Инна Богословская: Во фракции Партии регионов людей, которые не поддерживают идею объединения с БЮТ, приблизительно половина

УвеличитьНе сегодня-завтра Партия регионов, как пообещал на днях Виктор Янукович, обнародует официальную позицию касательно недавнего демарша Инны Богословской, решившей покинуть лагерь «сине-белых» и баллотироваться на грядущих президентских выборах. Если ранее, синонимом партийных бурь была «Наша Украина», то теперь внутренним штормам подвергся и партийный корабль ПР. Вот лишь один пример: из первой пятерки избирательного списка на последних парламентских выборах в Регионах остались только два человека — Виктор Янукович и Нестор Шуфрич. Сначала ушла Раиса Богатырева, затем Тарас Черновил и вот теперь — Инна Богословская.

Безусловно, с уходом Богословской, ПР потеряет, прежде всего, профессионального спикера (а с ними в Партии регионов, несмотря на то, что это самая крупная фракция в Раде — острый дефицит) и верного «адвоката» партии в медиа- пространстве. Но Инна Германовна уверяет: хоть в ближайшее время у нее и запланирована встреча с Виктором Януковичем, назад в Партию регионов она не вернется. В целом, несмотря на уход, об экс-премьере Инна Богословская говорит с нотками пафоса, дескать, Януковича можно любить, а можно не любить, но то, что он — политик и государственный деятель, не признать невозможно. Однако, по словам бывшей регионалки, ныне лидер ПР стал заложником ситуации: кризис больно ударил по бизнесу, а представители крупного капитала в «сине-белом» партийном хоре играют далеко-далеко не последнюю скрипку и настаивают на союзе с БЮТ, именуемом в народе «ширкой».

Офис госпожи Богословской расположен на столичной Шелковичной — буквально в двух минутах ходьбы от Верховной Рады. В приемной Инны Германовны — как в пчелином ульи: офисные сотрудники отбивают атаки бесконечных телефонных звонков, охранник у входа встречает — провожает посетителей (многие из них до боли напоминают политтехнологов). «Как вам картина?» — обращается к корреспонденту «Дня» пресс-секретарь Богословской — Валентин. Картина представляет собой прямоугольник с хаотичными разводами ярко розового и фиолетового тонов. «Агрессивные цвета», — ответила я и подумала в этот момент о наступательной агрессии, которая является несменной спутницей Инны Богословской во время всевозможных политических ток-шоу. Но у человека, похоже, как и у медали, есть две стороны. Богословская «из телевизора» кардинально отличается от «офисной» Богословской — улыбающейся, излучающей исключительно положительные эмоции. Какой из этих образов выдуманный, а какой настоящий?…

— Виктор Янукович, назвав вас амбиционной женщиной, отметил, что уже на текущей неделе будет дана партийная оценка вашему решению выйти из Партии регионов и желанию баллотироваться на пост президента. Как вы считаете, какой будет эта оценка представителей ПР?

— Я очень надеюсь, что это будет глубокое и серьезное обсуждение ситуации в партии, которое и приводит к выходам людей. Одной из моих задач как раз и было желание так или иначе стимулировать партию начать такую дискуссию, поскольку будет очень жалко, если такой политический проект рухнет. У людей, к сожалению, не хватает смелости говорить о проблемах вслух и принимать необходимые для их разрешения решения.

Общалась ли я после своего заявления о выходе из Партии регионов, с партийцами и лидером ПР? Лидеру Партии регионов я написала личное конфиденциальное письмо, затем мы переговорили по телефону и договорились о встрече, которая состоится в ближайшее время. Кроме того, я разговаривала со многими членами партии. Они и звонили мне, и приезжали. Много раз на протяжении последнего времени я поднимала дискуссии о возникших проблемах, поэтому все, что можно было сделать внутри партии с тем, чтобы она была более активна, результативна и эффективна, мне кажется, я сделала. Поэтому у людей нет обиды. Да, есть удивление, поскольку считалось, что мое положение в партии является достаточной гарантией того, что я не приму решения о выходе. Хотя за время пребывания в парламенте я дважды была готова сложить мандат. И я очень рада, что дважды мои коллеги меня услышали, и партия не проголосовала за те решения, которые были бы не правильными.

— Можете конкретизировать, что именно за решения это были?

— Не хочу. Скажу лишь, что это были коррупционные законы, подготовленные группой депутатов от БЮТ и Партии регионов.

