вибори покажуть, що і БЮТ, і НУ, і інші партії, які в останні роки були фаворитами виборчих кампаній дуже втратили в підтримці виборців. За таких умов одна з технологій проведення виборів це заздалегідь об’являти про фальсифікації і таким чином не визнавати результати виборів. Це не ми вигадали такі технології, вони використовуються всіма опозиційними силами і в Європі, і в Америці. Просо в нас галасу значно більше ніж на Заході, бо люди ще не досить довіряють владі, в тому числі і виборам. В Україні фактично всі вибори оскаржувалися учасниками процесу, і я сама в 2006 році дійшла до верховного суду і півтора місяця слухали цю справу, і я знаю, як важко добиватися правди. Сьогодні заяви про фальсифікації на виборах це в великій мірі технології. Ви чули галас, три дні Тимошенко кричала по те, що знайшли в харківській типографії 12700 неврахованих бюлетенів. Так ось всі ці бюлетені помічені міткою, що це пробний екземпляр, тому що коли налагоджують друкарську машину, коли йдуть перші тиражі, перевіряють колір і так дальше, і МВС перевірило абсолютно всі екземпляри, вони всі помічені.

Сергій СУЛИМ: Хотів би заради справедливості сказати, що не лише БЮТ і «За Україну» говорять про тиск на них, але і «Фронт змін», і «Сильна Україна», і особливо КПУ. Комуністи навіть закликають до виходу з більшості.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Мене дуже здивував барабан, який вибрав головні партії, учасників виборчого процесу. В цих партіях з’явилися і «Фронт змін», і «За Україну», і КПУ, і я думаю, що це від лукавого. Якщо б ми дійсно бачили масову фальсифікацію на цьому етапі, то суди були б завалені скаргами, а цього немає. Галасу значно більше ніж простих кроків по оскарженню дій в судах. Суди сьогодні завдяки тому, що дуже велика увага всього світу до судової системи, суди працюють значно законніше ніж було півроку тому, тому що є страх, масові звільнення, діла про корупцію в судах. Судді кажуть, що значно менше стало тих, хто приносить конверти, бо бояться, що їх спіймають на хабарі, і слава богу, що не втручається влада, бо раніше якщо розглядали справи по виборах, о телефон був червоним. Зараз ніхто не дзвонить. Я вважаю, що сьогодні треба надягти кілька десятків наручників за приговорами судів, щоб люди зрозуміли, що почалась відповідальність за злочини.

Сергій СУЛИМ: Все ж таки «Фронт змін», «Сильна Україна», а ви до речі, неодноразово говорили, що ви зацікавлені в тому, щоб приходили нові політичні сили….
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я вважаю це сенсом свого життя і буду робити все, щоб ПР омолоджувалась команда, щоб приходили нові лідери.

Сергій СУЛИМ: Але ви лише написали заяву про вступ в ПР…
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Не по вступ, а про поновлення.

Сергій СУЛИМ: Звичайно. Я думаю, що всі чудово знають, що ви в 2009 році вийшли з ПР на знак протесту, коли були переговори. Вас вже скоро можна буде поздоровити з отриманням членства?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Не можу нічого вам сказати. Я лише впевнена, що зараз всі сильні люди, які знають, що треба робити в країні, мають об’єднуватися задля проведення реформ.

Сергій СУЛИМ: Зараз в ПР відбуваються такі процеси, які викликають настороженість, і багато експертів говорять, що туди вливаються багато людей в різних областях, які раніше з ПР ну ніяк не асоціювались, і важко повірити, що вони за такий короткий час змінили свої погляди і вподобання. Яценюк, звичайно, конкурент ПР, але говорить про те, що в партії відбувається відтік, в ПР біжать окремі політичні діячі, але виходять партійці.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: В мене трохи своєрідна точка зору на ці процеси. Я впевнена, що для будь-якої партії влади перший рік-півтора є дуже тяжким з точки зору селекції партійного складу. До партії влади завжди біжать кон’юнктурники, яким все рівно за якою владою працювати, бо вони бачать лише крісла і не мають ні ідеології, ні власної позиції. Для партії влади це є випробуванням на міцність, чи зможе вона зробити селекцію цих бігунців, чи вони змінять якість партії.

Сергій СУЛИМ: Чи не станеться так, що саме вони змінять якість, бо особливо по регіонах, не там де ПР має перевагу, а там де великої переваги не має, відбувається переорієнтація популярних міських голів, які змінюють партії, а разом з ними і кандидати в депутати, які раніше зовсім не регіоналами були.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я міські голови, які вже по два терміни були, які мають позицію, мають підтримку, і за такими лідерами сьогодні йде охота політичними силами, бо вони завжди прагнуть записати собі людину, яка має підтримку і своїми діями доказала, що є ефективним менеджером. Але є інша система, коли абсолютно відверті злодії, про яких не тільки ЗМІ, а будь-який мешканець регіону доброго слова не може сказати. за гроші чи за якісь преференції викуповують собі індульгенцію, і партія влади приймає їх до своїх рядів. Я думаю, що ви розумієте, про кого я кажу, і не буду зараз називати прізвища.

Сергій СУЛИМ: Тобто ризики серйозні є.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Це хвороблива система, і нічого гарного від цього не буде, це все рівно рано чи пізно завершиться скандалом. Якщо ми кажемо, що Україна тільки починає будувати реальні партії, які за 5-10 років будуть відображати ті чи інші соціальні пласти….

Сергій СУЛИМ: Сьогодні можна взагалі поставити під сумнів існування ідеологічних партій.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Ну, чесно кажучи, я вже давно сказала, що ПР з цієї точки зору точно має ідеологему – розвиток виробництва, децентралізація влади і зростання місцевого самоврядування та нейтральний статус в зовнішній політиці. Але ми повинні казати, що навіть ПР лише формується, і тому захламляти цими людьми, які мають дуже погану репутацію, які відомі як корупціонери…

Сергій СУЛИМ:Ну, небезпечно.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Щоб мені зараз не сказали, що мене ще не прийняли, а я вже знову критикую, я просто хочу сказати, що це моя людська і професійна позиція.
СЛУХАЧ: Харьков. В прошлом году в передаче Шустера Инна Германовна объявила, что в Украине свирепствует какой-то там крысиный грипп. А следующий день на рынке все одели маски после ее объявления. Потом рейтинг Инны Германовны на выборной кампании 0,01%. Сем тысяч человек проголосовали за Богословскую по всей Украине, а она говорит как истина в последней инстанции. Ей надо выступать в деревне….

Сергій СУЛИМ: Дуже дякую.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Вот это украинские реалии. Человек не знает ни одной цифры, а оперирует ими. Говорит про 7 тысяч там, где 140 тысяч, говорит о том, что после моего заявления все надели маски… К сожалению, это либо уровень человека, либо то, что называется подсадками, когда в эфир подсаживаются люди от оппозиционных сил и несут что угодно. Я отвечаю за свои слова, и сейчас могу сказать, что в Украине была легочная чума, и все врачи это знают. Хочу вам напомнить, что когда была попытка конституционного переворота и говора между ПР и БЮТ, и Тимошенко сейчас призналась в том, что делала это, чтобы не допустить Януковича к власти, я была единственным политиком, который осмелился заявить об этом в эфире на всю Украину. Вопрос смелости, гражданской позиции для меня решен уже давно. Я буду говорить и отстаивать правду, буду отстаивать свои принципы, нравится это кому-то или нет
СЛУХАЧКА: Татьяна, Киев. Я за вами давно наблюдаю, и самые любимые ваши слова это «брешете» и «лжете». А вы сами-то верите в то, что вы говорите людям?
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Мне сейчас говорят, что вы стали более женственная. Стали говорить спокойным голосом, что ж произошло, если вы везде четыре года кричали, что все врут. То, что сегодня произошло в Украине, подтверждает, что все четыре года, когда я говорила, что оранжевая власть постоянно врала своему народу, мы сейчас получили подтверждение. Развал всех государственных инструментов, развал экономики, который мы сегодня имеем, это следствие абсолютной брехни, лжи, которая была главным инструментом в руках Тимошенко. Сегодня я веду себя совсем по-другому, потому что во время войны человек ведет себя иначе, чем в рабочем кабинете. Я уверена, что сегодня к власти пришли люди, которые умеют работать, ну, не без ошибок, не без некоторых нестыковок, но семь месяцев после пяти лет разрухи это очень маленький срок. Я уверена, что мы преодолеем эту разруху и жители Украины будут с радостью вспоминать тяжелые дни, которые были, потому что они выведут из кризиса.

Сергій СУЛИМ: Хочу додати, що ви не лише за часів помаранчевої влади критикували владу, а й в 2004 році, коли ви пішли з посади, ви теж не жаліли різких слів, і називали роботу Азарова азарівщиною, визначали її як неповагу до громадян власної країни і нелюбов до самої України.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я дуже рада, що той мій вихід мабуть поміг тому, що сьогодні Азаров дуже змінився на краще.
СЛУХАЧ: Данилов Алексей Петрович, Донецк. Если вам действительно нужны сильные люди, то почему ни вы, ни регионалы, ни Янукович не хотят со мной объединиться. Не отвечают, зная мои разоблачения больше четырех лет……

Сергій СУЛИМ: Дякуємо.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: У меня очень хорошо поставлена работа с письмами. Пожалуйста, обращайтесь. Ни одно письмо просто так не оставлено без внимания. Если мы увидим, что можем вам чем-то помочь, я сама лично это сделаю.

Сергій СУЛИМ: Треба, щоб у владу йшли люди справді розумні, сильні і відповідальні, а от як це зробити? Побачимо вже….
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Ми повинні зробити все, щоб до політики приходила нова генерація., нові люди. Якщо хочете, це наша місія відкрити двері для абсолютно нового типу мислення на державному рівні.

Сергій СУЛИМ: Будемо сподіватися, що нинішньому поколінню політиків вдасться відкрити ці двері.
Інна БОГОСЛОВСЬКА: Я впевнена, що і ПР повинна в середині відкрити ці двері.