— Несмотря на то, что медиа-пространство страны «горит» информацией о тайных переговорах лидеров БЮТ и ПР, Виктор Янукович, еще неделю назад заявлявший в интервью «Интеру», что диалог с «сердечными» не прекращался, нынче уверяет — переговоры остановлены. Как вы считаете, о чем свидетельствует данное заявление Виктора Федоровича?

Увеличить— Здесь есть два аспекта. Первое. Я очень рада, что есть заявление, дающее нам надежду, что не будет сговора. Второй момент менее оптимистичный. Если в интервью «Интеру» Виктор Федорович говорил о переговорах, в основе которых лежит изменение Конституции, то теперь он говорит о переговорах по созданию коалиции, а это разные вещи. Изменить Конституцию можно и без создания коалиции. Поэтому, думаю, можно ожидать самого разного развития дальнейших событий.

— Лидеру Партии регионов, заметьте, просто хронически не везет с женщинами. Сначала Богатырева, затем Кужель, теперь вы…

— Не знаю, как это объяснить, ответа на эту ремарку у меня нет. Могу лишь сказать, что у меня отличные отношения с Виктором Федоровичем, мне всегда удавалось находить с ним общий язык. Он меня пригласил в партию, и я никогда не принадлежала ни к каким группам внутри Регионов. Однако я считаю, что он сейчас как лидер — несвободен, и, к огромному сожалению, влияние на принятие решений двух бизнес групп (очевидно, имеется в виду так называемая группа Ахметова — Колесникова, с одной стороны, и Левочкина — Бойко, с другой .— Прим. авт.) стало слишком большим. Такого не может и не должно быть в партии. Это вредно для страны и это значит, что на этих президентских выборах ни один претендент не имеет права идти на выборы под партийными флагами.

— Как вы оцениваете позиционный кульбит спикера Литвина, который ранее вероятный союз БЮТ и Партии регионов называл сговором, узурпацией власти, а сегодня убеждает, что такой альянс — спасение для страны.

— К огромному сожалению, вместе с заявлением о поддержке союза БЮТ и ПР ,для меня политик Литвин окончательно потерял авторитет. Свидетельством того, что Литвин участвует в переговорах, является поданный им проект постановления, предусматривающий сокращение срока президентской кампании с 120-ти до 90 дней. Таким образом Литвин от своего имени предлагает получить осенью дополнительный месяц для второго голосования по изменениям в Конституцию. Совершенно очевидно, что легко заблокировать работу парламента и не дать ему работать в течение двух недель. Вот, собственно, этим проектом постановления Литвин продемонстрировал, что он вошел в переговоры.

Таким образом, политическая конъюнктура уже перевалила из количества в качество, начиная с поведения Литвина в 2004-м году (и неконституционное решение Верховной Рады о третьем туре выборов президента, которое никогда бы не было принято без него) и заканчивая нынешним вилянием. Этим проектом постановления, по крайне мере для меня, в истории Литвина, как политика первого звена, поставлена точка. Он конъюнктурен, он зависим, он несамостоятелен.

— Вы заявили о том, что если БЮТ и Партия регионов попытаются реализовать сценарий по внесению изменений в Конституцию, вы не позволите работать этому парламенту. Каким именно образом — не позволите?

— Уже сегодня могу сказать, что если я обращусь с призывом к людям поддержать меня в правильном деле, то в Киеве будет порядка 60 тысяч человек. Я четко и смело сейчас говорю: если будет сговор, то на любую сессию Верховной Рады (очередную или внеочередную, которую могут попытаться созвать для голосования по Конституции второго этапа) я обращусь с призывом к людям. Этим людям не надо будет платить — они станут и не позволят, чтобы страну поделили между десятью семьями. Я человек очень решительный и ответственный, а о том, что я умею работать с большим количеством людей, наверное, в Украине уже никому рассказывать не нужно.

— Очевидно, что и в БЮТ, и в Партии регионов есть люди, которые по разным причинам выступают против союза своих политических сил. Вы можете сказать, сколько таких людей есть в ПР? Может ли, скажем, до осени, в двух командах собраться своего рода критическая масса противников альянса БЮТ+ПР, которая полностью заблокирует, в том числе разрабатываемый ныне, сценарий по внесению изменений в Основной Закон страны?