Сергій СУЛИМ: На цьому нашу програму завершено. Дякую вам за участь.

25.10.2010 р.

Реклама Google

Карты Таро? — система символов, колода из 78 карт. Из множества теорий о происхождении карт Таро ни одна не дает точного ответа, где и когда они появились впервые. Гадание на картах Таро

Инна Богословская в прямом эфире ТВІ «Черное и белое»

УвеличитьВЕДУЩИЙ: Добрый вечер. В прямом эфире ТВІ «Черное и белое». Каждое воскресенье мы приглашаем к себе гостя, готового говорить откровенно о темной и светлой стороне украинской политики. В этой беседе не всегда будем получать прямые ответы, но я всегда буду стараться спрашивать то, что интересует только вас. Все остальное зависит от наших гостей. Сегодня у нас в гостях Инна Богословская, народный депутат Украины. Добрый вечер! Инна Германовна, спасибо, что к нам пришли. О чем бы я хотел, в принципе, поговорить? О том, чего ждать от новой власти. Вот она уже пришла, уже есть новая команда. Она уже достаточно хорошо укрепилась, но перед тем, как приступить, именно об этом, я бы хотел Вас спросить. Такое маленькое отступление. Вы ведь выступали против Януковича на президентских выборах, и вышли из фракции, а сей час Вы поддержали коалицию, почему?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Не совсем так, наверное, я отношусь к тем, кто больше всего говорит правду или, по крайней мере, к той категории политиков украинских, которые всегда стараются говорить правду. Я выходила не против Януковича, я выходила против коалиции БЮТа с Партией регионов. И этим, как мне кажется, тогда в свое время, очень сильно помогла Януковичу, все-таки принять правильное решение и не пойти на эту коалицию. Так же, как когда-то, я выходила из правительства Януковича с заявлением об «Азаровщине» и этим, как я уверена, и история это уже доказала, остановила пересмотр народной системы упрощенного налогообложения. Т.е., вся моя жизнь – это попытка делать правильные вещи. И если я вижу в критический момент, что нужно поступить остро и так, как может всем кажется, слишком рискованно, — я это делаю. И я , пока, очень довольна. Все мои резкие шаги завершались победой здравого смысла и какими-то правильными решениями. Поэтому, сегодня я прекрасно понимаю, что правильное решение – это поддержать коалицию. Потому что у страны запаса прочности, максимум, на три месяца. И дальше играться в эту «трепатню», которая стала болезнью украинской жизни, политики, управления у нас нет времени. Нам нужно, чтобы пришла системная власть, пришла минимум, на два с половиной года, до следующих парламентских выборов, а там дальше будем смотреть.

ВЕДУЩИЙ: Какие у вас ощущения? Вот сейчас уже новая команда пришла в Кабмин – они уже начинают что-то делать, какие-то есть наметки на то, как они это будут делать? Ваше отношение к новой команде? Вот комплексно, не все понимают точечно, кто какие посты занял, мы с Вами может это понимаем, но не входя в тонкости. Какое ощущение? Это то, правительство, которое ту роковую минуту, о которой Вы говорите, сможет ее преодолеть или нет, вот с этим правительством?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Сейчас очень интересная конструкция сложена. Мы, говоря о власти, не должны говорить только о правительстве. У нас на сегодня, совершенно очевидно разложились полномочия или, скажем так, стратегемы в деятельности администрации Президента и в деятельности кабинета министров. Совершенно очевидно, что Янукович будет стараться сейчас в администрации Президента выстроить инструменты для стратегического планирования, для контроля над силовым блоком и для того, чтобы иметь возможность контролировать Кабинет министров в тех вопросах, где они выходят на стратегему. При этом, Азарову, как очень жесткому управленцу и человеку, который умеет собирать систему. Я всегда была против его жесткой системы управления, но сегодня, к огромному сожалению, страна в таком состоянии, что именно, такого рода управленец нужен, как минимум на пару лет, чтобы собрать новую систему управления. Я надеюсь, что восстановить уже советскую систему управления не возможно. Ющенко и Тимошенко так постарались, что, на самом деле, постсоветская система управления развалена донельзя. Построится какая-то новая. Какая? Не я, не Вы, никто…

ВЕДУЩИЙ: Вы сказали, к сожалению. Я правильно понял, что у Вас есть опасение чего-то?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, я, безусловно, понимаю, что вот как раз Кабинет министров сегодня не является командой единомышленников. К огромному сожалению, та формула создания квотированных правительств, заметьте, у нас ведь не коалиционное правительство, у нас квотированное правительство. Вот это беда огромная.

ВЕДУЩИЙ: Вот давайте объясним. Это каждая фракция получила группы, я бы сказал.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, группы. Вы правы абсолютно. Определенные группы влияния в трех фракциях получили определенные посты, именно, посты. И потом уже эти группы давят на Премьер-министра на Президента, чтобы потом уже на этих постах оказались удобные для них люди. При этом…

ВЕДУЩИЙ: Какие это группы?

УвеличитьИнна БОГОСЛОВСКАЯ: Давайте будем до конца откровенными. Что, и фракция Литвина, и фракция коммунистов – они за последние годы были развращены той системой власти, которой они были втянуты. Логика тех, кто привык работать в системе, тех, кого я могу отнести к системным людям, кто сегодня в принципе пришел к власти ив администрации президента, и та часть, которая сегодня представлена регионалами. Что для них важно было всегда? Это люди воспитанные в системе ценностей такой: на первом месте задача, которая ставится для человека, занимающего должность; на втором месте правила, которые должны начать работать; на третьем месте – личные интересы. Как привыкла работать «оранжевая» команда: на первом месте – личный интерес; на втором месте – личный интерес и на третьем месте – личный интерес.

ВЕДУЩИЙ: Вы к ней относите сейчас и Литвина и коммунистов?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, к огромному сожалению, я могу сказать, что и фракция Литвина, и фракция коммунистов, на которых держалась, так называемая, коалиция, которой на самом деле не было, они развращены были этим подходом. Они играли в эту игру. Они не такие, но им стало удобно. Вот, знаете, когда идет два типа жизни: один тип – когда ты должен напрягаться, зарабатывать деньги, работать, вкалывать, приходить домой, содержать семью. И второй тип – это когда приходят «халявные», так называемые «бешенные» деньги в жизни человека, вот валится… Помните начало 90-х? Когда мешками возили деньги и не знали куда их деть. Вот так они свалились, они правда, так и ушли.

ВЕДУЩИЙ: Суперприбыль.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Они так и ушли, как свалились. И вот также и ушла эта «оранжевая» власть, которая пошла по беспределу, по вседозволенности, никто не отвечал за результаты работы на своем месте, что такое должностная этика все забыли, что такое правило – все забыли. И поэтому, конечно сейчас новой власти очень трудно будет в условиях квотированного правительства, не коалиционного, а квотированного, лоббировать между вот этими частными интересами и приучить к новой системе. Где, на первом месте задание, которое ты должен выполнить, как государственный служащий. На втором месте, создание правил, которых сегодня нет – сегодня беспредел. И на третьем месте, безусловно, личный интерес, который, так или иначе, всегда в любой системе.

ВЕДУЩИЙ: А вот скажите, Вы сказали про три группы влияния. Я так понимаю, что Вы разделяете три группы: партия регионов, коммунисты и блок Литвина? Но, на самом деле анализируя…

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Сегодня появился еще четвертый игрок – это группа нефракционных, так называемых, или, как их сейчас называют «депутатов, вошедших на индивидуальной основе».

ВЕДУЩИЙ: Но анализируя правительство, видно, что кроме такого вот фракционного квотированного, есть квотирование еще и по интересам финансовым. Т.е., группа Ахметова, есть некая группа Фирташа, есть группа уже Хмельницкого – вот эти команды. Вам не кажется, что конфликт будет больше между ними, чем между идеологическими противниками, в кавычках? Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Я иначе оцениваю ситуацию. Я думаю, что на ближайшие два с половиной года, до следующих парламентских выборов, либо это может быть даже чуть больше, если речь пойдет о конституционной реформе, когда страна стабилизируется, когда мы наведем порядок в финансах, когда мы будем понимать какие именно, не личностные моменты, а институциональные моменты мешают создать нормальный баланс власти и дееспособность власти, вполне может быть, что станет вопрос опять о конституционной реформе. Более того, если помните, мы так и не завершили в этой безумной реформе, я не являюсь ее сторонником, мы все равно даже не доделали вторую часть, которая оказалась местного самоуправления, поэтому, так или иначе, мы с этим столкнемся. Ну, я бы видела сейчас конструкцию следующую: у нас уйдет порядка двух лет, чтобы мы вышли на стабильное зростання, на стабильный рост.

ВЕДУЩИЙ: Если Вам удобнее на украинском, то можете на украинском.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет, нет, как угодно. …порядка двух лет. Год очень тяжелый будет 2010, я думаю, каждой семье понятен. Весь запас прочности: запас денег, запас ресурсов, которые были с тех пор, когда страна росла, уже исчерпан, ЖК уже нет. Мы ожидаем очень плохой урожай в силу погодных условий, в силу того, что селу не было никаких дотаций и село провалилось. Поэтому, будут реально объективные проблемы в этом году. Правительство должно будет так пройти этот год, чтобы иметь запас выйти в 2011 на хороший рост, хотя бы 3-4%.

ВЕДУЩИЙ: Ну, вот эти финансовые интересы этих групп…

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Вот, я убеждена, что сейчас все настолько понимают, что страна катится, как разогнанный поезд. Сейчас очень важно, чтобы во время появился грамотный стрелочник и грамотный управляющий процессом и развернуть этот поезд, чтобы он не рухнул в пропасть. Сегодня очень плохая ситуация в стране. И поверьте мне, что вот сейчас, когда мы начали разбираться в том, что мы получили. Я говорю «МЫ», потому что Президент пригласил меня участвовать в комитете по реформам, который создан при Президенте. И в понедельник будет первое заседание. И мы все, кто будет работать в этом комитете, посмотрели на реальные цифры и на реальное положение дел – оно даже хуже, чем мы говорили в пылких дебатах. Мы даже не ожидали да какой степени.

ВЕДУЩИЙ: Давайте про реформу чуть-чуть позже и про экономику, мы про это, я думаю, чуть-чуть позже поговорим. У меня сейчас вопрос по политической линии.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Не будет сейчас внутривидовой борьбы. Потому что сам вид, если мы говорим о том, что это Партия регионов и политическая сила, которая является сейчас доминантой в этой власти, они настолько ответственно относятся к делу, что межвидовая борьба сейчас исключена. Она будет, вот трения разные, какие-то перетягивания. Но поверьте мне, вот той борьбы, которую сейчас ожидают, что регионалы сейчас продемонстрируют еще большую внутреннюю борьбу «скорпионов» как это было у «оранжевых», я исключаю. Кроме того, заметьте. Что сейчас сделал Президент? Он практически в каждом органе власти сбалансировал интересы групп влияния самой партии регионов. При этом, он поставил каждому должностному лицу конкретные задания по его должности. Поверьте, учитывая состояния дел в стране, это же не тот случай, когда есть деньги, которыми можно оперировать – сегодня нет ничего. И они вынуждены будут проявить высоты своего мастерства, каждый на своей должности, чтобы вывести в целом показатели и собственной отрасли или сферы деятельности, за которую они отвечают и страны в целом. «Жировать» можно будет, если мы выйдем из 2010-го хотя бы с четким пониманием, что в 2011 – мы выходим хотя бы на 2,5-3% роста – это будет блестящий результат. То потом, в 11-м году…

ВЕДУЩИЙ: …говорят, что будет 6-7% дефицита может быть, да

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Это дефицит, это дефицит. Я говорю о росте. 2010 год будет очень дефицитным. 2010 — будет тяжелым.

ВЕДУЩИЙ: Вот сейчас мы должны уйти на маленькую рекламу. Перед тем Вы подумайте, что ест сценарий, предполагаю, плохой или хороший, я не знаю – его называют «российским сценарием». Т.е., что сейчас идет коорпоративизация власти – идет четкая вертикаль, она сейчас выстроена и в случае, если мы действительно выйдем на какие-нибудь положительные результаты – это может сыграть плохую шутку в дальнейшем. Давайте об этом после маленькой паузы. Оставайтесь с нами!

ВЕДУЩИЙ: Мы продолжаем наш эфир. У нас в гостях Инна Богословская. Инна Германовна, я вас перед рекламной паузой спросил — существует ли риск, что нынешняя власть…та вертикаль, которая построена, она действительно очень жесткая, и, наверное, надо отдать должное – это было сделано быстро. Существует ли риск, в случае, если эта власть окажется успешной, мы окажемся в ситуации, управляемой демократией?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Есть группа людей в Партии регионов, которая считает, что возможно политическую модель в Украине построить, как в России. По моей информации, к такой группе не относится ни Президент, ни Премьер.

ВЕДУЩИЙ: Можете назвать, кто?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет, я бы не хотела этого говорить сейчас. Это на сегодня не настолько остро. Я уверена, что эта группа ошибается. Украина по своей сути не империя. Такую иерархию власти, как в России, можно построить только в имперском государстве, с очень жесткой имперской традицией, с подготовленными кадрами именно под императивную модель. Украина это все таки поли-страна, поли-этническая, поли-конфессиональная, поли-укладная. Она совершенно разная.

ВЕДУЩИЙ: Ну и Россия такая же

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет. Россия на протяжении фактически четырехсот лет, потому что в советский период это тоже была империи, триста лет роду Романовых, империи Романовых, сто лет практически Советскому Союзу. Четыреста лет это империя. Украина империей никогда не была, более того, Украина – это сверхновое государство, сложенное из территорий, которые являются носителями совершенно разных исторических кодов, укладов пользования, укладов собственности, укладов бытовых. Скорее в Украине модель больше похожа сегодня на модель где в Центральной и Западной Украине появятся, должно появиться, по крайней мере, две доминирующих политических силы. Одна, которая будет более консервативна, другая более либеральна. И на юго-востоке должны появиться две политические силы, которые тоже создадут такую некую конкуренцию идей. Тогда Украина будет очень пластична с одной стороны, политически. С другой стороны, практически в каждой из этих четырех политических сил любой избиратель найдет адекватный своему запросу отклик. Тогда страна становиться а) реально управляемой, потому что сегодня это беспредел, она развалена вся; б) она будет достаточно модернизирована, то есть она будет значительно более современна по сравнению с тем, что мы сегодня имеем; и с) та политическая сила, которая в условиях достаточно мягкой конкуренции, но тем не менее откровенной конкуренции, окажется более эффективной, сможет закрепиться достаточно надолго.

ВЕДУЩИЙ: Знаете, мне это напоминает опять же Россию, потому что вот в России сейчас подводят местные выборы, итоги местных выборов. Они подсчитывают четвертое, третье, второе место. Первое место понятно, кто выиграет, — «Единая Россия». Вот вам не кажется, что Партия регионов, та вертикаль, которую я вижу, да, у нас сейчас губернаторы в основном все – это регионалы. Более того, во многих областях – не выходцы этих областей. Да, ну, откровенно скажем, Восточной Украины, да, Донецк-Луганск. Точно так же все госструктуры – ГАИ, МВД, налоговая, да? Выстраивается вот такая региональная, ну, элита, или чиновничья, так скажем, элита.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Я не знаю, где вы увидели такую тенденцию. Может быть, я чего-то не заметила.

ВЕДУЩИЙ: В губернаторском корпусе в основном регионалы.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: В губернаторском корпусе? Где?

ВЕДУЩИЙ: Ну скажем так, откровенно.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Но они все практически выходцы, смотрите. Там даже Папиев — выходец из Черновцов. Хмельницкая область – выходец из Черновцов, Насколько я знаю планы по Западной Украине – там все будут выходцы с территорий… Центр – то же самое, все практически выходцы…

ВЕДУЩИЙ: Но если смотреть чиновничью вертикаль, да, я имею в виду министерства, замминистры, силовой блок, это все действительно… Я не говорю про то, что донецкие ужасные или плохие. Но вопрос в том, что эта машина, которая может действительно, с одной стороны, улучшить жизнь, экономику. С другой стороны, может стать как админресурс. Мы уже имели такой опыт.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Вы знаете, это вызов. Это вызов, прежде всего для Януковича. Когда то, когда он меня приглашал в 6-ом-7-ом году, в 6-ом году в Комитет по реформам в Кабмин, а в 7-ом четвертым номером в список Партии регионов, он меня приглашал под совершенно конкретные две задачи. Это он мне их декларировал, и он горел этими двумя задачами. Первая задача – это стратегическое развитие страны, и именно реформирование всех секторов, не только экономики, а и социальной сферы, и гуманитарной, и административно-территориального устройства. Я просто этим много лет занималась, план развития страны когда мы писали. И понятно, что я много этому уделила времени, и я знаю, о чем предмет. Вторая тема, под которую он меня звал, это модернизация Партии регионов. И он тогда говорил, что Партия регионов имеет будущее только в том случае, если она будет общенациональной партией, а не только донецкой региональной. На самом деле Янукович сейчас от этого вызова не устранился. Перед ним сегодня стоит вызов еще более высокого порядка. Либо он станет Президентом всей Украины, а от него так или иначе все равно будет зависеть тот алгоритм развития Партии регионов, по которому она пойдет. И, кстати, сейчас был очень тонкий момент. Каких губернаторов Янукович будет назначать в центре и на западе Украины. Вот если бы там люди ощутили, что им дают других, либо по каким-то вот этим квотным разделам, дают не представителей тех, кто победил на этих выборах, была бы очень трагичная ситуация. Янукович пока буквально прошел по лезвию бритвы. Даже там, где были очень противоречивые назначения, он все-таки пошел по принципу назначать тех, кто стоял рядом в этой борьбе, был последователен и …

ВЕДУЩИЙ: Это все по сути — начальники штабов Партии регионов местных.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, никто не разменивается на деньги. Что мне еще сейчас очень нравиться. Вот пока, до сегодняшнего дня, я не услышала ни одного отзыва. Я каждый день разговариваю с огромным количеством людей, из регионов в том числе, с разных территорий, ни одного сигнала о том, что продается какая-то должность. Вот это крайне важно. Посмотрим, насколько хватит. Посмотрим, насколько жестко будут контролировать эту тему. Но вот этот кошмар, который был последние два года, когда любая должность продавалась, и все буквально до клерка любого министерства либо губернии знали, сколько стоит должность зама губернатора, сколько стоит должность губернатора и так далее, вот этого сейчас вообще нет. Если устоят от этих искушений, значит, мы имеем очень серьезные шансы на продвижение. Но этот вызов перед Янковичем и перед Партией регионов будет всегда. Если они не проведут модернизацию самой Партии регионов, то Партия так или иначе будет выброшена из активной политики.

ВЕДУЩИЙ: Смотрите, мы сейчас видим, вот так получилось, да, после выборов, что оппозиции практически нет. То есть та оппозиция, которая есть, мы очень условно можем назвать оппозицией. И Партия регионов ей по сути подарили то условие, которое «Единая Россия» добивалась очень долго. То есть Партия регионов сейчас единая власть в стране, которая структурно или конструктивно может что-то предлагать и что-то делать. Оппозиция в данной ситуации оказалась ни с чем. Вам не кажется, что это тоже есть опасность. Кого вы видите объективно в оппозиции?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Объективно оппозиция, конечно, будет продолжать пытаться быть оппозицией Тимошенко, но если она не перестроится — это политическая смерть. То, что сегодня у нас главой оппозиционного правительства оказался Соболев, это свидетельство, конечно, глубочайшего кризиса оппозиции на сегодня. А оппозицией новой, реально новой, может стать Яценюк. Но это вопрос очень сложный, знаете, такой большой слоеный пирог. Это вопрос финансовых спонсоров этого политического проекта. Насколько у них хватит терпения и здесь уже гражданской позиции…

ВЕДУЩИЙ: И захотят ли они…

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Конечно. Чтобы они понимали, что для Украины сейчас крайне важно, чтобы была оппозиция. Насколько власть сегодня не начнет, знаете, мышцами… демонстрировать свои железные мышцы, и поймет, что оппозиция – это полезная штука для любой власти. Знаете, как в любом браке два сильных человека мужчина и женщина, то они делают друг друга сильнее, если они умеют слышать другое мнение. А если они пытаются подавить друг друга, то это конец брака.