— Во фракции Партии регионов людей, которые не поддерживают идею объединения с БЮТ приблизительно половина. И я вам могу сказать, что именно по этой причине сегодня и объявлен формат возможной коалиции не на двоих — ПР+БЮТ. На протяжении последних недель, Томенко говорит, дескать, коалиция с Регионами — это не то, а вот если в ней будут Литвин, «Наша Украина» — это другое, и такой формат нам подходит. О чем это свидетельствует? О том, что в БЮт и ПР нет 300 голосов — и это подтверждает мое убеждение, что большинство депутатов не хотят подобного раздела.

А вот по одному или по несколько голосов «надергать» из других фракций —для того, чтобы получить стабильное большинство, наверное, реально. Но я хочу сказать, что позор, которым умоются люди, согласившиеся на этот сговор, приведет к тому, что их детям будет стыдно говорить о том, кто их папа или мама. Поэтому мне кажется, что точка морального выбора, которая сейчас будет решающей для всех депутатов, не позволит все-таки реализовать сценарий сговора.

— Кстати говоря, большинство украинцев (а именно 80%, о чем свидетельствуют результаты опроса, проведенного ЦСИ «София») негативно относятся к идее избрания президента парламентом. Помимо этого, 56,1% наших соотечественников считает недопустимым союз БЮТ и ПР. Несмотря на это, переговоры продолжаются, причем — под покровом ночи и, как правило, в режиме совершенной секретности. Выходит, и Тимошенко, и Януковича не пугает общественное недовольствие, как вы считаете?

— В том то и дело, что те, кому я сейчас говорю: «Ребята, страна поднимется дыбом и вас просто снесет!«— мне отвечают: «Ты, о какой стране рассказываешь? В какой другой стране сейчас на улицах было бы пусто в условиях такого кризиса? Какой другой народ до сих пор верил бы этому вранью, которое льется с экранов телевизоров каждый день? Какой народ будет столько терпеть?». Но мне кажется, так думают те, кто плохо знает украинскую историю. Именно здесь прародина анархизма, и не дай Бог, чтобы проявились анархические движения, отрицающие любую власть. Лучше все-таки оставаться в рамках конституционного поля.

— Виктор Янукович назвал провокацией возбуждение СБУ уголовного дела о Голодоморе 1932—1933 годов. Согласны ли вы с такой оценкой и, отталкиваясь от этого, можно ли назвать Партию регионов — партией, которая стоит на четкой проукраинской платформе и отстаивает проукраинские позиции?

— Я вам четко и с огромнейшей степенью гарантии говорю, что Партия регионов ( при том, что я из нее ушла и возвращаться не буду) на 100% является проукраинской партией. И этому есть объяснение. Регионалы представляют индустриальный сегмент экономики. Индустриальная экономика, индустриальный бизнес в любой стране максимально национален, потому что завод не возьмешь в карман и не вывезешь за границу. Завод — это огромнейшая социальная ответственность за большое число работающих и членов их семей.

Если посмотреть историю с момента возникновения промышленного капитала в любом обществе (а украинское в этом смысле не является исключением), то очевидно, что всегда представители капитала являются национальными и настроенными очень патриотично, если речь идет не об идеологическом, а о прагматическом патриотизме.

Что же касается непосредственно отношения к Голодомору, то это вопрос совершенно другого характера. К огромному сожалению, в этой теме смешаны настоящие, истинные побуждения и политическая спекуляция. С прискорбием могу сказать, что возбуждение этой темы сейчас командой Ющенко, я расцениваю исключительно как технологический ход для закрепления за ним радикального националистического электората. С практической точки зрения этот ход ничего не дает. Это чистый пиар для закрепления определенного электорального сегмента за Ющенко, который, как мы знаем, не покинул идею баллотироваться на новый президентский срок.

— С учетом, мягко говоря, переменчивой политической погоды в Украине, как вы считаете, парламенту нынешнего созыва приказано долго жить?

— Честно вам скажу: этот парламент не имеет права на жизнь, и он уже это доказал. Вместе с тем, надо сказать о том, что любой другой парламент, избранный по системе закрытых партийных списков будет таким же.