ВЕДУЩИЙ: Ну какой вы видите стимул? Представьте себя бизнесменом, допустим. Пришла новая власть. Очень жесткая, очень целенаправленная, да. Зачем мне финансировать оппозицию? Кого финансировать, ради чего финансировать оппозицию?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Во-первых, ради того, чтобы этой не дай бог, попытаться в Украине построить систему единомыслия. Это невозможно. Она поли-страна. Вот это надо все время помнить. Вы не можете в одинаковом порошке, в одинаковой воде постирать шелк, шерсть, дерюгу и цветные нитки. Не можете. Украину перестирать в одной машине – это испортить и шерсть, и дерюгу, и лен.

ВЕДУЩИЙ: То есть, к кучманским временам мы не вернемся уже?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Кучманские времена, извините, кучманские времена не были временами унификации. Наоборот. Почему Кучма…

ВЕДУЩИЙ: Но был единый центр принятия решений.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Ну что вы, что вы…

ВЕДУЩИЙ: И все прекрасно знали, что допустим, если захочет Леонид Данилович Кучма, то будут выборы такими. Были мажоритарные выборы, вы помните такие… Депутатов перекупали. Сейчас так не может быть?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Вы знаете, Мустафа, это все треп такой. Я сама была мажоритарным депутатом в 8-ом году. Я из всех тех ребят, которые тогда прошли по мажоритарным округам, не знают ни одного, кого перекупили. Мы были наоборот…

ВЕДУЩИЙ: Но они меняли свои положен6ия смотря на то, как власть менялась.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет, мы искали. Вот я там прошла, когда мне многие говорят: «Вы поменяли четыре фракции», меня же купить невозможно было. Я искала в парламенте тех, кем можно дальше идти. Кстати, тогда я не нашла. Мы создали проект команды озимого поколения как новый вызов. Это очень сложный процесс, но… Если нас пугают этими страшилками Кучмы. Кучма – это не был Путин. Именно Кучма создал основы поли-политической Украины. Тогда появилась оппозиция, тогда, если помните, Черновил был губернатором, лидер оппозиции,

ВЕДУЩИЙ: И это же ударило по Кучме.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Но он сознательно шел на создание достаточно гибкой политической системы. Более того, Кучма… Если бы он попытался унифицировать Украину, он никогда бы не избирался на второй срок. Это точно также сейчас. Если Янукович попытается унифицировать Украину – это для него политическая смерть. Он это сегодня понимает. Насколько его команда начнет его двигать в русло унификации, это вопрос. Но мне кажется, что он это понимает. И что очень важно сейчас, это стал понимать Азаров. Азаров очень сильно поменялся.

ВЕДУЩИЙ: Давайте о команде нового Кабинета министров, о Януковиче, Азарове, и какой это Кабмин – Януковича или Азарова, поговорим после маленькой паузы. Оставайтесь с нами.

ВЕДУЩИЙ: Мы продолжаем наш эфир. У нас в гостях Инна Богословская. Инна Германовна, вот Кабмин, который есть – это Кабинет министров Виктора Януковича или Кабинет министров Азарова?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Еще раз, я уверена, что Янукович вокруг себя собирает центр стратегического планирования и при этом дает широкое поле для Азарова, для оперативного управления экономикой. Если этот баланс сохранится, он будет очень здоровым. Если, при этом, еще будет нормальная коалиция в парламенте, достаточно стабильная, ее не нужно делать огромной, потому что чем она будет больше, тем она будет противоречивой. Если это будет хотя бы 235-250 голосов стабильно, то мы имеем шансы за 2-2,5 года иметь совершенно другую страну.

ВЕДУЩИЙ: Вот вы, когда уходили с Кабинета министров Азарова, тогда были еще главой Госкомпредпринимательства, вы назвали такое явление – азаровщина. И я понимаю, что я вам не первый такой вопрос задаю, вы назвали 7 пунктов, по которым вы не согласны с Азаровым. Сейчас Азаров Премьер-министром, тогда он был вице-премьером. Давайте, просто по этим пунктам пройдемся. Вы сказали, что Азаров – неуважение к собственной стране.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Мы сейчас видим, что Азаров сделал над собой колоссальное усилие, и он пытается говорить по-украински. Я это очень уважаю, я считаю, что это очень правильно. И это, к стати… Вот, когда я говорила, что Азаров очень изменился за эти годы, во многом расширил свое понимание, и в экономических процессах, вот, к стати, что он делает это усилие, это показатель, что он стал по другому воспринимать.

ВЕДУЩИЙ: Вы говорили, что у Азарова отсутствует системный подход, что он не доверяет команде, что он не командный сотрудник, и в принципе, с ним невозможно работать, потому что кроме его мнения, ничьего мнения не существует.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Есть эта проблема. Она есть и сегодня.

ВЕДУЩИЙ: Я вижу то, что построил Азаров, оно очень похоже на это.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Сегодня эта проблема есть, но сегодня другого рода ситуация. Сегодня очень сильно выросли такие менеджеры государственные, как Клюев, Бойко, Колесников, который до этого, никогда в исполнительной власти, он просто не шел туда, он принял это решение – идти. Я наверно, кого-то еще не назвала. Достаточно сильными государственными менеджерами стали те, кто в те времена, 4-го года, таковыми не были.

ВЕДУЩИЙ: То есть они смогут противостоять Азарову?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Они не противостоять смогут, они сейчас разделили сферы ответственности. Самое главное, не сферу влияния, а сферу ответственности. Проблема Азарова, как руководителя императивного, жесткого стиля управления в том, что он действительно мало доверяет людям. Он доверяет в рамках поставленной задачи. Но сегодня объем задач на столько велик, что из того, что я увидела сейчас, и я имела разговор с Николаем Яновичем, я увидела, что он понимает, что он сам не потянет. И вот эта ситуация сегодняшнего дня, очень поможет и Азарову стать более современным, более гибким в сфере управления, потому что он вынужден доверять тем, или иным вице-премьерам, и то, что их сегодня появилось 8 – это тоже свидетельство того, что будет меняться система управления. Каждый из вице-премьеров будет отвечать за свой сегмент, а это значит, что Азаров понял, что ему так, или иначе нужно диверсифицировать ответственность.

ВЕДУЩИЙ: Вот самое сейчас обвинение, оно гуляет по СМИ, самое распространенное, что Азаров распоряжался бюджетными деньгами, как своими собственными. То есть вы утверждали тогда, будучи главой налоговой, дворцы для налоговых строились. А сейчас глава налоговой — близкий человек Азарова, очень близкий для него человек. Вы можете сказать, в чем это проявлялось тогда, и почему сейчас мне, как обычному гражданину, не бояться, что теперь уже Кабинет министров, Премьер-министр не будет распоряжаться бюджетными деньгами, как своими?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Заметьте, что тогда это было не обвинение в том, что воровали бюджетные деньги, а то, что распоряжались. Для меня тогда было не мыслимо, и для очень многих, что был специальный фонд в налоговой, который шел от налоговых поступлений, 30%, именно на дворцы, на материальное обеспечение.

ВЕДУЩИЙ: Это был такой бич. Из налоговой сделали карательную систему. Не будет сейчас такого.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Опять же, если бы мы сегодня имели страну, с темпами роста 8-9%, если бы были деньги излишние, если бы страна была упакованная, как тогда это было, то вполне было бы возможно, что искушение опять сработало бы.

ВЕДУЩИЙ: То есть Азарова до того момента, пока будет хорошо оставляем.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Вы знаете, я убеждена, что у нас будет 2,5 года, если мы правильно пройдем до парламентских выборов, это время стабилизаций и выхода на стабильный рост. После этого, так или иначе, должно прийти правительство реформаторов. Более того, очень серьезные реформы, этот Президент может себе позволить только тогда, когда страна выйдет из этого пике, в котором мы сегодня находимся. По этому, я вижу блестящую конструкцию, если бы Азаров с командой за эти 2,5 года навел порядок в стране, а Президент в это время проработал бы все стратегические реформы, что бы после парламентских выборов, которые будут в 12-м году, и я думаю, что они скорее всего будут в 12-м, мы могли бы рвануть, и провести реально серьезные реформы. И монетизацию льгот, потому что при сегодняшнем дырявом бюджете это сделать не возможно, и децентрализацию бюджета, а сегодня нечего децентрализировать, потому что казана пустая абсолютно. Нужно четко понять, нам нужен год, для того, что бы, извините, из того жо, в котором мы сегодня находимся выйти в более ли менее в понятную структуру. Нам нужен еще год, что бы выйти в небольшой рост, хотя бы до 3,5%, и тогда мы будем говорить, что страна готова к реформам. Задача, что бы реформы были готовые, не тогда, когда мы поймем: о у нас 3,5% роста, мы можем начать реформы, и начать думать, что же делать, а готовиться нужно сейчас, что б тогда, когда мы увидим, что страна вышла из того пике, которое сегодня, все было готово. Я вам напомню Путина. Вы помните, что позволило ему провесит немыслимую совершенно реформу местного регионального развития, когда он убрал избираемость губернаторов? Стремительность процесса. Потому что он был готов к этому часу «ч», и в этот час «ч» все произошло. Это не лучший пример.

ВЕДУЩИЙ: Ну, давайте, вспомним, что обещали избирательность губернаторов, в России, и пришлось поставить вот эту жесткую вертикаль.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Все равно вернуться к избирательности.

ВЕДУЩИЙ: Вы уверены?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, конечно. На каком-то ветке спирали они вернутся, потому что, в противном случае, они не удержат вот эту …

ВЕДУЩИЙ: Еще одно обвинение – вы говорили, что у Азарова есть полное пренебрежение законами. Сейчас есть ситуация, когда мы увидели полное пренебрежение законом, на примере коалиции. Я не говорю, что был нарушен, или не нарушен закон, но кризисом оправдывает все. Вы не боитесь, что Азаров, выполняя свой долг выхода из кризиса, будет переступать через это?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Боюсь.

ВЕДУЩИЙ: Что делать?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Для этого должна быть оппозиция. А для этого внутри власти обязательно должны быть группы, потому, что если власть будет полностью монолитна, то никто никогда не возразит. Собственно, должен появиться тот, кто будет выполнять ту функцию, которую я выполняла, когда была в Госпредпринимательстве. И кстати, тогда у нас с Януковичем была полное взаимопонимание. Когда я, как глава Госпредпринимательства говорила, что это нельзя принимать, эти вопросы, как правило, снимались с Кабмина. Почему у нас конфликт был с Азаровым. Обязательно должны быть внутри самой власти инструменты, которые представляют контрдоводы – это Министерство Госпредпринимательств, это Министерство юстиции, которое может юстировать, не юстировать. И последнее – это Президент, который имеет сегодня функции приостанавливать постановления Кабмина. Это очень важно.

ВЕДУЩИЙ: Ну, это будет очень так симптоматично.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Я бы так не сказала. Мы должны сегодня принять, что Президент грамотно выстраивает разные уровни ответственности. Он ответственен за стратегии развития, Кабинет министров ответственен за оперативное …

ВЕДУЩИЙ: Мы говорим про Президента и Азарова. Вы представляете себе ситуацию, что Президент демонстративно, это будет как наказание, что он отменит решение Кабинета министров, или он выступит против какого-то чиновника. Я очень сложно представляю себе Януковича, который пойдет на этот конфликт.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Я не вижу в этом ничего страшного. Единственно, что, если бы весь этот негатив брала бы на себя Министерство юстиции, которая в нормальном государстве, и в Украине, кстати тоже, в лучшие времена, когда Министерство юстиции работало как часики, Министерство юстиции может не заюстировать любой правовой документ, и он после этого не вступает в силу. Поэтому некое сито, которое лежит в рамках полностью закона, у нас есть. И это сито должно работать. Если оно будет работать, то конфликты между Президентом и Премьером будут минимальные. Если Минюс не будет работать, я кстати, думаю, что Лавринович все таки отстроит нормально эту систему, и Минюс будет выполнять эту функцию юстирования, настоящего юстирования. Не по принципу, надо закрыть глаза, и пусть оно пройдет, а по принципу настоящего юстирования.

ВЕДУЩИЙ: Есть один момент, который меня встревожил, когда только создавалась коалиция. В любой власти первая жертва, первая ошибка, она очень показательна, потому что либо эту ошибку исправляют, признают и исправляют, или признают и не исправляют позже, либо через нее переступают, ломается через колено все, и дальше уже с ней бороться не возможно. Я уже говорю о том, как создавалась коалиция, мы не знаем: был ли нарушен закон, мы сейчас ждем решение Конституционного суда. В умах политиков, депутатов, когда говоришь с ними про нарушение законов, уже не горят глаза. Если раньше говоришь: нарушение закона, они говорили – это плохо. Сейчас эта жертва была настолько большой, что сейчас любое нарушение закона со стороны коалиции, Кабинета министров он будет принят и журналистами, и оппозицией, и что самое страшное – самой властью.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Причина то не в этом. 5 лет не было законов в стране вообще. И те, кто сейчас больше всего кричал о том, что был нарушен закон при создании коалиции, это те, кто 2 года морочил голову стране, говоря о том, что коалиция есть, а на самом деле ее не было. Это сейчас от лукавого, это чистый тартюф. Больше всего говорят о морали те, кто лезет под юбку любой проходящей мимо барышне. Тут другая ситуация, настолько все привыкли к тому, что прошлая власть, условно, оранжевые, бело-красные имели право на истину в последней инстанции – все плохие были.

ВЕДУЩИЙ: Все сейчас ожидали, что будет иначе, но не получилось.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да. Но, я вам могу сказать как юрист, кстати, я была первым юристом, который сказал, что можно создавать коалицию не на базе фракции. Я вам голову на отсечение даю, потому что первый раздел конституции говорит о том, что носителем переданного делегированного суверенного права народа является депутат. У нас правом законодательной инициативы не обладает фракция, обладает только депутат. У нас правом обращения в правоохранительные органы не обладает фракция, обладает депутат. И ту ахинею, которую прописали в 83 статье, по себя, Медведчук с Морозом …

ВЕДУЩИЙ: То есть это изъян Конституции?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, это изъян Конституции.

ВЕДУЩИЙ: Так его нужно исправлять, а не нарушать.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Более того, Конституция является документом, в своем смысле – почему, это единственный законодательный акт, который при рассмотрении его в суде, анализируется не только в части одной статьи, а в целом, как система. И первый раздел Конституции определяет основы всего законодательства. Первый раздел, именно по тому, можно поменять только после проведения всенародного референдума. То есть это, та самая «священная корова» в Конституционном праве, которая практически не посягаема. Так вот, первый раздел четко говорит, что носителем делегируемого людьми права – определять, каким должен быть закон, что такое правонарушение, является депутат, а не фракция. Именно по этому, я не представляю, как Конституционный суд может в очередной раз «в рельсу сыграть», и принять не конституционное решение. Сегодня очевидно, что депутаты имеют право формировать коалицию.

ВЕДУЩИЙ: У нас маленькая пауза, а после этого мы с вами поговорим про экономику. Оставайтесь с нами.

ВЕДУЩИЙ: Мы продолжаем наш эфир. У нас в гостях Инна Богословская. Инна Германовна, сейчас саамы большой лозунг, который говорят в кабинете министров «Нужно подтянуть пояса, сейчас тяжелое время, мы имеем тяжелое наследие». И у меня вопрос. Вот есть народ, да. Мы ему говорим: «Подтягивайте пояса!», но с ним нужно договориться, ради чего. Вот конкретно, представьте себе, что нас смотрит бабушка, да. Мы ей говорим: «Дорогая бабушка! Пожалуйста, пенсия у тебя будет 888 гривен, да, вот новая или минимальная зарплата, а цены будут расти, но ты потерпи!». Ради чего ей 2,5 года терпеть?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Сейчас немножко другое, вот та идеологема, которая принята и которая пытается быть проведенной, и Януковичем, и Азаровым, другая. Они говорят о том, что наиболее бедные слои населения никто призывать терпеть не будет. Т.е., они будут иметь уровень дохода соизмеримый с сегодняшним, т.е., по мере роста цен будет тоже индексироваться и минимальная заработная плата и пенсия, выполняется в этой части закон. Таким образом, наиболее бедные слои не призывают сегодня, никто их не призывает «затянуть» пояса. А наоборот, речь идет о том, что это социальные стандарты должны быть на определенном уровне.

ВЕДУЩИЙ: Какие? Малому и среднему бизнесу налоговые каникулы.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: О, микробизнесу, нет. Среднему, никто налоговые каникулы не обещал. Малому – обещали, и это правильно. Потому что, малый бизнес в администрировании стоит значительно дороже, чем те налоги, которые с него собирают. Тоже разумный очень подход. Мы прекрасно понимаем, что тогда, когда нам нужно сокращать бюрократический аппарат, а нам обязательно нужно сокращать расходы на бюрократию, и нам нужно главную задачу сегодня решить – это чтобы бюрократ перестал быть классом. Сегодня бюрократия зарабатывает деньги ручкой и бумагой, значительно больше, чем любой производитель. Вот это враг. И если говорить о том, кто сегодня враг, вообще системы, государства, человека – это коррумпированный чиновник. Вот это очень важно.

ВЕДУЩИЙ: За счет чего будут поступления. Т.е., если бедные слои населения не будут страдать, малый бизнес не будет страдать. Т.е., вся нагрузка ляжет на плечи среднего и большого бизнеса.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Я не могу сказать, что сейчас будет принято. Дай Боже, в понедельник начнет заседать комитет по реформам, мы начнем дискуссию. Дай Боже, мы в ближайшее время войдем в дискуссию с Кабинетом министров и найдем ответ. Что бы я делала сейчас? Первое, мы точно должны понять, что без эмиссии мы не обойдемся.

ВЕДУЩИЙ: Вот, вопрос, эмиссия или внешнее заимствование, что бы вы выбрали?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет. Я являюсь сторонником эмиссии – раз. И второе, внешних заимствований в корпоративных рынках. Потому что, если мы посмотрим на наш долг, то наш долг 25 миллиардов…

ВЕДУЩИЙ: Государства?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет, нет. Я хочу сказать о долге на 2010 год. Мы должны заплатить 25 миллиардов внешнего долга, но из него всего порядка 2,5 миллиардов – это государственный долг, остальное – это корпоративный. Нам очень важно найти возможность перекредитоваться для корпоративных рынков, рынках, на корпоративных рынках, не замещая государственным долгом корпоративные долги.

ВЕДУЩИЙ: Вы понимаете, что корпоративный рынок заимствования будет давать намного сложнее, чем, допустим, международные организации и им нужны правила.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Конечно. Мы уже сегодня получили рост рейтингов, всех кредитных рейтингов страны – это очень важно. Это значит, что на корпоративных рынках кредиты уже становятся дешевле. И я бы эмиссию, нашу государственную эмиссию, направляла в большинстве своем на государственные заказы в реальный сектор экономики. Это нам позволяет запустить в работу то, что на сегодня стоит мертвяком.