Жесткая рука в бархатной перчатке. Я думаю, это то, что станет моим лозунгом, и то, что нужно сейчас делать. Мы должны, наконец, прекратить манипулировать 46 миллионами. Не могут, скажем, 400 парламентариев, а если уж совсем честно — то десять партийных лидеров, манипулировать 46-ми миллионами граждан. Поэтому изменение парламентской избирательной системы — это задача номер один. Не захотят сами? Значит, будем это делать через референдум. Именно в этом и состоит вызов на нынешних президентских выборах. Тот президент, который получит доверие народа, должен будет жестко, но демократично и конституционно добиться изменения избирательной системы и внедрить выборы по открытым спискам. В противном случае мы никогда не выйдем из этого порочного круга, когда идет картелизация политики. Картельные сговоры в политике — это недопустимые вещи.

Увеличить— Помнится, вы, как лидер «Вече», отправляли программу развития страны и Януковичу, и Ющенко. Отреагировал только лидер ПР. И что из вашей программы удалось реализовать за эти годы?

— После того, как «Вече» проиграло Верховный Суд (я не могу сказать, что мы проиграли выборы, мы их выиграли, а вот ВСУ — проиграли) мы действительно собрали политсовет и разослали программу с письмами во все органы власти. Янукович тогда был премьер-министром. Мы не получили ответов ни от кого, кроме Януковича, из приемной которого тут же поступил звонок и меня пригласили на встречу. Тогда он сказал: «У тебя есть программа и перед нами стоит главная задача разработки стратегии развития страны». У него реально горели глаза. Я его впервые в таком состоянии видела, он тогда меня очень обаял, потому что он хотел, он мечтал увидеть Украину восточноевропейским экономическим чудом.

— А сейчас не хочет, не может или просто устал?

— Устал… Кроме того, команда другая создалась, да и кризис очень больно ударил. Если говорить о пропорциях, то от кризиса больше всего пострадали олигархи. Это их ввело в глубокую депрессию, и сегодня, в связи с тем, что бизнес и политика у нас не разделены, все худшие тенденции в бизнесе влияют на принятие политических решений. Янукович в этой ситуации оказался крайне зависим от партийных бизнес-групп. А он ведь политик, реальный политик. Его можно любить, не любить, уважать, не уважать, но не признать то, что он на самом деле политик и на самом деле — государственный деятель, невозможно. Однако в условиях, когда бизнес-группы сильно пострадали и находятся, прежде всего, в зоне решения собственных, конъюнктурных задач, политика Партии регионов стала чрезмерно зависеть от решения бизнес проблем.

Знаете, я была очень рада, и, можно сказать, в этой части, была счастлива, когда в программе Партии регионов появился пункт о государственном нейтралитете. Я считаю, что это очень важно, когда такие крупные партии становятся идеологическими носителями (а это идеологическая идея, это идея «Вече»— это идея моя, как гражданина). Убеждена, что на ближайшие 2 0 лет — это правильный путь для Украины. За 20 лет сформируются новые системы безопасности, и в их формировании мы должны принять самое активное участие. Но сейчас, чтобы сосредоточиться на внутренних украинских делах (построить, в конце концов, дороги, вымыть туалеты, построить национальную экономику, начать производить что-то, а не быть торговой площадкой по продаже чужих товаров), крайне необходимо успокоить внешний вектор. Для этого нам нужен нейтралитет. Естественно, с гарантиями безопасности от стран — подписантов Будапештского меморандума, а это, как известно, США, Великобритания и Россия. Если мы от них получаем гарантии безопасности, плюс Совбез ООН признает наш нейтральный статус, мы можем быть абсолютно спокойны за безопасность военную и должны заняться безопасностью экономической. Для этого нужно отстраивать страну.

— Еженедельник «Комментарии», ссылаясь на свои источники, сообщил следующее, что одним из главных игроков будущих президентских выборов может стать бизнесмен Виктор Пинчук. «Существует вероятность того, что зять экс-президента Украины Леонида Кучмы будет координировать кампании трех самых раскрученных технических кандидатов президентской кампании-2010 — Инны Богословской, Сергея Тигипко и Арсения Яценюка». Как стало известно изданию, господин Пинчук уже проводит совместные встречи некоторых кандидатов из этой тройки. Прокомментируйте.