ВЕДУЩИЙ: Но это инфляция.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да, это очень серьезный риск, но смотрите. Все страны Европы и Америка выходили из подобных, как этот, кризисов именно за счет этой машины. Деньги направлялись в серьезные госзаказы. Там, где деньги выходят в потребление, через 6, 8, 12 и 18 месяцев. Правильная фискальная политика, если будет у нас грамотный министр финансов, приводит к тому, что когда вот эти деньги начинают давить на рынок, когда этот инфляционный пик начинает возникать, министр финансов стерилизует вместе с Национальным банком эту массу. То есть, когда эти деньги работают в производстве, в производстве, в реальном..

ВЕДУЩИЙ: То есть вы запускаете маховик..

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Маховик производства..

ВЕДУЩИЙ: А потом изымаете..

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: А потом по мере того, ну вот например. Если мы запускаем этот маховик в замену железнодорожного полотна, в Украине нужно менять 40% железнодорожного полотна, то по расчетам 8 месяцев. Это тот срок, через который эти деньги начнут давить инфляционно на рынок. Значит, у нас должно быть графики включения, так называемых, стерилизационных механизмов, когда в этот период именно эти денежные потоки и прослеживаются.

ВЕДУЩИЙ: Один такой маленький вопрос. Нюанс. Вы уверены, что вы запустите эти деньги в реальный сектор.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Их не украдут.

ВЕДУЩИЙ: Их не вывезут, а машина, которая это предотвратит..

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: А поэтому не популярные меры. Мы должны вводить 100% продажу валюты. Обязательно. Мы должны вводить ужесточение над вывозом валюты. Мы в обязательном порядке, хотим мы этого или нет, должны уходить от долларизации экономики. Мы обязательно должны вводить валютную корзину, в которую должны войти не только доллары, но и евро, и обязательно какая-то азиатская валюта. Мы в ближайшие полгода будем знать, какая из азиатских валют станет резервной.

ВЕДУЩИЙ: Чем это грозит обычно. Вот я обычный гражданин. Эти не популярные меры, что как раз давит по мне и больше..

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Вот эти не популярные меры для крупного бизнеса. Для обычного человека это наоборот, это достаточно стабильный курс национальной валюты. Нам очень важно укрепить гривну. Но укрепить ее фискальными методами невозможно, ее можно укрепить, только если запустить деньги в производство. Конечно. Сегодня Украина превратилась в страну, которая ничего  не производит. Мы по импорту покупаем практически все. Более того, мы по импорту стали покупать деньги. Долларизация экономики. Мы не производим доллар, мы платим за него стране-иметенту.

ВЕДУЩИЙ: Вопрос. В том, в чем вы обвиняли Тимошенко, в том, что она идет либо эмиссии, либо на внешние заимствования. Она же говорила те же самые вещи.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет. Если мы проследим куда пошли деньги, то во-первых, мы половину их не найдем.

ВЕДУЩИЙ: Вопрос. Как вы будете следить? Получается методы те же, контроль должен быть жестче?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет, методы совершенно другие. Тимошенко все рефинансирование банков пустила бесконтрольно. И мы знаем, что в свое время она назначила свою правую руку Турчинова контролером над рекапитализацией, а потом вдруг отозвала его. Это значит, что настолько там пошли спекулятивные схемы, что даже решила не пачкать своего приятеля. Хотя об этом они все знали, это все шло полностью под покровительство Кабмина. Мы уже больше 5 раз рассчитались за газ с использованием резервов Нацбанка или через эмиссию, или через золотовалютные резервы. Это недопустимые вещи. Тимошенко обманула МВФ, потому что впервые за историю вообще за существования МВФ миссия МВФ покинула страну с заявлением, что мы не можем больше работать со страной, в которой все время врут. Это просто замяла наша пресса. Но это был скандал всемирный.

ВЕДУЩИЙ: А вот скажите, насчет того МВФ. Мы действительно как пресса страдали от того, что происходит в стране.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: И мы как оппозиция, мы не получили ни одного ответа ни на один запрос, посланный в кабинет министра.

ВЕДУЩИЙ: Вы как народный депутат, вы можете гарантировать, что мы через 3 месяца, опять же у нас будет полное отсутствие информации о том, что происходит. Будет что-то происходить, но не будем получать информацию. Я вижу, что к этому идет.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Сейчас я пока этого не вижу. Напротив, я сейчас вижу, что услышан зов, что должен быть обязательно внешний аудит на внешние ресурсы. То есть наши инвесторы институции мировых должны увидеть, что эти деньги.. куда они пошли, кем они были раскрадены, я уверена, что часть их большая была раскрадена. И эта власть должна показать стране тот Рубикон, который мы перешли. Чтобы на завтра отсутствие денег для выплат тех или иных не вешали на эту власть потому, что эта власть сможет, и это очевидно в переговорах, сможет быть открытой. Потому что другого способа получить заимствование.

ВЕДУЩИЙ: Вы уверены, что эта власть может быть открытой?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Для финансовых институций – 100%.

ВЕДУЩИЙ: А для внутреннего рынка?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Для внутреннего рынка это вопрос оппозиции. Это раз. Внутренней конкуренции, групп влияния во власти. Два. Самое главное, чтобы Украина не превратилась в железобетонный монолит. В железобетонном монолите не растет трава, не микробов, не растет ничего живого. Если мы будем иметь живую структуру в экономике, если мы будем иметь представительство и в Администрации Президента, и Кабинете министров, отраслевых союзов. Не профсоюзов советского образца. Я уверена, что мы должны ФПУ все-таки реформировать когда-то подойти, вдохнуть. И эти постсоветские союзы реформировать и сделать модернизацию профессионального движения, потому что без нормальных профсоюзов тоже не растет экономика, они не должны иметь сверхвласть, как это было в Польше. Потому что когда Валенсия заявил, что главным противником..

ВЕДУЩИЙ: Учитывая то, что все федерации в Украине в основном возглавляют Партия регионов, регионалы.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Нет, это совсем не так, ну что вы.. Сейчас новые независимые профсоюзы пошли совершенно не от регионалов. Это тоже не плохо.

ВЕДУЩИЙ: Напоследок..

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Конкуренция, АМК (Анти Монопольный Комитет), который должен работать так, чтобы была конкуренция и по вертикали и по горизонтали. Пресса, я же говорю группа влияния. Очень хорошо, если они будут друг с другом конкурировать. Не бороться, а конкурировать.

ВЕДУЩИЙ: Вот напоследок, последний вопрос. Сейчас все ждут каких-то показательных процессов, толи над оппозицией, толи над олигархами. Ближайшее время мы должны их ожидать или нет?

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Я стою на позиции, которую я говорю уже последние 3 года. Если мы не наденем по 10 наручников в каждой сфере деятельности, если люди не поймут, что наконец-то ответственность за правонарушение становится реальностью, то эта власть точно также сгниет, как сгнила власть «оранжевых».

ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое. Я надеюсь, что ваши хорошие прогнозы оправдаются.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Да. Давайте оптимизм. Я уверена, что ответственность должна появиться в стране. Безответственность приводит к потере всего. Ответственность появится, значит, мы имеем..

ВЕДУЩИЙ: Я надеюсь, что вы будете нашим сторонником прессы во власти.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Всегда можете на меня рассчитывать.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам большое.

Инна БОГОСЛОВСКАЯ: Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: А с вами встретимся через неделю на телеканале «ТВІ» в 21-00. Спасибо, до свидания.

Стенограмма предоставлена компанией InfoPoint

Сегодня.ua

Инна Богословская: Сделаю все, чтобы не наступило «тимошенничество»

УвеличитьНародный депутат и кандидат в президенты Украины Инна Богословская во время чата на Корреспондент.net рассказала о своих первых шагах, в случае победы на выборах, сравнила себя с премьер-министром Юлией Тимошенко, объявила войну «тимошенничеству» и призвала не голосовать за «искусственную косу».

— Кого Инна Богословская считает своим главным конкурентом на выборах президента?

Юлию Тимошенко.

— Сколько стоит предвыборная кампания Инны Богословской?

Несколько десятков миллионов долларов. Посмотрим, как пойдет.

— Готовы ли Вы отстаивать свои убеждения с помощью кулаков?

Я интеллигентный человек, но я точно знаю, что добро должно быть с кулаками. Иначе зло просто уничтожает любое добро в пыль.

— Кто будет премьером при президенте Богословской?

Я вижу несколько кандидатур. Я бы не стала называть имен, но некоторые из них есть среди сегодняшних кандидатов в президенты.

— Почему Инна Богословская не задерживалась надолго ни в одной политсиле?

Это неправда. Я никогда не была ни в одной политсиле, кроме собственной партии Вече. Я не была и членом Коммунистической партии. Единственная партия, членом которой я была — это партия Вече. И только с 2007 по 2009 год я была членом ПР, это было вызвано необходимостью представительства наших идей в парламенте. Партия Вече делегировала меня в ПР, когда в 2006 году путем фальсификаций нас не пустили в парламент.

— Как Вы относитесь к тому, что Вас сравнивают с Юлией Тимошенко?

Совершенно естественно. Две сильных женщины, которые обе подпадают под предсказание. Обе 60 года рождения, обе с косой. Только одна с искусственной, а вторая — с натуральной. Посмотрим, чем закончится это противостояние добра и зла.

— Инна, зачем это Вам? Зачем идти в президенты?

На сегодня я понимаю, что перед Украиной стоит очень драматический выбор. Это выбор между старым — к этому старому отношу следующих политиков: Янукович, Тимошенко, Ющенко, Литвин, Симоненко, Мороз, Витренко, — и новым. Выбрать старое — обречь Украину на олигархат, на увеличение пропасти между властью и обществом, на безрадостную жизнь для нескольких поколений вперед. Поэтому я иду в президенты. Кроме того, впервые перед Украиной появилась опасность диктаторского, а, возможно, и неофашистского режима Тимошенко. Мы имеем дело с явлением, которое я называю «тимошенничество». Характерные особенности этого явления: стремление к абсолютной власти любой ценой, достижение власти путем грубой лжи и манипуляции человеческим сознанием, и третье — тотальная коррупция, в том числе политическая.