— Конечно же, это не правда. Виктор — мой друг. В последнее время мы, к сожалению, с ним значительно меньше встречались. Недавно мы с ним разговаривали, но мы не говорили ни о каком финансировании избирательной кампании. Мы говорили о том, какие сейчас стоят вызовы. Вообще, я убеждена, что сейчас ни один олигарх не потянет полноценное финансирование нескольких проектов. Могу рассказать, как я вижу финансирование со стороны олигархов своей избирательной кампании. Я знакома с ними всеми, с кем-то больше, с кем-то меньше, с кем-то дружу, с кем-то когда-то враждовала и говорила, дескать, я тебе руки никогда не подам. Но время все меняет. Почему? Потому что сегодня становится понятно, что никто в одиночку не вытянет эту ситуацию, и ни одна партия самостоятельно не сможет вывести страну из этого общественно- политико-экономического кризиса. Поэтому объединения усилий, ресурсов, в том числе и денег возможно только лишь в одном случае, если будет четкое понимание, какой образ страны мы видим и принимаем, какие институциональные правила и гарантии будут действовать с момента избрания нового президента. Именно поэтому я говорю о том, что ни один президент, ни один политик, зависимый от конкретной политической силы или от конкретной бизнес-группы не имеет права победить на будущих выборах, и не победит. Потому что это поле, которое не решает в целом задачи общенационального выигрыша. Объединение, условно говоря, ресурсов олигархов я вижу в одном случае: если все они в равной мере будут понимать, что взнос их компаний будет объективный, официальный, реальный и одинаковый для всех. Почему так? Чтобы никто из них не имел подозрения, что я, как президент, буду обслуживать интересы той или иной бизнес-группы, это, во-первых. Во вторых, чтобы они четко понимали, что Богословская — это гарантии неприкосновенности собственности, работы правоохранительной системы в рамках закона, максимальное продвижение украинских транснациональных компаний на международных рынках, преференции национальному производителю и национальному инвестору в случае приватизации. Они должны понимать, что в этом поле я пожимаю руку каждому из них, и интересы каждого из них будут защищены, потому что они совпадают с общенациональными интересами.

Хочу еще раз подчеркнуть, что информации о том, что мою избирательную кампанию будет финансировать Виктор Пинчук, не соответствует действительности. Кстати, в СМИ пишут также о том, что и Фирташ будет финансировать сразу несколько проектов. С Фирташем я всего один раз общалась, а второй раз мы встретились в одном телеэфире. А вообще… убеждена, что финансовое положение этой структуры, после того, что с ним сделала Тимошенко, точно не такое, чтобы говорить об одновременном финансировании кампании сразу нескольких кандидатов.

Я, как и 80% украинцев устала от этой «каши». Знаете, когда грязно в доме, сколько бы ты не говорил о том, что должна быть чистота, толку не будет. Вставай, надевай штаны, футболку, есть перчатки — надевай перчатки, нет — голыми ручками принимайся за уборку…

— Вы возглавляли следственную «газовую» комиссию в Верховной Раде. Сейчас данный вопрос актуализировался еще как! Эксперты и политики двух стран спорят о схемах расчетов, закачке газа, вероятных авансовых платежах и так далее. Ваше мнение.

—В заключении ВСК мы говорили, что все эти риски будут и уже сейчас они на лицо. Комиссия, несмотря на то, что было дикое противостояние власти, нам не давали документов, на 50-ти страницах заключения сделала выводы, под которыми я могу сейчас повторно подписаться. Это было профессиональное, никаким образом политически не заангажированное решение. И все, что сейчас происходит на газовом рынке, еще раз подтверждает, что выводы комиссии были абсолютно правильными. Мы предупреждали, что там заложен кризис платежей, мы предупреждали, что там неправильно рассчитаны балансы газа и так далее. Но эти рекомендации нынешней власти не нужны.

— Как вы считаете, по итогам грядущих президентских выборов, можно будет говорить о перезагрузке системы власт — или все-таки произойдет смена фамилий?

— Я вам отвечу очень четко. Сейчас у меня есть ясное виденье этого всего. Если волна новых политиков сможет доказать, что два украинца — это не три гетмана, если в ходе этой кампании мы сможем договориться о том, кто и в каком сегменте власти будет наиболее эффективен, и если мы сосредоточим усилия на победе наиболее рейтинговых кандидатов, думаю, можно с уверенностью говорить о перезагрузке.

— То есть если, скажем, у Яценюка рейтинг выше, вы поддержите Арсения Петровича?

— Конечно. Хотя… если мы сейчас об этом будем говорить, наверняка в интернете снова напишут, дескать, Богословская — это технический кандидат Яценюка, а это, поверьте, абсолютная неправда.

 

Наталия РОМАШОВА

Газета “День” №91, вторник, 2 июня 2009