— Тяжело быть техническим кандидатом у Януковича?

Если бы я была техническим кандидатом у Януковича, вы бы не слышали от меня заявления о том, что вся старая власть должна уйти в небытие. Я горда тем, что в конце мая этого года, я оказалась единственным в Украине политиком, который на всю стану заявил о готовящемся сговоре ПР и БЮТ. Я благодарна СМИ, которые услышали этот сигнал и сделали эту информацию достоянием украинского общества. И я сделаю все для того, чтобы Украина из сегодняшней коррумпированной страны без будущего стала реальной демократической страной с равными возможностями для граждан и прогнозируемым будущим.

— Инна Богословская уже давно в политике. Что хорошего Богословская сделала для Украины?

Да, я действительно в политике давно, но при этом никогда не была во власти. Я являюсь автором очень большого количества законов, начиная от самых первых законов о хозяйственных обществах, о предпринимательстве, о собственности, уголовного, гражданского, бюджетного кодексов, закона об акционерных обществах, и так далее. Кроме того, я являюсь автором единственного на сегодня плана стратегического развития Украины — плана развития страны. Эта книга была написана мною в период с 2003 по 2005 год, в работе над ней приняли участие более тридцати тысяч человек, она была опубликована тиражом 1 млн экземпляров в июне 2005 года. Это было сделано не под выборы, а в межвыборный период, как дань благодарности Украине за то, что это наша родина. Наверное, эта книга дает мне основное преимущество перед другими кандидатами в Президенты, поскольку она является основой и планом для превращения Украины в самодостаточное, независимое и комфортное для людей государство.

— Какие источники финансирования Вашей избирательной кампании?

Как партия Вече, так и моя избирательная кампания финансируется друзьями, единомышленниками из своих средств. Сегодня к нам присоединяются представители региональных контрэлит, которые остро заинтересованы в смене власти как на центральном, так и на региональном уровне. Они заинтересованы в новой повестке дня для Украины. Наша задача — начать преобразования в стране путем смены президента, а позже — местных органов власти и парламента.

— За кого отдаст свой голос Инна Богословская во втором туре выборов, в случае проигрыша в первом?

Если я не пройду во второй тур, я возглавлю в Украине оппозицию.

— Где Вы живете? У Вас нет своего жилья? Бомжуете?

Я не бомжую. Но в связи с тем, что мы сами финансировали избирательную кампанию Вече, моя семья вынуждена была продать всю нашу недвижимость. Единственный ресурс, который у нас остался на черный день — это офисное здание в Харькове. Жилье я и моя дочь снимаем. Я — в Киеве, дочь — в Харькове.

— Инна Германовна, какая у Вас политика — пророссийская или прозападная?

Моя политика — проукраинская. Я стояла и стою на том, что главным ресурсом развития Украины является ее нейтральный внеблоковый статус. Украина должна сосредоточиться на себе.

— Инна Германовна, как вы можете пояснить факт, что во время ответов на вопросы ваш взгляд направлен в зону конструкции, а не зону воспоминаний с точки зрения психологии? Все, что Вы говорите, Вы придумываете на ходу?

Вообще-то, когда я отвечаю, уважаемые зрители (смеется), я смотрю на того оператора, который задает мне вопрос. Здесь их четыре, и я, соответственно, смотрю по очереди на каждого из них, а не на какие-то конструкции. Я знаю, что такое НЛП, но не понимаю, какое это имеет отношение к сегодняшнему разговору, и зачем вы задаете такие заумные вопросы.

— Что хорошего Богословская сделала для Украины?

Вдобавок к тому, что я сказала выше, напомню: в 2005 году мне и моим друзьям и соратникам удалось установить реприватизацию в Украине, и положить конец тому беспределу, который устроила в стране премьер Тимошенко образца 2005 года. Когда я с моими друзьями партнерами и всеми знакомыми людьми защищала Никопольский завод ферросплавов, никто в стране не верил, что можно противостоять премьер-министру Тимошенко, которая тогда руководила захватом завода, и этим хотела положить начало массовому криминальному перераспределению собственности в Украине. Мы не только отстояли завод — мы остановили перераздел собственности, и это стало причиной отставки премьер-министра Тимошенко. Могу смело сказать, что тогда мы спасли страну от необольшевизма. Сегодня Тимошенко стала опаснее и страшнее. Во время псевдомайдана, 24 октября этого года, на шоу Тимошенко не хватало только факельных шествий, чтобы аналогия с началом гитлеризма в Германии была совсем очевидна для всех. Я сделаю все, чтобы «тимошенничество» не наступило в Украине. И считаю, что этим сделаю для Украины очень многое.

— Вы болеете за Динамо или за Шахтер?

Я болею и за Динамо, и за Шахтер, когда они играют в международных турнирах. Но, я очень жду, когда у нас появится футбольная команда, основанная на национальных игроках. Та команда, которая станет основой для новый украинской школы футбола. Легионеров я уважаю, но я их не люблю.

— Как Вы считаете, сколько необходимо лет, чтобы искоренить коррупцию в стране?

Реально для такого, чтобы страна почувствовала — 4 года. Начинать нужно с того, чтобы все виды бюджетов составлялись и контролировались в электронном виде. Электронные бюджеты помогут сэкономить нам минимум 40%… Но, конечно же, это только начало. Борьба с коррупцией потребует больших усилий.

— Понимает ли Инна Богословская, кто управляет Украиной?

На сегодня страной, если мы говорим о центральном управлении, не управляет никто. Центральная власть разрушена полностью. Если же говорить о том минимальном порядке, который есть, то он обеспечивается местными властями и органами самоуправления. На центральном уровне мы имеем ручное управление клана Тимошенко и ее окружения, и борьбу с этим кланом со стороны кланов и окружения Ющенко и Януковича. В том числе и поэтому я настаиваю на смене украинских политиков. Если будут избраны те, кто уже был при власти, мы будем продолжать ходить по замкнутому кругу бесправия, беззакония и беспредела.

— Где была госпожа Богословская, когда у государства крали заводы представители Партии Регионов — Азовсталь, Криворожсталь, Криворожские ГОКи и прочие предприятия?

Я тогда была точно не в Партии регионов и не имела к Партии регионов ровно никакого отношения. К слову, если о политиках старого образца можно сказать, что они точно крали лично, то все претензии ко мне сводятся к одному: Где Вы были, когда крали другие? Отвечаю: Точно не с ними.

— Инна, ваши идеи — как стране победить кризис?

Я очень просила бы вас прочитать программу, которая написана мною лично и моей командой. И я отвечаю в ней за каждое слово. Это программа вывешена на сайте ЦИК и на моих сайтах также. И практически все, что нужно для выхода страны из кризиса написано в этой программе весьма и точно. Я сделаю все, чтобы программа была словами не «взагалі», а конкретным планом действий по выходу Украины из кризиса. Буду рада получить от вас обратную связь после прочтения программы.

— Вы за вывод российского флота из страны?

Я за то, чтобы до 2017 года мы заключили с Россией договор о совместном управлении Севастополем и благодаря статусу Севастополя как кондоминиума до 17 года смогли добиться признания Совбезом ООН нейтралитета Украины. После окончания договора флот должен быть выведен.

— Инна Богословская, насколько Вы образованный человек? Можете ли Вы свободно разговаривать на украинском языке, и как относитесь к «двум государственным языкам»?

Я сама родом с офицерской семьи, поэтому даже не учила украинский язык в школе. Потому что дети офицеров не учили этот язык в связи с разъездами родителей. Но когда я стала политиком, я выучила украинский и разговариваю на нем. И получаю от этого удовольствие. Что касается официального статуса  языка: украинский язык — государственный, русский — официальный. Такая формула изменения, это, во-первых остановка трагедии принудительной украинизации, во-вторых она даст возможность максимально использовать наше конкурентное преимущество в мире, которое заключается в природном двуязычии граждан Украины.

— Как вы относитесь к сексуальным меньшинствам.

Спокойно. Я вообще считаю, что есть три темы, в которые государство не должно вмешиваться: это вопросы веры, религии, вопросы культуры и языка, и вопросы сексуальной ориентации. В то же время я не считаю правильной массированную пропаганду нетрадиционных сексуальных привязанностей и считаю, что наша интимная жизнь должна быть нашей интимной жизнью, а не достоянием публики.

— Инна Германовна, какими будут Ваши первые шаги, когда Вы станете президентом?

Есть три главных крупных слона, на которых должна стоять новая Украина. Первое — собственное производство. Моя задача, что бы марка made in Ukraine стала узнаваемой и уважаемой в мире, а украинцы начали покупать продукцию, которая производится в их государстве. Сегодня Украина превращена в один большой рынок, базар, на котором продается только импортная продукция. С такой экономической политикой у нас нет будущего. Второе — мы должны стать нейтральным государством с гарантиями безопасности территории. Эти гарантии должны быть предоставлены советом ООН, и странами-подписантами Будапештского меморандума. Мы обязательно должны инвестировать в просвещение: образования, культуры и информатизации. В противном случае, Украина, украинский народ станет не конкурентоспособным в ближайшие пять лет.

— Вы поможете легализировать марихуану?

Нет, я не буду помогать легализировать марихуану. Я обязательно буду настаивать на том, чтобы в украинском законодательстве появилась норма, согласно которой депутаты и должностные лица страны должны будут пройти психиатрическую и наркологическую экспертизу. Мне очень грустно смотреть, в том числе по телевидению, как некоторые депутаты шморгают носом так, как мы это можем увидеть у хронических кокаинщиков. Это стыд для страны иметь таких людей во власти.

— Инна Германовна, мы, простой народ, интересуемся, что Вы если сегодня на завтрак?

Сейчас я вспомню… Я, простой народ, хочу Вам ответить, что я такой же простой народ, как и вы. Завтракала с дочкой бутербродами, творогом и кизиловым вареньем, сваренным этим летом. Из кизила во дворе дома, который я снимаю.

— Вы сказали: «Мы обязательно должны инвестировать в просвещение: образования, культуры и информатизации». Красиво. Вот, только откуда деньги возьмем? Займем у МВФ?

Спасибо, но, если хотите и дальше быть в долгах, как в шелках, то тогда вам нужно голосовать за искусственную косу. А если хотите жить в стране, у которой есть будущее, тогда вам придется голосовать за меня. Инвестиции в образование — это не сегодняшний мой лозунг под президентскую избирательную кампанию. Я всю свою жизнь сама инвестирую в образование и культуру и профинансировала много проектов в этих сферах. Я просто никогда об этом не рассказываю, потому что хорошие дела должны делаться тихо. Что касается государственной программы инвестиций в просвещение. На решение этих задач, также как на развитие реального сектора производства, любое государство может смело печатать собственную национальную валюту. Эмиссия денег для длинных инвестиций, в том числе в просвещение — это безинфляционный, правильный путь развития. Нельзя печатать деньги для направления их в потребление, потому что такие деньги, не отоваренные производством товаров и услуг, приводят к значительному повышению цен и инфляции. Что касается политики внешних займов, то она очень напоминает ситуацию, когда плохая хозяйка при пустом холодильнике и плачущих голодных детях вместо того, чтобы начать работать и что-то производить, бегает по подъезду и сшибает по рублю у соседей, совершенно не зная, как она их будет отдавать. Это безответственная политика!

— Вам не страшно было идти на этот чат, или Вы не читаете мнения посетителей сайта в статьях о Вас?

Я получаю большое удовольствие сейчас от чата, и хочу сказать комплименты и Корреспондент.net, и пользователям за умные, грамотные и интересные вопросы. Скажу честно, после того, как я бесстрашно ходила на чаты с Обозревателем, здесь теплая душистая ванная. Вообще те, кто работают в Сети, знают о моем отношении к коммуникациям в интернете. Я считаю, что та грязь, которой сегодня переполнена Сеть, это болезнь роста, или пена на бульоне, которая обязательно сойдет. И в Сети появится своя этика, эстетика и совесть.

— Вам близки европейские ценности, как политику?

Да, конечно. Я вообще могу сказать, что меня воспитывали на ценностях, которые принято называть европейскими. Для меня самое главное это человек, как высшая ценность. Кроме того, это закон, традиция, моральные и этические правила. И, конечно же, почтение к культуре, независимо от того, нравится, какой была история государства, или нет. Я очень рассчитываю на то, что моими усилиями и усилиями миллионов людей, как я, мы сделаем эти ценности ценностями для каждого украинца.

— Как Вы планируете решить свои проблемы с жильем, став гарантом?

Ну, понятно, что как президент я должна буду наступить на хвост собственному свободолюбию. Жить придется в казенном доме и, самое ужасное, при постоянном присмотре службы Госохраны. Думаю, это будет самым серьезным испытанием для моих жизненных правил. Я привыкла работать по 20 часов в сутки, отвечать за свои поступки, созидать, но я совершенно не люблю ходить с охраной и быть ограниченной в личной свободе. Но, придется признать, что это — плата за возможность созидать в Украине новые правила жизни.

— Где Лозинский?

Я сама бы с удовольствием нашла бы его. Поэтому, люди, давайте мы его найдем. Если у вас есть сведения о его местонахождении, и вы верите, что я в этом вопросе бесстрашна, — пожалуйста, сообщите. Мне кажется, что он все-таки в Украине. Уж очень опасно было бы ему покидать страну. Если у вас есть доказательства, подтверждающие его местонахождение, именно доказательства, а не заявления о каких-то там развратниках-педофилах, — дайте знать. Обещаю сделать все, чтобы преступники и негодяи, которые скрываются под депутатскими званиями, были наказаны.

— Где вы любите отдыхать?

Я очень люблю остров Крит. Когда-то очень любила Крым в качестве места отдыха. Но, сегодня Крит возвращается в мою жизнь. Не бывает ничего спонтанного в жизни. Все мое детство моей любимой книгой были Легенды и мифы древней Греции. Я знала большинство древнегреческих богов и богинь. И когда я впервые приехала на Крит, то поняла, что это земля, о которой я много знаю. И, возможно, когда-то моя душа там жила в другом теле.

— Вы запретите порнографию в интернете?

Я не запрещу порнографию в интернете, но я сделаю все для того, чтобы порнография имела жесткие коды доступа. Я уже просила своих коллег и друзей разобраться, как это можно сделать технически и автоматически. Я убеждена, что порнографию запретить полностью невозможно — это не смогли сделать за миллионы лет существования цивилизации. Но нужно сделать так, чтобы порнография не выскакивала на мобильном телефоне ребенка и взрослого, и чтобы половые органы не лезли бесстыдно в жизнь сексуально не озабоченных пользователей интернета.

— Сколько стоит проезд в киевском метро?

Я в метро не езжу очень давно и не буду рассказывать, что езжу в нем. Последний раз, когда я ездила в метро, проезд стоил 50 копеек. Это было где-то год назад, до подорожания, точнее не скажу. Мне было интересно посмотреть на людей, на страну, и узнать, насколько реальная картинка соответствует картинке из СМИ. Я одела очки, косынку и мне важно было поездить, посмотреть на настоящую жизнь. Но, я сама езжу за рулем, хожу по улицам, в магазины, на базар. Думаю, этой информации достаточно, чтобы не отрываться от реальности. Спасибо за идею, обязательно проедусь еще и в троллейбусе.

— Какой марки у Вас машина?

Mercedes CLS, по которой я буду еще много лет выплачивать кредит.

— Инна Богословская смогла бы отдать свою жизнь за Родину?

Да. Только тогда, когда твердо ответила на этот вопрос, я приняла решение баллотироваться в президенты

— А кто у Вас муж?

Я нахожусь в гражданском браке, мой муж — любимый мною человек. Если будет венчание, тогда страна будет знать его в лицо.

— Вы за легализацию проституции? Ведь это уменьшит развитие СПИДа!

Очень спорный вывод… Я не считаю проституцию нормальной работой. И не являюсь сторонником ее легализации.

— Сколько стоит аренда Вашего жилья?

Позвольте воздержаться от ответа на этот вопрос. Скажем так: меньше 4 тысяч долларов.

— При финансировании кампании за счет друзей и единомышленников, какие обязательства перед ними вы на себя берете? Не является ли это очередным кумовством?

Мои друзья и единомышленники, а также те, кто сейчас присоединяются к нам — это те, кого можно охарактеризовать как selfmade, то есть люди, которые сделали себя сами. Нас объединяет отношение к Украине как к стране, в которой будут жить все последующие за нами поколения, и четкое понимание того, что мы должны заплатить частью собственной жизни и комфорта, чтобы создать условия для жизни наших детей в Украине. Каждое поколение имеет свою миссию, извините за громкое слово. Поколение новой украинской элиты должно вкалывать на страну, чтобы самому состояться как самодостаточное поколение.

— Вы занимаетесь черной магией?

Нет, и считаю это очень опасным. Меня всегда все друзья называют солнышком. Я хочу светиться и очень бережно отношусь к тому свету, который дал мне Господь. Кроме того, я православная, и я верю в настоящее.

— Инна Германовна, а Вам не кажется, что за призывы совместного с Россией управления Севастополем вам положен срок?

Нет, это глупость. Кондоминиумы как способ временного управления территорией — совершенно нормальная международная практика. Вопрос совместного управления Севастополем по украинской Конституции может быть решен только на основании всенародного референдума. Поэтому, в моем предложении нет призывов к незаконному изменению территории, а есть четкое знание проблемы для получения Украиной гарантий безопасности.

— Инна Германовна, не хотите ли Вы начать восхождение на государственный олимп, например, с поста мэра нашего города — Харькова?

Спасибо большое. Мэром города Харькова, спасибо за поддержку, я могла бы стать много лет назад. Сегодня я уверена, что Харьков должен дать Украине нового президента. Если разложить, что такое харьковский президент для Украины, то это: человек, твердо знающий, что такое наука, высокотехнологическое производство, ядерная и термоядерная энергия, генная инженерия, физика низких температур, а также высокий уровень культуры и образования. Харьковский президент, это можно, конечно, в кавычках, для Украины — это новый прогрессивный и современный стиль управления для страны.

— Инна Германовна, кого из мировых лидеров вы считаете идеальным президентом для Украины?

Никто из мировых лидеров не может быть идеальным президентом для Украины, поскольку, во-первых, чтобы быть таковым, нужно здесь родиться и знать что такое Украина по-настоящему. Во-вторых, крайне опасным и не продуктивным является применение к определенной стране калек и матриц, снятых с других стран. Я уверена, что я смогу стать украинским президентом, который вместе с обществом реализует модель государственного устройства и управления.

Спасибо большое всем, кто помог провести чат. Спасибо всем, кто нас видел, смотрел и слушал. Я обещаю на все вопросы ответить в течение недели и выложить ответы на Корреспондент.net или на своем личном сайте. Я хочу обратиться ко всем, кто был сегодня вместе с нами. Ребята, коллеги, дорогие друзья! Сегодня у нас появился реальный шанс впервые за 18 лет во время выборов сделать выбор. У нас есть право реального выбора между старым и новым, между враньем и правдой, между мужчиной и женщиной, между искусственным и настоящим. Помню в детстве, когда я требовала от отца возможность выбирать, он мне говорил: «Доця, самое сложное — это научиться делать выбор, труднее всего научиться самостоятельно выбирать». Сейчас мы сможем убедиться: мы повзрослели как страна или нет. Поскольку Украине исполнилось 18 лет, мне кажется, мы сможем. Мы выберем шанс на развитие, выберем нового кандидата смело и ответственно. Я сделаю все, чтобы вы имели этот выбор. Будьте сильными и радостными, ведь главное в нашей жизни — это радость, просто дорога к радости усеяна неприятностями. Спасибо всем!

Корреспондент.net

Реклама Google

Рейки в переводе с японского ?? означает «божественная энергия» и является уникальной энергетической практикой познания, исцеления и духовного роста